Эта музыка будет вечной...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эта музыка будет вечной... » А в чём смысл? » Склад простыней.


Склад простыней.

Сообщений 1 страница 30 из 104

1

Вот,кусочно выложу сюда свой доклад.Сильно не бить,ибо переделывать сейчас лень,а в данном контексте всё уныло из-за тоталитарного подгона под учительские рамки.

2

Простыня номер 1.

Примечание автора: часть слов - ваши слова,так как опиралась на выводу,сделанные ранее.А в Скованных строчка про "составы вялы" - на деле имеются ввиду Состав Кпсс,состав влксм и прочие подобные составы(подсказка А.Могилевского)

Круговая порука мажет как копоть
Я беру чью-то руку, а чувствую локоть
Я ищу глаза, а чувствую взгляд
Там где выше голов находится зад
За красным восходом - розовый закат.

     В этих строчках – угасание всей идеологии СССР. Первоначально был "Коричневый закат". В одном из интервью у Бутусова, принимавшего тексты, спросили, почему слово было изменено. Ответ был следующим: "розовый закат" - это более серьезная критика в адрес партийной системы, чем коричневый, потому что розовый по отношению к красному - символически упаднический, деградирующий цвет".
В то время разбухавшей лжи в партийной среде пойти против члена партии или партийной бюрократии мог только вышестоящий партийный элемент, иначе человек просто подписывал себе приговор. Не смертный, но на трудную дальнейшую жизнь точно. В надежде найти поддержку среди окружающих нас людей, мы ищем руки помощи…Но вместо этого толкаемся локтями. "Я ищу глаза, а чувствую взгляд" – я пытаюсь прочитать в глазах, почему всё так, а не иначе, но чувствую на себе настороженный взгляд, "слежка за свободой" продолжается…

Скованные одной цепью
Связанные одной целью
Скованные одной цепью
Связанные одной...

     Таких людей, как герой данного произведения – множество, это вся несогласная с положением молодёжь. Скованные цепью цензуры, запретов и всеобъемлющей лжи.

Здесь составы вялы, а пространства огромны,
Здесь суставы смяли, чтобы сделать колонны
Одни слова для кухонь другие для улиц.
Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц,
И я держу равнение, даже целуясь

     Здесь составы вялы – несмотря на все ухищрения и попытки создать идилличное мышление, уровень жизни в стране совершенно не тянет на "процветание". Здесь суставы смяли – отображение унижения человеческой личности, превращение человека – в винтик бюрократической машины, рабский труд, всеобщее ничтожество людей…Цензура всюду, развито "стукачество" среди самых близких людей, приходится следить за своими словами, как бы ни сказать лишнего…Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц, здесь материальные ценности куда важнее ценностей духовных…

На скованных одной цепью
Связанных одной целью
Скованных одной цепью
Связанных одной целью...

Можно верить и в отсутствие веры
Можно делать и отсутствие дела
Нищие молятся, молятся на
То что их нищета гарантирована
Здесь можно играть про себя на трубе
Но как не играй все играешь отбой
И если есть те кто приходит к тебе
Найдутся и те кто придет за тобой

     В стране, где запрещена вера в Бога, люди не верят даже в себя. Нищие, беспомощные, они просят об одном – что бы ни было ещё хуже, молятся на гарантированное серое безрадостное будущее. Что ни делай, чем ни занимайся – конец предрешён заранее.
К нам приходят люди, которых мы считаем друзьями…Но возможно они пришли для                        доноса, и если это так, то скоро и "придут за тобой".                                                                                   

Также скованные одной цепью
Связанные одной целью
Скованные одной цепью
Связанные одной...

Здесь женщины ищут, но находят лишь старость
Здесь мерилом работы считают усталость
Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи
Здесь первые на последних похожи
И не меньше последних устали, быть может,

Быть скованными одной цепью
Связанными одной целью
Скованными одной цепью
Связанными одной целью...

