Эта музыка будет вечной...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эта музыка будет вечной... » Не формат » ИнститутЫ


ИнститутЫ

Сообщений 91 страница 117 из 117

91

Вопрос 19. Понятие «новостная информация». «Жесткие новости». Принципы отбора новостей
Формально в тексте выделяются следующие структурные элементы:
Заголовок (или head line)
Его еще иногда называют хедлайн (head line) или аншлаг. Совпадение заголовка и хедлайна на TV и радио проявляется гораздо чаще, нежели в газете. Газеты же, как правило, head line обособляют и выносят на наиболее значимые места газетной полосы. Хэдлайн - это броский, емкий, афористичный способ изложения общей направленности и общего содержания текста. Основным требованием к хэдлайну является точность, краткость, четкий подбор слов, не банальное, а порой близкое к сенсационному, изложение текста. Хэдлайн может заключаться в одном или нескольких предложениях. Хэдлайн, как правило, выполняет функцию привлечения внимания к материалу. Вступление (lid)
Первая часть текста, которым является вступление к основному его содержанию. Вступление, как правило, из 1-5 предложений в зависимости от его вида и содержит в себе самый важный или самый интересный элемент сообщения. Вступление имеет важную роль и несет на себе до 30% смысловой нагрузки. Задачей вступления является определение пространственных, тематических и временных рамок сообщения. Формально во вступлении действует правило "5W": что? кто? где? когда? почему? Однако, на практике в зависимости от ситуации возможны фрагментарные ответы на какие-то из этих вопросов. Выделяют несколько типов вступления, имеющих ряд различий для печатных и электронных СМИ:
Вступление - бросок создается как прямая короткая фраза, выступающая в роли заголовка в начале сообщения. Он настраивает зрителя на восприятие следующей за ним информации, четко указывая ее тематику или направленность.
Вступление-зонтик (umbrella)Сводное вступление, которое содержит в себе все основные компоненты сообщения. Вступление-зонтик, как правило, не замыкается на конкретном факте, в большей степени разъясняя ситуацию, и в связи с этим более применимо в газете и телепублицистике, нежели в TV-новостях.
Частное вступление  касается одного наиболее важного или интересного аспекта проблемы и, как правило, является максимально доступным для зрителей или читателей.
Вступление-вопрос  не только привлекает внимание, но и активизирует мышление зрителей, читателей, которые подсознательно предпринимают попытку самим ответить на этот вопрос.
Отложенное вступление рассказывает о событии в свободной разговорной форме, интригуя аудиторию незнакомыми фактами, именами и т.д.
Структура текста журналистского произведения
В западной журналистике существует неизменная структурная схема текста, взаиморасположение элементов которой, как правило, не изменяется, меняется лишь их информационная насыщенность. Структура эта выглядит следующим образом: хедлайн, лид, корпус.
Корпус - основной текст произведения от завязки до развязки (финала) через принцип драматургического построения. Как правило, построение текста осуществляется по принципу перевёрнутой пирамиды.
Как видно из схемы, 60-70% информационной нагрузки ложится на хедлайн и лид, занимающих 5-10% длины текста. Чёткий хедлайн или группа хедлайнов кратко и ёмко раскрывают суть проблемы. Вступление в основном отвечает на вопросы о сути явления (5W). Корпус лишь раскрывает проблему в подробностях, в чем часть аудитории не нуждается. Поэтому очень важно всю суть сообщения изложить в хедлайне и лиде. Прямая пирамида более характерна для аналитических материалов, рассчитанных на компетентного, заинтересованного читателя, который сознательно делает выбор материала и высоко активны. Перевёрнутая пирамида стремится вовлечь аудиторию, захватить её внимание.
Композиция текста
Условно можно выделить несколько композиционных принципов построения материалов (корпуса):
1.Спиральная композиция, при которой сюжет от частного аспекта проблемы по все более расширяющейся спирали, выстроенной относительно центральной сюжетной линии (идеи), развивается от общего видения проблемы к частному, наиболее значащему ее аспекту.
2. Эллиптическая композиция, показывающая явления и события не целиком, а лишь в максимально существенных элементах. Т. е. целостное действие или явление усекается до наиболее существенных характеризующих его проявления.
3. Крайне распространена круговая, циклическая, замкнутая композиция. Эта композиция, начинаясь с определенной мысли или идеи, совершает сколь угодно широкий круг вокруг рассматриваемой проблемы (экскурс), но в завершении возвращается на новом уровне к затронутой в начале идее.
Текст новостей
Новостью принято считать сообщение, если оно отвечает следующим критериям:
1) сообщает о факте, который еще не известен аудитории;
2) сообщает о факте, событии, которые произошли недавно, и еще малоизвестны или известны без подробностей;
3) сообщает о факте, являющемся необычным, нетипичным в определенных условиях, о нехарактерном для данных условий явлении (Например, сообщение о землетрясении в Ульяновске или о том, что не змея укусила ребенка, а ребенок укусил змею.)
4) сообщает о чем-либо, что может вызвать общественный интерес.
5) Сообщает о новых фактах из жизни известной личности.
Критерии оценки новостей (или принципы отбора)
Новость может быть оценена с точки зрения множества критериев: новизны, актуальности и т. д. Однако основным критерием информационной ценности является интерес аудитории. Оценивая с этой точки зрения новостные сообщения, мы можем выделить следующие параметры оценки:
- близость информации, ее темы к аудитории.
- узнаваемость объекта.
- своевременность, актуальность, т. е. факт в сообщении должен быть интересен именно в этот момент, иметь отношение к сиюминутной, наиболее актуальной проблеме.
