Эта музыка будет вечной...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Памятник.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Не было сил искать нужную тему, чтобы всё потом потерялось в просторах бесконечного.
________________________________________________________________________________________________________________
История еще одного памятника Илье Кормильцеву.
В письмах, чатах и телефонных звонках.

Константин Преображенский (nautilus.ru)

В моей жизни многие небытовые проблемы начинались с утреннего звонка Ильи Кормильцева.
«..ять», - кричал он в трубку голосом обиженного ребенка, которому не дали чупу-чупс, и приходилось куда-то ехать, лететь, договариваться, получать пиздюлей и награды.

Илья не очень благополучно передал эту эстафету Саше Коротичу, с которым я счастливо мучаюсь до сих пор, дай ему Бог здоровья.

Итак 31 марта 2009 г. утром раздался телефонный звонок, и голос с до икоты занакомыми инонациями произнес «...! Я уже не знаю что с этим делать!».

Это, конечно, был Коротич, который плакал и матерился, поскольку первоначально впал в ступор после переписки с вдовой Ильи – Алесей Маньковской.

Я, как мог, успокоил друга и написал Коротичу мирное письмо: «Чтобы понять, что происходит, без бюрократии здесь не обойтись.
Заполни в этой таблице, что тебе известно, дополни, если я чего забыл, и перешли Алесе с тем же уведомлением.
Далее будут работать координаторы (т.е. без тебя).»

В тот момент ситуация с московским памятником Илье была совсем скучной: Алеся Маньковская постоянно находилась в Лондоне, основные родственники проживают в Екатеринбурге, а все работы и проплаты надо производить в Москве. Леся писала письма из Лондона латиницей, т.к. у нее не было русских букв на клавиатуре, и перевод писем, особенно фамилий, напоминал игру в сильно испорченный телефон. Т.е логистика процесса была крайне запутанной, вроде бы все и не против, что надо делать памятник, но как?

Письмо мое выглядело совершенно казенно и гнусно, однако иного пути я не видел, поскольку разговор мгновенно переходил на личности и какие-то пересчеты рублей в евродоллары и обратно.

Мероприятия по установке памятника.

Мероприятие
Автор (ответственный)
Координаты  для связи
Сроки
Цена

1
Эскиз
Коротич Александр
8-916-****
готов

2
Арх. проект

3
Изготовление  в камне

4
Изготовление  очков (ковка)

5
Сборка памятника

6
Перевозка памятника

7
Монтаж памятника

8
Выбор плитки

9
Укладка плитки

10
Открытие

Источники фининансирования.

***

Таб.1. С чего реально все начиналось.

Тут я впервые услыхал знакомый ехидный смешок у себя за спиной. Дело, как позже выяснилось, происходило 1 апреля 2009 г.

В ответ получил законную оплеуху от Маньковской (здесь и далее орфография и шрифт писем сохранены):

Kostia, ia chego-to ne ponimau....

izveni pozalusta, no ti ne mog bi ob'iasnis zachem eto?

Dlia kakix zelei? komu eto nuzno? pered kem neobxodimo otchitivatsia?

V kakie arxivi eto burokrratia poidet?

Ia ne ochen ponimau zel etoi bumagi.

А я всего-навсего пытался понять, с какой точки мы начинаем работать, и накропал такой ответ:

«Привет Леся!
Просто прошло уже 2 года, вроде есть и средства, и люди, и желание, а памятника на могиле все нет.
Парадокс: мы уже самостоятельно поставили памятную скамейку в Лондоне, а в Москве никак не можем разобраться.
Поэтому, понимая что тебе очень сложно руководить работами из Лондона, мы решили чем-то помочь, хотя бы организационно.
Для этого нужно понять, что и как происходит. Ни у меня, ни у Коротича нет достаточной информации, чтобы завершить зависшее дело.
Более того, есть люди (см. таблицу), которые готовы и могут действовать эффективней меня и Коротича.
Самое простое, по моему управленческому опыту, написать план в виде таблицы, и отмечать выполненные пункты.
Когда все пункты будут выполнены - памятник появится на своем месте.
План нужен не для архива, а для нас самих.
Поэтому я прошу, заполни те пункты таблицы, которые тебе известны, и отдельно напиши инструкции, что кому передать, с кем переговорить и т.п.
Тогда мы сможем распределить работы, спрогнозировать какие-то сроки, и понять, чего не хватает.
Хотя неволи в этом никакой нет, поступай, как тебе кажется правильным.
Вполне можешь взять этот план и действовать самостоятельно.
Плюсы наличия плана в его инвариатнтности по отнотношению к личным симпатиям и антипатиям.
Есть необходимые работы, есть конкретные исполнители, есть деньги, есть план, как это все объединить.
Действуй.»

Слава Богу, разум возобладал, Леся сообщила все контакты, и мы все-таки приступили к работам.