     Женщина, святой идеал для Кормильцева, ничтожна здесь, в этой стране, в этом обществе. Олицетворение доброты, материнства, мира – что может найти она здесь? Только старость…Здесь также просматривается параллель с пацифизмом, пытавшемся развиться в СССР и тяжко подавленным машиной власти, как источник неугодного власти анархизма.
Люди работают с ненормированным рабочем днём, до смертельной усталости, но кому есть до этого дело – человек здесь – станок, сломался – на ремонт, и вновь за работу. И это уже не установка свыше – люди несут в себе эту "рабскую" программу, уже нельзя винить в этом лишь "негодяев в кабинетах из кожи". И равенство всех в этой системе, от низов до верхов, от первых до последних. И все устали быть скованными, все стремятся сбросить с себя оковы…

     Главная идея произведения передаётся поэтом и через художественно – выразительные средства. Если проследить "анатомию" стиха, то сразу же в глаза бросаются анафоры – повторы начала строк. "Я ищу", "Я беру"  - это использовано поэтом не просто так, а с глубоким смыслом – это личное местоимение, как единственное лицо в произведении, отображает одиночество, эти слова словно гулкое эхо тяжёлых шагов отдаются в каждой строчке. Многочисленный повтор слов "скованные" и "связанные" – тоже несут немалую смысловую нагрузку, впрочем, как и эпифора "цепью" и "целью". Эти слова составляют ритм стиха,  возможно проследить аллитерацию – мы слышим монотонные удары, звон цепей…С целью подчёркнуть  иллюзорность свободы использована анафора слова "Можно". Оно олицетворяет собой следующий смысл – вроде человек свободен, и ему МОЖНО практически всё, создаётся такая сладкая иллюзия... Но тут же строфа обрывается жёстким и точным высказыванием – "и если есть те, кто приходят к тебе, найдутся и те, кто придёт за тобой". Строчки поставлены так не случайно, пара успокаивающих предложений, легко читаемых, даже каких-то мягких – последовательность гласных и согласных, преобладание звуков "М", "В", "Н", "И". И тут же контраст с ритмом "Д", "Р", "Т". Во второй строфе ярко бросается в глаза слово "Здесь" – оно присутствует здесь для усиления, для акцентирования внимания читателя, что всё описанное – не выдумка поэта, что всё происходит ЗДЕСЬ и сейчас. Не менее интересны красочные метафоры произведения. "Негодяи в кабинетах из кожи" противопоставлены женщинам, находящим старость. Эта глубокая пропасть между верховным руководством и простым народом, кабинетами из кожи и рабскими цепями. Также в первоначальном варианте присутствовала метафора "За красным восходом - коричневый закат", что символизировало Октябрьскую революцию, как восход новой страны, и коричневый – фашизм, который чуть было не подвёл страну к закату. Хотя Кормильцева и не устраивали порядки в СССР, он всё-таки любил свою страну и переживал за неё.
     Герой этого произведения – человек, впервые попавший в пространство извне, впервые выбравшийся из этой системы. Он чем-то похож на подростка, познавшего сладость самостоятельности, бунта против действительности.

3

Простыня номер 2.
Если заметны ужасающие неточности,повторюсь - написано для дяденек,которые не знают автора слов гудбай америки и прочих интересных вещей.

...Действительно, в начале творческого пути Кормильцеву очень близка подростковая идеология, мышление ребёнка, который познал свободу и более не желает подчиняться.
     Наглядным тому примером может послужить прекрасный стих "Наша семья"
В нашей семье каждый делает что-то,
Но никто не знает, что же делают рядом
Такое ощущение, словно мы собираем
Машину, которая всех нас раздавит…

     Никому нет ни до кого дела, каждый делает то, что считает нужным, опять же, конфликт поколений, отцы, воспитанные на идеологическом строе, и дети, на чьих глазах рушатся эти идеологии. И их общая деятельность, установка на саморазрушение…

Наша семья – это странное нечто,
Которое вечно стоит за спиной…
Я просто хочу быть свободным и точка,
Но это означает расстаться с семьёй!

     Желание свободы, сбросить с себя оковы – здесь явно видна параллель со "Скованными одной цепью", те же оковы, у Героя нет никаких целей в жизни, типичный подросток, он  просто хочет быть свободным… Но родителей оставлять не хочется, а оставаться больше нельзя…

Кто здесь есть?
Брат, сестра, тесть!
Смотрите на меня,
Я иду поджигать!
В пижаме и с нелепым огнём
Вы выйдете впервые на проспект за углом
Хотя бы для того, чтобы взглянуть,
Как пылает наш дом…

     Кто здесь есть? Кто существует " в этой стране, вязкой как грязь"? (цитата из другого произведения Кормильцева) Люди, которые не видят и не замечают ничего. Герой пытается разбудить их от этого сна, даже такой по-детски дерзкой выходкой, как поджигание собственного дома.