- степень воздействия на аудиторию. Каким образом окажет влияние на повседневную жизнь
- масштабность, которая подразумевает наличие в информации не только частных деталей, но и обобщающих, имеющих более широкое звучание.
- наличие конфликта, т. е. наличие столкновения одной группы фактов с другой или одной персоналии с другой.
- необычность, когда даже известные факты в необычной трактовке приобретают особое, новое звучание, когда происходит нестандартное изменение привычной ситуации.
- персонификация, т. е. ассоциация какого-либо события с определенным лицом, зачастую абстрактным.
М.Шостак «Несколько строчек…Краткое сообщение и горячие новости»
Итак, среди кратких сообщений газеты:
Важные новости (важные для всех, важные для моего читателя), «объективированные», с нарочито сдержанной интонацией
«Свершилось!» («горячие новости»), эффект эмоционального толчка.
Повторные сообщения (с обновлением информационного повода).
Новости на завтра (анонсы).
В каждом кратком сообщении присутствуют оперативный повод (новость свежая) и информационный повод (реальный факт самого происшествия, заявления и пр.).
Жесткие и мягкие формы
Предельное обострение оперативности — в сенсации, в «горячих новостях». Ослабленная оперативность принимает форму «мягкой новости», когда в сообщении главное не итог и не сиюминутность происшествия, а какая-то необычная его сторона. Во всех кратких новостях факт либо подчеркнуто значителен, либо занимателен.
Жесткая форма связана с подчеркнуто строгим отбором материала и отсеканием всего лишнего ради выразительности и краткости. Ответы на которые должны содержать «жесткие» новости. Кто? Где? Когда? Как? Из-за чего или зачем, с какой целью? И что сделано? Или другой «комплект»: Что произошло? С кем? Когда? Где? И по какой причине? Или третий «комплект»: Где и когда случилось то-то и то-то? Кто принимал участие? Как? Из-за чего?
Отсюда и рекомендация: строить краткое сообщение по убывающему интересу, как «перевернутую пирамиду». Если примитивно, треугольником, изобразить египетскую пирамиду, а потом перевернуть его вверх ногами, то эта схема даст представление о структуре литературного материала, где «основание» — наиболее содержательное, существенное, окажется вверху, в самом начале текста. Жесткая новость — это повышенная оперативность («только что произошло», «вот-вот произойдет»). Подчеркиваются итог, результат, основные параметры события. Такие материалы намеренно отвлекаются от подробностей, превращая новость в сжатый кулак. Жесткие новости — прежде всего для событий внезапных. Лаконизм и динамика скрученной фразы дает эффект сиюминутности, кажется, что новость узнают во время происшествия (Мощный взрыв произошел...).
«Мягкая » форма предполагает отзывчивость на необычную сторону факта, выискивание интересной детали.
Из инета: В наиболее общем виде новость – это творчески преобразованные факты с расчетом на их восприятие аудиторией, чтобы неожиданное, сенсационное сочеталось со значимым, помогающим в социальной ориентации. По мнению С.Холла, новостью может стать только интересное, необычное и значимое событие, происшедшее за последние двадцать четыре часа. Исследователи Э. Деннис и Д. Мэрилл дают такое определение: «Новость – это сообщение, в котором представлен современный взгляд на действительность в отношении конкретного вопроса, события или процесса.
Западные исследователи выделяют двенадцать факторов, определяющих факт как новость:
частота повторяемости, масштабность, ясность смысла, адаптированность (учет социокультурного контекста восприятия факта), согласованность с ожиданиями аудитории, сенсационность, динамизм (непрерывное развитие некогда начавшегося события), комбинированность (сочетание серьезности и развлекательности), причастность к событиям ведущих государств мира, отражение жизни «звезд» политики или культуры, персонификация (жизнь личности или тех, кто персонифицирует определенное социальное или политическое явление), ожидаемая негативность последствий события, – только так журналист может заинтересовать своим сообщением аудиторию. Первые шесть из названных факторов считаются наиболее важными в современной новостной журналистике. Механизмы манипулирования:
Умолчание. «Невыгодная» информация изымается, остается только «выгодная».
Перестановка. Необходимые информационному субъекту выносятся в начало материала, в то время как прочие, иногда действительно значимые, «задвигаются» в конец.
Привлечение авторитетного посредника. Подыскивается авторитетный источник, передающий ту же самую информацию. Из его уст она звучит убедительнее.
Подгонка опросов и рейтингов. Подбирается и опрашивается такая совокупность людей, чьё мнение работает на решение нужной задачи.
Подбор цитат. Предоставляются некомментируемые цитаты, в комплексе работающие на требуемый результат.
Эмоциональная подпитка. Использование эмоциональных материалов и оборотов в условиях нехватки конкретных фактов и цифр.
Монтаж. Выбор из большого количества фото,- видео,- аудиоматериалов таких, которые выставляли бы некоторый объект в невыгодном или, напротив, выгодном ракурсе.

92

Вопрос 20. Типы информации и жанровые виды заметок
Типы информационного содержания информаций
Фактологическая: факты это прежде всего достоверные сведения, устанавливающие реальность существования каких-либо явлений (предметного или идеального, т.е. информационного ряда) в настоящем или прошлом.
Вероятностная: предположение или совокупность предположений о настоящем, прошлом или о будущем каких-либо явлений. Виды: преположения, относящиеся к будущему, называются прогнозами, адресованные прошлому –гипотезами, множество предположений - версией.
Превентивная информация. Под ней понимают сообщения о событиях, которые «запланированы» и с большой степенью вероятности должны произойти в ближайшем будущем. Отличие: в основе будущий факт уже неоднократно подтверждалась в человеческой практике.