Из собранных на мемориальном концерте Сакмаровым денег заплатили аванс за изготовление памятника, но тут опять возникли творческие метания по поводу надписи на камне:

Велеречивый Коротич талдычил про «Золотой дирижабль»

«это наша дорога
сгорает у нас за спиной
сколько нужно ей дней
чтоб совсем до конца догореть?
золотой дирижабль
в ожиданьи висит надо мной
я еще не хочу умирать
я уже не боюсь умереть»

Леся рыдала из Лондона:

V kachestve epitafii ia planiruu pomestit otrivok iz Il'usinogo poslednego stixitvoreniia.

Mir - eto bolniza dlia angeloz,
kotorie razuchilis letat ili pozabili dorogu na nebo...

Mne ochen zal, no Zolotoi dirizabl nikogda ne bil Il'usinim lubimim stixotvoreniem.
Da, ia sprasivala, poetomu znau naverniaka.

Мне же живо вспомнились давние сетования Кормильцева по поводу использования его строчек в контрафактной рекламе какого-то очередного энерджайзера, и я написал открытое письмо:

«По надписи.
Илья был, конечно, мужчина желчный, но не депрессивный.

Mir - eto bolniza dlia angeloz,
kotorie razuchilis letat ili pozabili dorogu na nebo...

в этих строках есть усталость и разочарование, возможно, вызванные болезнью, которые плохо вяжутся с принципиальным нонконформизмом Ильи.
Жанр эпитафии все-таки ближе к завещанию потомкам, чем к приговору и сведению счетов.
Нам ближе были бы следующие строки:
"Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки".
В них есть весь Кормильцев: и "ЭТА музыка" и просто музыка, которую он любил, и вечность, на которую он наработал, и личная подъебка Демиурга к вечности "если Я заменю". Можно даже не писать имя автора, само

всплывет из подсознания.
Решать, конечно, тебе. Думай.»

Ответом я горжусь:

«

eto prosto i genialno. kak izvestno vsio genialnoe prosto.

Bog moi! kak ze eto srazu ne prislo v golovu!

Ti znaes, vi absolutno pravi - pri etix slovax voznikaet obraz veselogo, ulibauschegosia Il'i s sigaretoi.

Davaite ego takim i budem pomnit.

eta muzika budet vechnoi...»

В этот момент к нашему косолапому трио подключился главный «энерджайзер» - Галя Порохня и дело закрутилось с невиданной быстротой, она куда-то звонила, ездила, передавала бумаги, деньги, и на вопрос «а ...?» тут же отвечала: уже сделано.

Коротич на радостях куда-то свалил, я почил на лаврах, но наш покойный друг опять прикурил фитилек и вставил его по самые не балуйся: по московскому закону на кладбище абы кто абы чего не поставит, на это нужно разрешение чуть ли не от самого усопшего. У нас же все по-нашему: хозяин усоп, хозяйка – гражданка Белоруссии, сидит в Лондоне, остальные родственники в Екатеринбурге, мы – хрены с горы. И в этот

момент у Маньковской где-то зависает паспорт, т.е. мы ни ее, ни тушку, ни чучело, ни даже доверенность предоставить в администрацию кладбища не можем.

«Шеф, все пропало, клиент убег, завтра сымут гипс»,- вопли папановского Лелика отдыхают перед московско-екатеринбургско-минско-лондонскими рыданиями. Утопии юридических фантазий были достойны пожеланий нынешнего президента. Выданная генеральная доверенность закончилась именно в день, когда про нее вспомнили.

Параллельно кончились деньги, и на робкий Галин клич, что надо бы еще добавить, энтузиазма взносов не

последовало, а Леся, впав в депрессию, опять стала пересчитывать все в евродоллары и обратно и потребовала аудита понесенных расходов и наказания виновных.

Поскольку Коротич в тот момент только сочувствовал процессу и отсиживался где-то в кустах, крайними оказались мы с Галей Порохней. Я честно послал все в жопу вместе с Кормильцевым, его друзьями, родными и близкими и, как нормальный русский человек, уехал на 9-е Мая в Берлин брать Рейхстаг, но Галя проявила невиданную стойкость и выдержку, в результате чего родилось следующее строгое письмо:

«Деньги Сакмарова целиком поидут на памятник, со скульптором есть договоренность о поэтапной оплате, ей мы и следуем.
Теперь по делу.
1.Подтверди Калманович наши полномочия (т.е. мой, Гали и Коротича), нам будут нужны от нее документы на могилу.
2.В москве в 2007 году вышло распоряжение (по москве и московской области), по которому никакие работы по установке памятника не ведутся, пока тот, на кого документы на могилу, не приходит в администрацию.
Администрация сверила документы на могилу и паспорт пришедшего, и дала разрешение на монтаж памятника
Если хозяин могилы не пришёл, то нужно, чтобы пришёл человек с доверенностью.
Троекуровское без нотариально заверенной доверенности не разрешает производство работ
Мы уточнили у тётеньки в администрации кладбища, можно ли заверять в посольстве, она сказала, да но ОБЯЗАТЕЛЬНО заверенную доверенность.
3.Узкое место сейчас уже даже не деньги, а документы, а точнее - доверенность.
4.Окончательные расчеты со скульптором после монтажа, а монтаж без документов не начнут.
Помоги нам с документами, или подумай, как мы тебе можем помочь».