Есть белая овца среди чёрных овец,
Есть белая галка среди серых ворон,
Она не лучше других, она просто даёт
Впечатление о том, что нас ждёт за углом…

     Герой произведения – ни чем не отличен от иных подростков, другой молодёжи, он "не лучше других", но Герой показывает, что это не сиюминутный бунт, что в будущем грядёт Революция умов, и двигателем этой Революции будут такие же, как он, это неотвратимое будущее…

Что с вас взять!
Сын, дочь, зять…
Смотрите на меня,
Я почти Герострат...
Со свечкой и босиком
Вы выйдете впервые на проспект за углом
Хотя бы для того, чтобы взглянуть,
Как пылает наш дом…

     Герострат поджёг храм Артемиды, чтобы попасть в историю…Герой  сравнивает себя с этим греческим героем, совершая тот же полубезумный поступок, стараясь обратить к себе если не исторический интерес, то хотя бы внимание своих близких.

В нашей семье каждый делает что-то,
Но никто не знает, что же делают рядом…
Такое ощущение, словно мы собираем
Машину, которая всех нас раздавит!
Наша семья – это странное нечто,
Которое вечно стоит за спиной…
Я просто хочу быть свободным, и точка!
Но это означает расстаться с семьёю…

     Стихотворение кольцевое, начало совпадает с концом, что символизирует вечный подростковый бунт, которому нет начала и не будет конца. Психология подросткового конфликта  - это ненависть и жалость одновременно. Герой стремится быть свободным, но не может смириться с тем, что ему придётся расстаться с семьёй. Семья – это "сладкие оковы", родные люди, не готовые принять его самостоятельность. Такой переломный момент испытывают все люди в переходном возрасте, но в этом произведении начало собственного мышления, развития Личности Героя является последствием не только
подросткового возраста, но перелома в иерархии ценностей, взглядах на жизнь. Свобода для него – нечто большее, чем просто независимость, которой так упорно добивается большинство подростков. Ради этой свободы герой готов сбросить все оковы, готов уничтожить собственный дом, как символ "семейной тюрьмы".

     Это были восьмидесятые. Это была молодость Кормильцева, его начало, становление как Личности на всю будущую жизнь. Страна тихо догнивала своё, И Кормильцев, ставший свидетелем этого, расставлял приоритеты, делал ставку на революцию, хотя была сладкая возможность смириться. Но Илья всегда был дальновидным человеком, он знал, чем закончатся эти годы. Знал, что перестройка – это только начало. Это понимали многие, и тема бунта не была исключительно кормильцевской, она была основоположной и для Кинчева, и для Цоя, но только в творчестве Кормильцева эта тема вышла за рамки бытового спора на более возвышенный уровень. Это было начало поэта – бунтаря. Впереди были девяностые – эпоха Чёрных Птиц, как её иногда поэтично называют. Эпоха саморазрушения, эпоха, в которой творил Кормильцев

Отредактировано Klayly (2008-12-31 17:16:30)

4

Простыня номер 3.

Примечание автора: Девяностые в поэтичном видении мира автора не соответствуют происходящему хронотопу описанных событий.

Вот и закончилась перестройка. Развалился всерьёз и окончательно Советский Союз, рокеры, с их революционными настроями, выполнили свою миссию. Как символ конца Эпохи Перемен – 80-х - погиб Виктор Цой, на всеобщую сцену вышла попса и фонограмма. Блестящие и мега-популярные "Наутилусы" закончили своё существование на пике успеха. Обстановка в группе была критическая, хотя группа и стремилась к возрождению. Это сильно влияло на Илью, который всегда ценил группу, всегда подчёркивал: "Я человек, который является частью коллектива, в котором происходит коллективное творчество".

     Страна, теперь уже Россия, повисла над пропастью, и никому неизвестно было, что же будет дальше. Теперь бандитизм был обыденностью, страшно было выходить на улицу. Отсутствие средств к существованию и банальный голод – вот обстановка девяностых. Казалось бы – вот она, свобода! Пал железный занавес, нет вечного "надсмотрщика", что ещё надо для свободолюбцев? Но страны как таковой больше не существовало. Социальные и моральные устои потеряли свою актуальность, из одной крайности страна перешла в другую, идиллия сменилась открытой гниющей раной реальности. Падала рождаемость, что очень точно подметил Кормильцев в своём произведении "COMEDOWN" - "Кому нужны новые дети за пару лет до конца света?"

     Группа не сдавалась, но стиль её стал совсем иным – поэтический Герой Кормильцева из бунтаря-подростка вырос в осознанного отшельника. Смотря на происходящее вокруг, Кормильцев изливал свои мысли в своих произведениях. Люди вокруг стали зверьём, думающим лишь о собственном выживании. Но такие люди, как Кормильцев, Бутусов и прочие "иные" не могли перестроиться из бунтарей восьмидесятых в накрахмаленное зверьё девяностых.