Оценочная возникает в результате сравнения предмета оценки с определенными критериями, в качестве которых могут выступать потребности, интересы, идеалы, нормы, образцы, стандарты и пр.
Нормативная информация. Нормы представляют собой требования, адресованные обществом социальным группам, отдельным личностям. Сигналами служат модальные понятия: «могут», «разрешалось», «запрет», «не превышающей», «должны», «запрещен» .
Программная информация. Программа есть представление об определенной совокупности последовательных действий, в ходе которых применяются конкретные средства с целью достижения желаемого результата. В заметке программная информация обычно предстает в виде какого-то короткого совета, рекомендации.
Заметка - материал небольшого размера, в котором излагаются результаты определенного изучения предмета выступления. Главное для заметки – именно краткое изложение и новостной характер.
Жанровые виды заметки
Событийная заметка -фактологическое описание. Предмет отображения: разнообразные события, а также положение дел в той или иной сфере деятельности.
Анонс -превентивные сообщения о будущих всевозможных культурных мероприятиях, цель дать краткую, но объективную информацию о времени и главных сторонах запланированного события, о наиболее важных его предпосылках и этапах. Название «анонс» переводится с английского «announce» как «сообщение», «возвещение», «объявление». Объявления выполняют функцию извещения не только о том, что и где нечто произойдет, но и о том, что уже происходит или происходило.
Аннотация. Название данного жанра «аннотация» переводится с английского «annotate» как «примечать». Предметом отображения в котором выступает определенное, уже состоявшееся информационное явление. Цель описать кратко его качества, узловые моменты.
Мини-рецензия. Оценочную инфа, предметом которой выступает какое-то информационное явление (книга, кинофильм, пьеса и т.д.). Цель публикации данного типа заключается в том, чтобы сообщить читателю о впечатлении, полученном ее автором в ходе знакомства с отображаемым предметом.
Блиц-портрет содержат краткие сведения о человеке с целью дать аудитории первичное представление о его личности..
Мини-обозрение. В основе фактологическая инфа, предметом выступает совокупность действий, явлений. Критерий для отбора выбирается автором.
Мини-история предмет отображения является какая-то семейная, любовная, профессиональная или иная жизненная интрига, построенная на взаимоотношениях людей.
Мини-совет служит цели извещения аудитории о возможном порядке действий, приводящих к желаемой цели, но отнюдь не претендуют на анализ, на развернутое обоснование, на серьезное аргументирование правильности излагаемого совета.
Структура заметки
Структура заметки первого типа представляет собой последовательное изложение ответов на вопросы: Что произошло? Где? Когда? Почему? Как? Порядок может меняться от цели автора. Краткое изложение - хроника.
Второй тип – это заметка, в которой базовый факт (исходное явление) каким-либо образом комментируется. Описание конкретного события, и связь с уже известно инфой. Требования к заметке: оперативность, актуальность, точность, краткость и ясность изложения.

93

Вопрос 21. Репортаж как жанр информационных текстов
Значение информационных жанров в том, что они “выступают основными носителями оперативной информации, позволяющей аудитории осуществлять своего рода постоянный мониторинг наиболее значимых, интересных событий в той или иной сфере действительности”.
«Репортаж (лат. reportare=передавать) – это ориентированное на факты, но персонально окрашенное сообщение о событии..
Понятие репортаж образовалось от латинского слова «reportare» и буквально означало «передавать», «сообщать». В начале XIX века под репортажем подразумевались любые оперативные сообщения из залов суда, городских сборищ, заседаний парламента. На сегодня произошло качественное изменение понимания репортажа.
Л.Е. Кройчик: Р – публицистический жанр, дающий наглядное представление о событии через непосредственное восприятие автора – очевидца или участника события”.“Природообразующими” элементы: наглядность, предельная документальностью, отсутствие авторского вымысла, последовательное воспроизведение события,образная аналитичность (“отвечая на вопрос, каким образом происходило событие, публицист выступает как исследователь”),эмоционально окрашенный стиль повествования, придающий рассказу дополнительную убедительность,активная роль личности самого репортера.Активная и субъективная роль журналиста состоит и в том, что он “волен отбирать наиболее значимые, с его точки зрения, эпизоды происходящего”.Стержнеобразующий жанровый элемент здесь – отражение события в том виде, в каком оно происходило на самом деле. Время в репортаже дискретно (прерывисто), условно, ибо не соответствует по продолжительности реальному времени описываемого события (…), но оно всегда движется в одну сторону – от начала описания события к его завершению. Это жанр фабульный (как и отчет): основу повествования составляет последовательное описание события. В сочетании с наглядностью (..) последовательность описания создает эффект присутствия репортера на месте события.
А. И. Акопов: задача репортажа – информирование общественности о наиболее значительных фактах действительности, метод – описание на основе фактов, непосредственно наблюдаемых журналистом, масштаб репортажа – “группа, цепочка связанных друг с другом фактов” или “всестороннее освещение локального участка действительности (“кусочек жизни”)”, а среди средств изображения в этом жанре чаще всего используются изобразительно-выразительные средства.
Ирина Кадыкова “Репортаж - наглядное представление о том или ином событии через непосредственное восприятие журналиста-очевидца или действующего лица. Репортаж сочетает в себе элементы всех информационных жанров (повествование, прямая речь, красочное отступление, характеристика персонажей, историческое отступление и т.д.). Репортаж желательно иллюстрировать фотоснимками. Репортаж бывает: событийный, тематический, постановочный”.