Тут на арене появилась подруга Леси – Настя Калманович, девушка, судя по всему решительная, поскольку сказала, что фиг вам, а не документы на могилу, пока Маньковская не даст добро. Ситуация стала патовой: Леся - в Лондоне, я - в Берлине, Калманович - с документами, и тоже куда-то улетела.

Мы искали адвокатов с доверенностями в Е-бурге, сестру в Минске, придумывали какие-то фантастические схемы, как обойтись без них. А скульптор про наши метания не знал и в это время работал. На мой вопрос «как на вас сказался кризис?, он меланхолично ответил: на кладбище кризисов не бывает».

29 мая памятник был готов и мы втроем с Галей и Коротичем поехали куда-то в Баковку смотреть, что получилось. Нам настолько понравился памятник, что сразу по возвращению в Москву мы радостно позвонили Бутусову, и сказали что памятник готов, а деньги у нас кончились. Слава мрачно сказал, что у него тоже, но через 10 мин. перезвонил и сказал, что нашлись, и причем в Москве.

15 июня 2009 г. Alessia пишет: prisol moi pasport

17:32 zavtra v 10.30 u menia vstrecha s notariusom v posol'stve

gotovuu doverennost'ot moego imeni na tvoe imia mozno budet zabrat' v ponedelnik

17:33 i, sootvetstvenno srazu vislu - na tvoi domasni adres slat'?

После оформления бумаг в посольстве, они в Россию шли две недели, я на почту, как на работу ходил.

2 июля мы заочно охмурили Калманович, взяли у ее мужа документы на могилу, оформили все бумаги на кладбище, скульптор приступил к монтажу, а я уехал в Крым.

Несмотря на все наши старания, 23 июля 2009 г. памятник был полностью смонтирован, установлен на место, и замощен специальной плиткой.
Надпись на белой плите как-то инфернально отражается в черной, очки не гнутся под весом человека и больно бьют по темечку, когда под ними ползаешь.
В последние дни перед юбилеем я, регулярно стукаясь головой о дурацкую конструкцию очков,  заровнял швы на площадке перед памятником землей и посеял травку: кресс-салат и кинзу. Хрена не нашел.

Коротич одобрил.

Спи спокойно, Илья Валерьевич.

Победа, увы, все равно будет за ними, но жизнь всегда будет с нами.

Пока по утрам у меня будит телефонный звонок, твое дело в надежных руках.

Ох, эта музыка еще будет вечной, ...!

Спасибо всем нам, кто не забывает.

***

Окончательный вид моей таблицы:

Ответственные и координаторы.
За что
Координаты

Порохня Галина
Организация организации
****

Коротич Александр
Автор памятника. Художественно-архитектурные вопросы
****

Афанасьев Владимир Александрович

Изготовление и установка памятника
****


Преображенский Константин
Документы, переговоры, координация
****

Спасибо за моральную и материальную поддержку:

Маньковская Алеся

Семья

Белосохова Марина, Калманович Анаcтасия, Тимашова Марина

Сакмаров Олег, Максим Дмитриев, Эрик Чантурия, Слава Бутусов

Все участники мемориального концерта.

PS. Открытие памятника намечено 26 сентября 2009 года в Москве в 12.00. Троекуровское кладбище (ориентиры: Рябиновая улица, Троекуровский проезд) участок 10 "а". Нужно идти прямо по дороге от ворот вглубь кладбища, ориентир - часовня, от нее метров 70 на юг в лесополосу).

2

Ну так состоялось открытие-то?

3

Угу, вестимо =)

4

Ага, читала. Ну слава Богу, теперь перед Ильёй не стыдно.

5

Ещё языком таким живым написано.Не слёзно-лживым,каким обычно подобные мероприятия вершатся,а как-то так..По-живому.По-настоящему.По-кормильцевски.

Радует. И Слава, черезе 10 минут деньги нашедший радует.И Леська.и всё.

Klayly написал(а):

У нас же все по-нашему: хозяин усоп, хозяйка – гражданка Белоруссии, сидит в Лондоне, остальные родственники в Екатеринбурге, мы – хрены с горы

Klayly написал(а):

«..ять», - кричал он в трубку голосом обиженного ребенка, которому не дали чупу-чупс, и приходилось куда-то ехать, лететь, договариваться, получать пиздюлей и награды.

Klayly написал(а):

вопли папановского Лелика отдыхают перед московско-екатеринбургско-минско-лондонскими рыданиями.

Klayly написал(а):

Нам настолько понравился памятник, что сразу по возвращению в Москву мы радостно позвонили Бутусову, и сказали что памятник готов, а деньги у нас кончились. Слава мрачно сказал, что у него тоже, но через 10 мин. перезвонил и сказал, что нашлись, и причем в Москве.

Klayly написал(а):

Ох, эта музыка еще будет вечной, ...!

Смеялась даже. Здорово.

6

А уж "личная подъебка Демиурга к вечности" повергла просто в истерически радостное поминание.

7

так вот оно как всё...
спасибо, Ринкин!