     "Рок-революция пожирала своих детей" – так скажут об этом времени после.

     В эту эпоху Чёрных Птиц, как вестников разрушения, расцвёл поэтический Гений Ильи. Самоотчуждение от окружающего болота, стремление к чему-то высшему, светлому – главная тема в этих произведениях. Взросление, одиночество – лицом этих переживаний является "Подросток" Кормильцева.

это было рано утром в мой любимый час
я искал свежий ветер на пустых мостовых
я пил воду из-под крана и жевал чёрствый хлеб
и я встретил человека - это старый сюжет

     Голодные, обременённые излишней свободой, переросшей в одиночество, подростки, бродящие по улицам в поисках хоть чего-нибудь, уже не живущие, а просто влачащие своё существование…

Я заранее знал, что он будет необычен
Я сказал ему "здравствуй", и похлопал по спине
С тайной мыслью нащупать его ангельские крылья
С тайной жаждой увидеть надпись на стене
Надпись огнём на этой стене

     Герой – подросток, тайно хранит в себе по-детски наивную надежду на светлое будущее, пусть даже на такое нереальное, как встретить Ангела на мостовой. Ангел, как символ Свободы и Покоя, светлого Счастья, оставил цепочки следов в произведениях Кормильцева эпохи девяностых.

Но он был из глины, но он был из плоти
Он сумел бы вряд ли даже пройтись по воде
Он отвел мою руку и сказал мне улыбаясь:
Ты ошибся, мальчик, я такой же, как все
Такой же, как ты такой же, как все

     Надежды поколения восьмидесятых рухнули, вместе с ненавистным Союзом, как это ни парадоксально. Вчерашние кумиры-бунтари уходили в грязный кровавый бизнес, в то время как одухотворённая молодёжь падала вниз. Люди без будущего, люди без имени, им некуда было идти дальше.

Это было рано утром в мой любимый час
Э искал свежий ветер на пустых мостовых
Я купил себе газету на последний пятак
И отправился назад по другой стороне
Шагая назад по другой стороне

     И тогда Герой возвращается, чтобы оценить свою недолгую жизнь, взглянуть на ситуацию с другой стороны. А что если не идти вслед за призрачными Кумирами, утопающими в грязи, потерявшими своё стремление к вечной Свободе и переменам? "Поиск свежего ветра" – поиск чего-то нового, прежние установки устарели, нужны новые ресурсы для самопознания.

И под звук моих шагов между каменных стен
Ситуация сама превращалась в стихи
И когда путь завершился последней строкой
Я почувствовал руку у себя на плече
Шум ангельских крыл пустота за спиной

     Герой, выбравший свой путь свободы, понимает, что теперь он – свободен. Свободен от зависимости этой самой свободы. Теперь уже в нём ищут поддержку такие же, как он.

И я кинулся назад, чтобы его отыскать
И придя назад на место, я стоял как во сне
Это случилось здесь, но наверно не со мной
Только надпись огнём на холодной стене
"такой же, как ты такой же, как все"

     Герой искал нового путеводителя, кумира, но нашёл себя. Искал Свободы взаймы, но нашёл её для себя. Взросление, самостоятельность – он искал не этого. Ища путника, который вывел бы его на Свободу, Герой понял, что найдёт её лишь самостоятельно. Люди равны, и даже Ангел – такой же, как он, такой же, как все. И его собственное будущее зависит исключительно от него самого.

5

Простыня номер 4.
Предостерегая вопрос Сашка - нет,это не Илья надиктовал мне в ушко и я не знаю,как в действительности писалось то или иное произведение.Моя задача - написать.Как фильм "Сон в красном тереме" - прекрасная легенда об яхбсте,не правда ли?

Поколение, жившее в девяностых – это то самое "потерянное поколение" молодёжи восьмидесятых. Они мало чем отличаются, но если родители "восьмидесятников" грудью стояли за Партию и идеологию, то родители "девяностников", с надеждой бросившиеся на революцию и не получившие результата, просто боятся за своих детей, боятся, что те повторят их собственные опрометчивые поступки молодости. Да, конечно обстановка наталкивала на такие мысли. Неизвестно было, что будет завтра – примером может послужить августовский трёхдневный путч  1991 года, перевернувший политическую ситуацию в стране. В девяностые годы гораздо безопаснее было не обращать на происходящее вокруг никакого внимания, чем пытаться что-либо изменить. Но разве могла бунтарская натура поэта смириться с этим? Так был написан "Паркет".