Шибаева Предмет репортажа всегда – ход события. В результате для читателя должен быть создан эффект присутствия (читатель как бы сам видит происходящее)”.
Халлер: современный газетный репортаж происходит из “двухголовой” традиции: с одной стороны, это тип путевого очерка (сообщение о пережитом), с другой стороны, тип сообщения о лично увиденном событии. В первом случае репортаж передает субъективные впечатления, во втором сообщает новостную информацию из первых рук.
С.М. Гуревич выделяет репортаж как один из информационных жанров, хоть и не отрицает его «родство с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими)»[4].
Задача любого репортера заключается прежде всего в том, чтобы дать аудитории возможность увидеть описываемое событие глазами очевидца (репортера), т.е. создать «эффект присутствия».
Самарцев О Р - сообщение о событии с участием журналиста, находящегося на месте события. Может быть передано как в момент прохождения события, так и несколько позже. При увеличении разрыва между событием и его передачей, информационность репортажа снижается.
А.А. Тертычный дефиниции не дает, это особенность его исследовательских работ. Жанр репортажа определяется через его метод и задачу. “Своеобразие публикаций, относящихся к жанру репортажа, возникает прежде всего в результате “развернутого” применения метода наблюдения и фиксации в тексте его хода и результатов”. Задача репортера заключается прежде всего в том, чтобы создать “эффект присутствия”, рассказывая о “предметных ситуациях, событиях (и лучше всего — быстро развивающихся)”. Кроме достижения наглядности, важно также вызвать сопереживание читателя.Утверждает, что репортаж всё-таки склоняется к художественно-публицистическому жанру, так как при создании репортажа «используется метод наглядного изображения действительности, но как самоцель, а не средство обобщения или «оживления» текста».
Способы изложения:
Первый – изложение динамики события. В том случае, если отображаемое событие быстро развивается, автору остается только показать это развитие. Однако бывают события, ситуации, развитие которых протекает вяло, неопределенно, является довольно статичным.
Второй - изложение динамики авторских переживаний, вызванных его знакомством с событием.
Признаки:
В основе репортажа лежит использование метода наблюдения, и, следовательно, присутствие журналиста на месте действия является обязательным. По сути дела, репортаж – это поэтапное фиксирование автором результатов своего наблюдения. Основные признаки жанра:
1.        Наглядность (складывается из использования «сенсорных деталей»: звуков, красок, запахов).
2.        Динамичность (поэтапное развитие действия, наличие фабулы, завязки, основного действия, кульминации и развязки).
3.        Информативность (максимальная насыщенность деталями: выражения лиц, мимика, одежда участников, а также их речь и поведение; кроме того, журналист должен описать окружающую обстановку).
Особенности репортажа:
Репортаж - это новость в движении. Наглядность. Рассказ очевидца, чем-то напоминающий серию картинок с натуры, сменяющих друг друга.
Здесь журналист использует и короткие интервью по ходу действия, и специфические формы отчета о своих ощущениях. Поэтому можно сказать, что репортаж - это синтетический информационный жанр, наиболее ярко и выпукло рассказывающий об определенном событии, явлении, происшествии. Для него характерна оперативность, сиюминутность. Особенно наглядно это видно на радио и телевидении, когда репортаж ведется непосредственно с места события в момент его свершения. И, конечно же, репортаж носит динамичный характер.
Цель автора репортажа - репортера - не просто запечатлеть "картинку с натуры", а в чем-либо убедить читателя, направить его мысль по определенному руслу. Репортер дополняет увиденное и аналитической оценкой событию.
В этом синтезированном жанре используются приемы и методы всех жанровых форм - информационных, аналитических, художественно-публицистических, но в основу текста все же ложится сквозное оперативное отражение происходящего.
Ведь именно события, ограниченные во времени, емкие по своему содержанию, запечатленные в эмоциональной форме, и составляют характерную примету репортажа. Репортеру очень интересны детали и метафоры, передающие характер движения, сжатая и энергичная характеристика действия. Для него важна не цепочка описаний, а передача ощущения постоянного движения, изменчивости ситуации, ее развития.
Репортаж от начала до конца пронизан авторским "я", - личностное восприятие позволяет передать все оттенки события, столь необходимые, чтобы возник "эффект присутствия".
Главная особенность картинок, как вы помните, - работа через деталь. Цепочка подробностей, умело выстроенная репортером, создает достоверность и наглядность. Эмоционально насыщенное описание и словно подслушанные журналистом реплики очевидцев позволяют заглянуть за кулисы события. И в этом выборе деталей четко прослеживается позиция уже самого репортера, его отношение к происходящему.
Прежде всего, читателю необходимо передать такие специфические ощущения, как цвет, свет, звук, запах, присущие событию. Отсюда и характер литературно-стилистических средств, используемых в материале: экспрессивная лексика, динамизм глагольных форм, яркие образы метафор.
Репортажный стиль - стремительный и легкий. Нужный эффект позволяют создавать ритмические слова и образы. А стилистически окрашенные слова создают специфическую характеристику ритма. Среди лексического запаса репортера не последнее место занимают разговорные и просторечные слова, оживляющие газетную речь, делающие ее более доступной и демократичной. Поэтому их использование оправдано не только в диалоге, но и в авторской речи для придания высказыванию простоты, непринужденности, а тексту эмоциональности и экспрессивности.
Виды репортажа.
Событийный – оперативно отражает общественно-значимое событие в хронологической последовательности. Самый распространенный вид.
Познавательный – в основе тема, которую освещает репортер. Это рассказ о жизни рабочего коллектива, научной лаборатории, НИИ и т.д. Оперативность подобных материалов бывает снижена. Появление этого вида репортажа связано с определенными событиями в обществе – памятными датами и т.д.
Проблемный – несет в себе элементы анализа события, авторские обобщения и выводы. Автор привлекает дополнительные сведения, цифры, документы, свидетельства.
Репортаж с экспериментом – несет в себе интригу, так как журналист моделирует ситуацию, которая позволит ему узнать что-либо, проверить реакцию людей в неожиданном положении и т.д. При этом участники эксперимента не знают, что стали объектом изучения. Как правило, в эксперименте журналист «меняет профессию», становится на время охранником, дворником и т.д. Задача автора – наглядно зафиксировать ход эксперимента и его результат.
По Смелковой: Информационный: репортер стремится лишь сообщить о факте, событии, большей частью и не пытаясь обобщить то, о чем рассказывает. В лучшем случае он дает сжатую оценку, высказывает свое отношение к тому, что увидел или узнал. Автор может поставить задачу не только сообщить факты, но и передать личное отношение к ним.
Репортаж-«раздумье», в котором автор высказывает свое мнение при помощи лирико-публицистических отступлений.
Аналитический, автор анализирует событие со всех сторон, привлекая к этому людей, имеющих прямое отношение к происходящему, такое изложение способствует тому, что читатели сами сопоставляют факты, обобщают их.
Исторический, где сообщается о событии давно прошедшем.

94

Вопрос 22. Особенности метода расследования в ролевом репортаже. Два направления расследовательской журналистики: инвестигейторы и папарацци.
Ролевой репортаж – это материалы типа «Журналист меняет профессию» или «испытано на себе» – одни из самых популярных. Смысл ролевого репортажа, как и репортажа обычного – подвести к проблеме, поставить читателя «лицом к лицу» не с отдельным человеком, как в интервью, но лицом к лицу с проблемой. В ролевом репортаже журналист входит в жизнь, в работу и заботы других людей, пытаясь «подсмотреть проблему изнутри». Как и в случае с интервью, в ролевом репортаже нельзя надеяться на единственно правильные ходы, намеченные в стадии подготовки. Журналист меняет профессию, надеясь выявить и показать читателю какие-то ситуации, характерные для той «среды обитания», в которую внедрился. Его задача – чисто репортерская: «воочию», наглядной «картинкой» представить своему читателю «кусочек жизни». В ролевом репортаже выделяются два направления:
         «Изучение явления «изнутри»: Репортеры действуют вместе со своими героями
      «Испытано на себе»: автор выступает в роли «подопытного кролика», пробуя на себе сложности, тяготы и привычные заботы людей определенного круга.
Наиболее сложная смена профессии – долговременное внедрение в определенную среду(«король ролевого репортажа» середины XX века немецкий журналист Гюнтер Вальраф). Ошибочно чрезмерное внимание к личности автора в ролевом репортаже. Репортер остается наблюдателем
Метод расследования:
Многие вопросы в науке, связанные с изучением журналистского расследования, остаются дискуссионными. Основные дискуссии разворачиваются вокруг самой дефиниции журналистского расследования. В отечественной науке нет единого мнения, чем оно является - жанром, методом или тем и другим одновременно. Есть два разных подхода к журналистским расследованиям – питерский и московский. В Москве считают, что это – жанр журналистики. В Питере полагают, что это не столько жанр, сколько метод: набор определенных действий, позволяющий собрать необходимую информацию.
Наиболее удачна на наш взгляд, концепция, предложенная Бергер Н.В. Журналистское расследование по ее мнению, «это особый метод журналистской деятельности, то есть система принципов, управляющих процессом. создания журналистского произведения1». В своей концепции она опирается на теории Ф.А. Муминова, Е.П. Прохорова и Г.В. Лазутиной. Основой концепции стала разработанная Ф. А. Муминовым классификация, в которой заложена идея трехуровневой дифференциации методов журналистики: всеобщий метод (диалектика) – общий (рефлексия) – частный («целый мир методов, имеющих свое сложное внутреннее устройство»).2 Таким образом, общую структуру методов журналистской деятельности можно представить в трех уровнях. На первом, всеобщем, будут располагаться общенаучные и общесоциологические методы, «общая методология познания социальных явлений» (по терминологии Е.П.Прохорова). На втором, общем уровне, «общая журналистская методология» (по терминологии Е.П. Прохорова). На третьем уровне, частном, будут располагаться, частные методы журналистской деятельности. Журналистское расследование, Бергер Н.В. относит к частным методам журналистской деятельности. Структура частных методов также трехчлена: на всеобщем уровне – журналистское исследование, на общем – журналистское расследование, на частном – сбор данных, интерпретация полученных данных, «предъявление информации» (термин Г.В. Лазутиной). По мнению Бергер, «метод журналистского расследования охватывает весь процесс работы над журналистским произведением – начиная с зарождении замысла, темы и заканчивая опубликованным материалом. В связи с эти логично представить метод как двухуровневую структуру, первый уровень которой «отвечает» за «технологический» процесс расследования (сбор данных и обработка) и отражает гносеологическую сторону метода, второй, назовем его «репрезентативным», - за «то, что сказалось», то есть за произведенный журналистом продукт»3. Соответственно, на первом гносеологическом уровне будут располагаться все методы и приемы для сбора предварительных данных, их обработке и перепроверке гипотез и т.п. На втором, репрезентативном, - текст, созданный на основе расследования. Бергер отмечает, что специфика расследовательской журналистики заключается в сфере технологии подготовки журналистских материалов.