У них был паркет зеркальный как лед
Густой как смола сосны.
И младший в семье строил замки на нём,
Поджидая прихода весны.
И весна пришла, и в карманах его
Завелся различный сор:
Номера телефонов в табачной трухе
Он их прятал как опытный вор

     Герой жил беззаботно, ожидая своего времени. Время Героя поэтично названо весной, как пробуждение от смутного сна зависимости.  И время его пришло, он повзрослел, появились новые контакты, новые увлечения.

Но мать находила чутьем матерей
И мать говорила: не смей!
Она помнила, как она строила дом,
И чего это стоило ей,
Как холодом опытных женских рук
Касалась реки перемен,
Чтоб сковал ее прочный зеркальный паркет
Опора для будущих стен.

     Мать Героя, как, наверное, и всякая мать, боится перемен для своего сына. Боится, что поломается ею заботливо созданный мирок, пронизанный иллюзиями, которыми она питала его, стремясь не замечать происходящего. Не случайно паркет здесь изо льда, да и сам весь её дом тоже ледяной, такой же хрупкий, как и весь её иллюзорный мир.

А он приносил чужое тепло
И швырял его словно рюкзак
На хрупкую льдину и гладкость ее
Превращалась в грубый наждак
И вот тонкая трещина в нить толщиной
В любимом ее январе...
А он наслаждался весенним теплом
И думал о летней жаре

     Герой приносит "чужую" реальность, мысли, чуждые для устоев дома. Вот и в мир, созданный его матерью, вливается реальность. Эта трещина – трещина не только в её мирке, это трещина во взаимоотношении с сыном. Нередко семью сравнивают со стеклянным, в данном случае ледяным домом. Но Герою нет до этого дела.

А он говорил: иди сюда мать
И встань на моей стороне
И, пытаясь ее рассмешить, он играл
На трещине как на струне
Но она слишком долго лелеяла гнев
В клетке лжи томившийся зверь -
И она выходила из комнаты вон
Захлопнув с грохотом дверь

     Герой не хочет спорить со своей матерью, он совершенно не хочет разрушать свою семью. Вот параллель к произведению "Наша семья". Суть та же – родителей жалко, но оставаться больше нельзя. Так и здесь Герой не может смириться и вернуться к иллюзиям, не может перестать обращать внимание на жизнь. Но, в отличие от героя "Нашей Семьи, " он не желает рушить созданное, ему хочется показать матери, что он прав, привлечь её к себе, показать ей действительность. Играя "на трещине, как на струне" – это явная параллель с дворовым роком, столь популярным в девяностые. Но зачем это зрелой женщине со своими устоями? Конфликт отцов и детей находил своё место и в творчестве Кормильцева.

От стука дверей росла полынья
И падала прочность льда
И вот, ждавшая долго свободы и дня
На свет появилась вода,
И дом их распался, и их понесло
Чем далее тем быстрей
И даже отец, который молчал,
Оказался на льдине своей

     И вот её крохотный мир рушится из-за глобального непонимания в семье, тоже своеобразном мире. И как только разрушился их дом, семья, вся жизнь их ворвалась в бурную пылающую действительность той эпохи, как в быструю и крутую горную реку. И каждый оказался у своей точки зрения, на своей льдине, и даже отец, который не вмешивался и не участвовал в жизни семьи, как уставший человек, которому ничего не
нужно в этом мире.

И мать кричала, отчаяньем рук
Проклиная течение вод
Ты ослушался сын! впереди водопад!
Ты слышишь, как он ревет
А он, улыбаясь, пел ей в ответ
Посмотри, как красив водопад!
Он один для тебя для меня и для всех
И никто в том не виноват

     И даже в последние моменты своей жизни, в метафорическом смысле – жизни её семьи, она обвиняет во всём Героя, своего собственного сына. Герой же, не отрекаясь от своей точки зрения на мир, продолжает видеть его в собственном свете. Ведь его мир "для тебя для меня и для всех" – он истинен, а вовсе не столь иллюзорен, как видит его мать. И в том, что он не так прекрасен и чист, как ледяной стерильный мир его матери, "никто не виноват".

У них был паркет зеркальный как лед
Густой как смола сосны
И младший в семье строил замки на нем
Поджидая прихода весны
И весна пришла и с большой высоты
Сбросила хрупкость их тел
Но кто-то падал, а кто-то летел
Кто-то падал, а кто-то летел

     Подводится итог жизни Героя. Их семья распалась, мир его матери рухнул окончательно, не справившись с Новым Временем. Время Героя, его весна пришла. Но как это отразилось на хрупких, как лёд, отношениях в семье? Весна разрушила их семью, но если для его матери это было сильнейшим ударом, то для Героя это было долгожданной свободой. Кто-то падал, а кто-то летел, кому-то падение, кому-то полёт... Одно и то же время, одну и ту же эпоху Герой и его семья воспринимают по-разному – не в этом ли основной конфликт поколений?