Расследование - это особый метод профессиональной деятельности журналиста, структурно представляющий собой синтез двух уровней: гносеологического (уровень сбора и интерпретации фактов) и репрезентативного (уровень представления результатов поисковой работы в журналистском произведении). Своеобразие этого метода журналистской деятельности определяется спецификой его предмета, который формируется во взаимодействии двух конституирующих признаков: наличие правонарушения и скрытости данных о нем. Игнорирование хотя бы одной их специфических характеристик предмета приводит к появлению псевдо расследований.
С процессуальной точки зрения расследование реализуется в двух стратегиях: традиционно-журналистской и научной. Первая направлена прежде всего на сбор мнений и оценок расследуемого события большого количества так или иначе причастных к делу лиц; вторая стратегия сфокусирована на сборе фактов, позволяющих реконструировать расследуемое событие. Последняя может опираться на стратегические подходы, свойственные различным профессиональным сферам деятельности: криминалистики, экономики, истории и т.д., в зависимости от предмета расследования.
Гносеологический уровень ( сбор информации):
В реальном расследовании четкого разделения процесса познания на этапы сбора и осмысления добытых фактов может не быть. Осмысление фактов часто вплетено в процесс их поиска, и сам журналист, как правило, вообще не задумывается над последовательностью применения тех или иных методов. Журналистское наблюдение целенаправленно. Объектом его могут быть и относительно простые, и исключительно сложные общественно-политические, культурные, религиозные, нравственные процессы, события, ситуации.
Существует несколько видов журналистского наблюдения. Определения их возникают на разных основаниях. Так, в зависимости от степени непосредственности контакта наблюдателя с наблюдаемым объектом, на который направлено его внимание, наблюдение может быть названо прямым или косвенным. Имеется в виду, что одни предметы автор может наблюдать, явно контактируя с ними, другие – в силу их удаленности и других условий – лишь опосредованно, используя косвенные данные.
По временному признаку (количеству затраченного времени) наблюдения подразделяются на кратковременные и длительные. По основанию заявленности или незаявленности журналистом своей роли наблюдающего за определенными феноменами наблюдения подразделяются на открытые и скрытые. Особенности наблюдения могут быть предопределены и таким фактором, как степень участия журналиста в событии, за которым он ведет наблюдение. По этому основанию наблюдения могут быть разделены на включенные и невключенные.
Метод проработки документов: существуют разные методы анализа документов в зависимости от того, какие сведения в данный момент более всего необходимы журналисту. Основные методы, описываемые специалистами, представляют так называемые традиционные и формализованные. Традиционные составляют основу журналистского исследования документов. Эти методы преломляются в понимании исследуемого документа, его интерпретации, фиксировании «извлеченных» из него сведений. Что касается формализованного метода, основу которого составляет контент-анализ, то он требует изучения большого массива однотипных документов (например, подшивки газет) по определенным их параметрам. Известно, что получить иные документы очень трудно как официальным путем, так и неофициальным. Журналисту обычно приходится искать людей, которые могут ему в этом помочь. А люди, зная о расследовании, не слишком охотно идут на контакт. В этом случае надо использовать искусство убеждения.
Метод перемены профессии: в ролевом репортаже, как свидетельствует само название жанра, тоже широко используется «мимикрия». Некоторые из «масок» репортера помогают до поры до времени скрывать истинную цель автора, другие – позволяют приспособиться к новой «среде обитания». Прием перемены профессии добавляет весомости суждениям журналиста (поработав официантом, «получаем право» судить о чаевых). Есть мнение, что для журналистов этого профиля необходима врожденная склонность к следственной работе; репортеры подчас совершенно сживаются с ролью «детектива» и в материалах создают соответствующий имидж.
Ведущим методом современного расследования считается экстенсивное интервьюирование (метод «сужающихся кругов»).
Метод эксперимента. Одним из важнейших методов, используемых в ходе журналистского расследования (и как нельзя более адекватный сути этого вида журналистики) является метод эксперимента (метод "провокации действительности"). «Прародителями» этого метода журналистики являются научный и следственный эксперименты. В науке и юриспруденции этот метод применяется очень широко. В последние годы он стал активнее, чем ранее, осваиваться и отечественными расследователями. По утверждению В.П. Таловова « воздействие на наблюдаемые объекты в ходе его являются не только допустимым, но как раз и предполагается» Таловов В.П. О читательской психологии и теоритических основах её изучения.: Л.:1973.
Этот метод очень близок методу «включенного» наблюдения и нередко их считают одним и тем же методом. Иногда «эксперемент» определяют как разновидность «включенного» наблюдения. Но это разные методы. Дело в том, что, применяя «включенное» наблюдение, журналист внедряется в уже существующую ситуацию и просто фиксирует те факты, которые возникают по ходу ее развития. После завершения «включенного» наблюдения ситуация (объект наблюдения), как правило, не исчезает, продолжает существовать в основных своих параметрах. Намеренно созданная ситуация позволяет журналисту увидеть в наиболее ярком виде то, что при обычном наблюдении было бы растянуто во времени и не проявилось бы настолько концентрированно и наглядно. После того, как эксперимент завершен, созданная журналистом искусственная ситуация «снимается». Метод эксперимента надо отличать и от экспертиз, которые осуществляются не журналистом, а специалистами (экспертами) в какой-либо сфере деятельности и к которым, в случае необходимости, может обратиться журналист-расследователь.
Ведущий метод работы– подготовленная импровизация. (Шостак)
Особенности:
Разработка темы и литературная отделка журналистского расследования предполагают учет, по меньшей мере, двух существенных моментов. Во-первых, публицист показывает весь путь и механизм проведенного им расследования, а не только результаты, тем самым вовлекая читателя в исследовательский процесс, добиваясь его заинтересованного соучастия. Репортер выражает свое отношение к конфликту с помощью изобразительно-выразительных средств и литературных приемов, эмоционально воздействует на читателя, слушателя, зрителя.
Читатель должен увидеть весь объем проделанной журналистом работы, оценить полноту и достоверность собранного им фактического материала, весомость аргументации, справедливость заключений и на этой основе выработать собственную позицию, которая, если репортер успешно решил поставленные задачи, совпадает с выводами автора. Благодаря наглядности проведенного журналистом расследования, прозрачности механизма деятельности автора, очевидными становятся как сильные, так и слабые стороны публикации, выявляется ее эффективность.
Во-вторых, продумывая композицию журналистского расследования, автор стремится к нарастанию напряженности действия. Описывая и группируя факты, он последовательно раскрывает новые аспекты темы и связывает их в единый сюжетный узел, максимально заинтересовывая читателя в его развязке. Таким образом, журналистское расследование обретает некоторые сюжетные особенности детективного жанра.
Традиция в подаче журналистских расследований преследует определенную цель: подчеркнуть сенсационный характер публикации. Такого рода "гвоздевой" материал часто начинается на первой полосе и продолжается внутри номера.

95

Вопрос 23. Интервью как жанр оперативно-исследовательских текстов. Традиционные форматы интервью. Режиссура интервью. Типы вопросов.
Если обратиться к семантике слова, оно состоит из префикса inter, имеющего значение взаимодействия, взаимонаправленности, и слова view, одно из значений которого - взгляд, мнение. Значит, интервью - обмен взглядами, фактами, сведениями. Представляет собой разговор журналиста с одним человеком или несколькими людьми по какому-либо общественно значимому поводу [Грабельников 2001: 218].Выделение жанра "интервью" произошло в результате того, что в ряд публикаций, в ходе создания которых был применен метод интервью, фиксирует собой реальный процесс интервьюирования или же специально строится в вопросно-ответной форме, то есть в форме интервью.
Традиционно интервью причисляют к разряду информационных жанров. Информационное интервью ставит перед собой цель лишь проинформировать читателя о предмете авторского интереса, но не проанализировать этот предмет. Но в тоже время теоретики отмечают связь с аналитическим началом. Оно разнообразно в своих видах. Возможно, именно потому, что интервью занимает значимое положение в жанровой системе, входя одновременно в разряд как информационных, так и аналитических жанров, оно пользуется популярностью у журналистов и входит в число самых используемых жанров.
Интервью, как составляющая сложной системы позволяет потребителю информации получать эту информацию как бы "из первых рук", несмотря на наличие в нем определенной доли субъективизма, которым больше всего отличается газетное интервью. Так оформляя полученную информацию в виде интервью и перенося на бумагу точно то, что сказал собеседник, журналист в определенной степени пропускает эту информацию через себя. И то, что выходит потом на страницах газет в вопросно-ответной форме, не есть разговор, проходивший между интервьюером и интервьюируемым в чистом виде. Однако, как было отмечено, эта черта присуща в большей степени газетному интервью, но в меньшей - радио и телевизионному интервью
Интервью в разных типах СМИ:
К примеру, газетное интервью делится на интервью информационное и аналитическое.
Информация, полученная методом интервью, может быть трансформирована и представлена, например, на газетной полосе в виде корреспонденции, отчета, реплики, статьи. Это значит, что использование данного метода при сборе информации еще не порождает автоматически жанр интервью. Лишь в случае яркой проявленности в тексте "хода" применения этого метода он может определять форму такой публикации как диалогическую, вопросно-ответную. Публикуется обычно в форме вопросов и ответов, но возможны монологическая форма (вопрос задан в лиде, весь остальной текст – сплошной ответ интервьюируемого) или специфическая форма подачи, например, специально опущены заданные вопросы, в тексте приводятся только ответы.
К какой группе жанров можно причислить конкретное интервью - информационным или аналитическим, зависит уже от содержания текста, изложенного в форме интервью. Если информационное интервью несет в себе лишь сообщение о факте, отвечая на вопросы: кто? что? где? когда?, то аналитическое интервью, кроме того, содержит и анализ факта, отвечая при этом на вопросы: почему? каким образом? что это значит? и т. д. Роль автора аналитического интервью заключается, прежде всего в том, что своими вопросами он задает прежде всего направление анализа, который обычно осуществляет сам интервьюируемый.
На радио в идеальном случае интервью создается в тот самый момент, когда его получает слушатель. Как самостоятельная передача интервью обладает композиционной и сюжетной завершенностью. Оно включает в себя группу взаимосвязанных и взаимообусловленных вопросов в пределах определенной темы и соответственно содержит группу ответов, освещающих тему с большей или меньшей полнотой. Интервью, как элемент сложной передачи (информационного выпуска, радиожурнала) или как элемент другого жанра (репортажа, очерка) не претендует на композиционную или сюжетную законченность,
Телевизионное интервью обогатило жанр интервью существенным качеством - зрелищностью. Интервью - непременный элемент многих сложных телевизионных форм. Реже оно используется для создания самостоятельной передачи. В зависимости от задачи, поставленной журналистом, различают интервью-мнение (высказывание по какому-либо поводу) и интервью-факт (сообщение о чем-либо известном данному лицу). Идеальное интервью на экране должно выглядеть как непринужденный разговор двух собеседников, один из которых информирован по данной теме больше другого. Исключение составляют ситуации официального характера. В связи с этим существует типология ТВ-интервью:
1. Протокольное интервью. Проводится с целью получения официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики государства. В качестве интервьюируемого выступает, соответственно, официальное лицо высокого ранга.