6

Простыня номер N.

Примечание автора; красивая ложь не по месту,оставаясь ложью,всё же красива.Не судите,я знаю всё сама!

Но уже исходящей от него самого. Герой "утвердился в своей вере", вере в Революцию, что всё можно изменить, иначе страна, город, мир, Жизнь уничтожит себя сама, если это не остановить.

     Так родилось произведение "Viva la revolution!"

Я умру от тоски
Если завтра здесь всё будет так же, как было вчера.
Я хочу жечь костры,
Танцевать на осколках витрин и не спать до утра.
Мы с тобой возведём
Баррикады на каждом углу, и сразимся с врагом.
И увидит весь мир
На страницах газет наши лица, когда мы умрём.

     Вот и выросший, сформировавшийся, как личность, Герой предстаёт перед нами действительно героем. Он насмотрелся на происходящий хаос, он устал быть пассивным созерцателем, он "умрёт от тоски", если ничего не изменится. И тогда Герой решается взять на себя смелость изменить всё это. Его душа требует костров, баррикад, маршей – в этом стихотворении пишет сам Кормильцев, вся его бунтарская сущность высвечивается в этом произведении, как в линзе, кульминацией бунтарского образа. Он не одинок, у него есть Спутница, как уже писалось, женщина для Кормильцева всегда была чем-то священным, порой она служила орудием в его стихах, чудом, которое могло бы изменить мир. Вот и в этой ситуации Герой не обходится без прекрасной и такой же революционно настроенной Её. Герой просто хочет добиться поставленной цели -  однако, подобно Герою "Нашей семьи" хочет остаться в памяти людей, закрепить своё имя на устах времени – когда они умрут, весь мир запомнит их как революционеров и бунтарей.
Viva! Viva! Viva la revolution!

     А вот и сам девиз всей творческой жизни Илья Кормильцева и его поэтических героев.

Город в наших руках!
Я устал от борьбы и стрельбы, я хочу отдохнуть.
Отложи телефон!
Положи свою голову мне на пробитую грудь.
Ты меня не буди,
Я боюсь, что проснусь и узнаю, что всё это сон.
Как признанье в любви
Повторяй вслед за мной:
Viva, viva la revolution!

Viva! Viva! Viva la revolution!

     Герой добился своего, и Революции дан ход. Но погибает он одним из первых, как истинный герой. Он не руководит своими людьми сверху, не прячась за их спины – иначе он ни чем не отличается от других, ему нужен сам вкус этой свободы через собственную кровь. Смерть для него – не трагедия, он был к ней готов, что подтверждает его внутреннюю взрослость и независимость. Революция для него – это его Любовь, смысл его недолгой, но свободной жизни. И последними его словами будет девиз его Революции, и на краю жизни и смерти с ним будет две Его любви, две Его женщины – Спутница и Революция.
Это произведение, наверное, именно из-за своей революционности, долгое время оставалось неизвестным. Написанное в  середине девяностых, он было переложено на музыку группы "чужие", собственного музыкального проекта Ильи. А как говорилось ранее, вся группа и её творчество оставались глубоко "подпольными". Но уже после смерти Кормильцева, главным образом в Интернете, удалось найти одну-единственную запись этой песни, которая стала революционным гимном выросшему поколению девяностников. Людей, слышавших это произведение – сотни, что неизмеримо мало в сравнении с другими стихами. Но то, что люди ИЩУТ записи этой редчайшей песни указывает на актуальность данной темы для современной молодёжи

7

Простыня номер N+1.
Примечание: Да-да,знаю,мне уже стыдно.

Существует ещё одно произведение, о котором я бы хотела написать. Если "Viva la revolution!" – это кульминация образа Героя-бунтаря, то "Люди" – это апофеоз Героя – изгоя. Когда ревущее чувство одиночества доводит Героя до полубезумия, и на окружающих его людей он смотрит уже даже не со стороны, а извне, как на диких зверей в клетках, совершенно потеряв с ними связь. Впрочем, хотелось бы остановиться на этом подробнее.
Я боюсь младенцев, я боюсь мертвецов
Я ощупываю пальцами свое лицо
И внутри у меня холодеет от жути:
Неужели я такой же, как все эти люди?
     Приходит время – Герой повзрослел, многое пережил, многое увидел. Многое понял. Поняв всю гниль и бессмысленность самого существования таких "Живых с виду, умерших изнутри" людей, Герой понимает, что сам он – такой же, как все. Сразу всплывает "Подросток" – "такой же, как ты, такой же, как все". Но если тогда это было просто разочарование, то сейчас героя охватывает звериный страх – неужели Он, всегда отчужденный, добровольный изгой, такой же как все те, кого он всегда ненавидел и искренне жалел? Кого всегда боялся и любил – такой же, как все ЭТИ люди? Для него это самое страшное, что могло случиться.
Люди, которые живут надо мной
Люди, которые живут подо мной
Люди, которые храпят за стеной
Люди, которые лежат под землей
Я отдал бы немало за пару крыльев
Я отдал бы немало за третий глаз
За руку на которой четырнадцать пальцев
Мне нужен для дыхания другой газ
     Кто эти люди? Бессмысленное существование которых, отделённых друг от друга, изгоев, предписано заранее – жизнь, полная бессмысленного одиночества толпы, и глупая никому ненужная смерть. Но Герой совершенно не хочет отождествлять себя с ними, он отдал бы немало, чтобы быть не такими, как "все эти люди" – за Ангельские крылья, за дар предвидения, хотя бы за необычную руку – лишь бы не быть с ними. Это гораздо глубже самовыражения или стремления к  индивидуальности – если люди стремятся быть не такими как все внешне, или внутренне из-за самого стремления, то Герой стремится из-за внутреннего холодящего душу страха – не потому, что он боится смешаться с толпой, а просто боится ЭТИХ людей – ненавистных и вызывающих жалость. Он не такой, нет, он совершенно иной! Он не желает иметь с людьми ничего общего, ему даже для дыхания нужен совсем иной газ, чем ЭТИМ людям.
У них соленые слезы и резкий смех
Им никогда ничего не хватает на всех
Они любят свои лица в свежих газетах
Но на следующий день газеты тонут в клозетах
     Что же он так не воспринимает в людях? Почему они внушают ему такие противоречивые чувства? Слова Героя есть слова самого Ильи Кормильцева – люди, эгоисты по натуре, самовлюблённые и жестокие, изменчивые, им нельзя доверять. Им нельзя доверять... Но ведь это же Люди! Такие же, как он. Именно поэтому он боится – боится самой мысли о том, чтобы стать системой таких же, как они. Ведь Герой видит всю эту грязь и его малейшая причастность – даже единство происхождения – вызывает у него чувство отвращения. Он не хочет быть причастным к этой грязи.
Люди которые рожают детей
Люди которые страдают от боли
Люди которые стреляют в людей
Но при этом не могут есть пищу без соли
     Кто эти люди? Великие люди, считающие себя высшим созданием природы, дарующие жизнь новым людям, страдающие от Вселенской боли и одиночества, убивающие себе подобных, словно звери, и при этом не могущие отказать себе в малейшей слабости. Жалкие, самовлюблённые и донельзя несчастные существа…
Они отдали б немало за пару крыльев,
Они отдали б немало за третий глаз,
За руку, на которой четырнадцать пальцев
Им нужен для дыхания другой газ
     Несчастные, потому что ТАК ЖЕ, КАК И ГЕРОЙ понимающие свою безысходную жизнь. И каждый бы из них, подобно Герою, отдал бы немало, лишь бы перестать быть такими людьми…Слово "люди" здесь звучит как оскорбление, потому что в душе каждый человек, который понял бессмысленность своего существования, втайне мечтает не быть таким же, как все ЭТИ...

8

Библиография:

"Никто из ниоткуда", Илья Кормильцев, "Открытый Мир", 2006г.
Сайт группы "Наутилус Помпилиус" http://www.nautilus.ru/begin.htm
"Хэдлайнеры", Александр Кушнир, "Амфора", 2008г.
Обсуждение некоторых песен, в том числе с моим участием, проводимое на форуме, посвященном творчеству группы "Наутилус" http://naupiter2006.4bb.ru/index.php

Пост - постскриптум:
Пришлось разжёвывать одну и ту же мысль до состояния мысленной кашицы, а терзание скованных на эпифоры вызывает у павтора сойкую тошноту,и всё-таки,всё-таки,всё-таки.

9

О, спасибо! Почитаем :cool:

10

Рина,спасибо огромное) Ты здорово написала!

Klayly написал(а):

Люди, которые живут надо мной
Люди, которые живут подо мной
Люди, которые храпят за стеной
Люди, которые лежат под землей
Я отдал бы немало за пару крыльев
Я отдал бы немало за третий глаз
За руку на которой четырнадцать пальцев
Мне нужен для дыхания другой газ

Знал эти строчки уже лет в 9-ть. Гениальная точность
Малюсенькие замечания (можно пропустить=)

Klayly написал(а):

вроде человек свободен

= Казалось бы?

Klayly написал(а):

Здесь" – оно присутствует здесь для усиления,

Klayly написал(а):

основоположной

=основопологающей?

Klayly написал(а):

Развалился всерьёз иокончательно

?

11

Февраль написал(а):

=основопологающей?

ага =)

Февраль написал(а):

Казалось бы?

угу =)

Февраль написал(а):

?

усиление а-ля градация так как всерьёз и окончательно синонимами не являются =)

12

Klayly написал(а):

всерьёз

распался.А может распасться в шутку?=)
В общем  на моё ухо неубедительно звучит.
А так выбор твой=)(и он одназначно будет верным=)

Отредактировано Февраль (2008-12-31 20:25:19)

13

Февраль написал(а):

А так выбор твой=)(и он одназначно будет верным=)

:P

14

Счас защищу свои слова =)
Всерьёз и надолго как окончательно и бесповоротно - усиление,словообразованное выражение етсетера=)спорить со сдесюющим филологом не буду,себе дороже=)И вообще,

Klayly написал(а):

Не судите,я знаю всё сама!

15

Klayly написал(а):

спорить

Я тоже не буду,ибо не люблю это делать.=)

16

Klayly, шикарно!)) Молодец!))

17

Спасибо :blush:

18

Да, здорово))) Спасибо :flag:

19

Вам бы учебники по литературе сочинять.

20

Сашок написал(а):

Вам

бы зарегистрироваться чтоле? :P
С наступившим,Сашок :cool:

21

Насчет зарегистрироваться - у меня адрес заканчивается на mail.ru, поэтому и приходится оставаться у вас "бэз рэгыстрацыи". Также с наступившим вас всех.

22

Сашок написал(а):

у меня адрес заканчивается на mail.ru, поэтому и приходится оставаться у вас "бэз рэгыстрацыи".

Это не повод? ^^

23

Лень менять адрес.

24

Сашок написал(а):

Вам бы учебники по литературе сочинять.

Ох, хотела бы я учиться по таким учебникам :cool: Клэйли, здорово, ещё раз спасибо! :) С "Viva la revolution!" как-то мне раньше не довелось познакомиться, сейчас впервые прочла. Это просто стихотворение?

Да, единственное, вот тут меня реально на ржач пробрало, пардон :D

В одном из интервью у Бутусова, принимавшего тексты, спросили, почему слово было изменено. Ответ был следующим: "розовый закат" - это более серьезная критика в адрес партийной системы, чем коричневый, потому что розовый по отношению к красному - символически упаднический, деградирующий цвет".

25

Lars написал(а):

Да, единственное, вот тут меня реально на ржач пробрало, пардон

А что я могла сказать? :D

Сашок написал(а):

Лень менять адрес.

тут регяться с майлом без проблем,попробуйте=)

26

Lars написал(а):

С "Viva la revolution!" как-то мне раньше не довелось познакомиться, сейчас впервые прочла. Это просто стихотворение?

он было переложено на музыку группы "чужие"

- песня так и называется,у владимира на сайте скачать можно.

27

Lars написал(а):

В одном из интервью у Бутусова, принимавшего тексты, спросили, почему слово было изменено. Ответ был следующим: "розовый закат" - это более серьезная критика в адрес партийной системы, чем коричневый, потому что розовый по отношению к красному - символически упаднический, деградирующий цвет".

А мне как незнакомому с тонкостями НАУ было дико интересно) Ещё больше зауважал СлавГеныча: интиресуется человек тем,что поёт и ивью даёт. Обьясняет чего-то....
А то при всём уважении к таланту и харизме Бутусов вызывал у меня меня стойкие ассоциации с медузой... Такой же аморфный,ленивый и сонно-неподвижный.
Так что всё кайфово написано=)

Отредактировано Февраль (2009-01-01 20:10:22)

28

Февраль написал(а):

интиресуется человек тем,что поёт и ивью даёт

А знаешь, кому он это "интервью" давал? :D

29

Lars
Сабутыльникам полагаю?

30

Lars написал(а):

А знаешь, кому он это "интервью" давал?

:rofl: "Кому-то"
Ну как я мог написать?Однажды Бутусов ответил одной барышне,что... ^^

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Эта музыка будет вечной... » А в чём смысл? » Склад простыней.