2. Информационное интервью. Цель - получение определенных сведений. Данный тип интервью входит в состав информационно-публицистических программ.
3. Интервью-портрет - особая разновидность телеинтервью, цель которого - по возможности наибольшее раскрытие личности собеседника. В данном случае преимущество имеют социально-психологические эмоциональные характеристики интервьюируемого, выявление его системы ценностей. Такой вид интервью очень часто выступает как составная часть экранного очерка.
4. Дискуссия ставит задачу выявить различные точки зрения или пути решения социально значимых вопросов.
5. Интервью-анкета используется для выяснения мнений по определенному вопросу у различных собеседников. Чаще всего это серия интервью, в которых разным участникам задается один и тот же вопрос.
Проблемное интервью - едва ли не самый сложный вид из всех рассмотренных нами выше видов интервью. Интервьюер должен заранее продумать основные тезисы беседы, свои вопросы и суждения, а также - возможные контраргументы собеседников, их реакцию на свои вопросы и свою - на их ответы.
Портретное и проблемное интервью несколько выходят за рамки информационности и примыкают к группе аналитических жанров.
В задачи журналиста, берущего интервью, входит: 1) выявить точку зрения собеседника по обсуждаемому вопросу (вопросам); 2) рассказать о собеседнике, создать его психологический портрет.
Технология создания интервью предполагает стадию подготовки (создание вопросника, проработку хода будущей беседы), собственно разговора (следует учитывать психологический, этический и социальный факторы) и написание текста (обязательна вычитка окончательного варианта текста интервьюируемым).
Виды интервью по А.А. Грабельникову
Интервью-диалог – беседа в форме вопросов и ответов. Самый распространенный вид. Журналист, наряду с основными вопросами, задает собеседнику уточняющие, получает информацию о значительном факте.
Интервью-монолог – выглядит в форме ответа интервьюируемого на вопрос корреспондента, поставленный в начале текста.
Интервью-портрет – на первый план выходит создание портрета интервьюируемого. В тексте появляются элементы биографии, присутствуют мнения героя по различным темам. Автор, посредством разнообразных вопросов, раскрывает личность человека.
Интервью-беседа – журналист ведет беседу с человеком на равных. Предмет разговора – проблемная актуальная ситуация, выход из которой следует найти в процессе разговора. Журналист не только получает от собеседника информацию, но и сам высказывает свое мнение. Возможен спор. Обратные вопросы.
Коллективное интервью – представление о мнении нескольких людей по тем или иным вопросам.
Анкета – массовый вид интервью, заочная беседа. Вопросы задаются на газетном листе, автор изучает поступившие в редакцию ответы и пишет текст. Иногда в издании существует рубрика «Анкета», в которой герой отвечает на стандартный набор вопросов.
Блиц-опрос – целью является получение мнений людей различного социального статуса по одному актуальному вопросу.
Классификация интервью по М.Лукиной:
Информационное интервью — наиболее ходовой вид, нацеленный на сбор материала для новостей. В силу жестких временных стандартов это интервью отличается весьма динамичными темпами. Костяком типичного информационного интервью являются ключевые для журналиста вопросы: кто? что? где? когда? почему? зачем?
Оперативное интервью — разновидность информационного, только в еще более сжатом варианте. Такие оперативные высказывания экспертов, специалистов в какой-либо области по весьма конкретным поводам являются обязательной составляющей новостных материалов печати, информационных сюжетов радио или телевидения.
Есть еще один вид интервью, который ставит перед собой цель сбора разных мнений по какому-либо конкретному, как правило, узкому вопросу. Популярную форму таких целевых интервью представляет блиц-опрос, или опрос на улице. На английский манер его называют street talk, часто используют также латинский вариант — voxpop. Характерная особенность таких интервью — постановка одинаковых, фиксированных вопросов как можно большему числу респондентов, представителям одной или, наоборот, разных социальных групп.
Интервью-расследование проводится с целью глубинного изучения какого-либо события или проблемы. Как правило, оно организуется обстоятельно и не связано жестко временными ограничениями, хотя, конечно, и здесь существуют календарные планы. Предмет расследования может быть сложен и противоречив.
Интервью-портрет, или персональное интервью (еще на манер художников говорят: «профиль»), напротив, сфокусировано на одном герое, однако предварительно для подготовки желательно провести не одну встречу с людьми заинтересованными, близкими или, наоборот, со сторонними наблюдателями.Реже встречаются портретные интервью с так называемыми «простыми людьми», которые должны в чем-то себя проявить либо быть очень типичными. Большую нагрузку несут и детали быта, интерьера, одежды, особенности речи героя — словом, то, что формирует индивидуальность и должно быть непременно передано читателю.
Рассмотрим еще один вид интервью, когда журналист не просто оказывается посредником в передаче информации, а выступает фактически на равных со своим собеседником в процессе совместного творчества. Такое креативное интервью чаще называют беседой, диалогом. Результатом же творческого партнерства является информационный продукт в близком к художественным жанре, который в зависимости от канала передачи может воплотиться в художественном очерке, эссе, документально-публицистическом фильме, диалоге в эфире и т.п. Первое условие такого интервью — большой профессиональный опыт, творческая репутация журналиста. Второе — правильный выбор собеседника, с помощью которого в силу его способностей, поступков или социального положения журналисту удастся выйти на глубокий уровень обобщений, увидеть в проблеме драму, а в персональной судьбе — общечеловеческое начало.

96

Вопрос 24. Отчет как жанр информационных текстов
Этот жанр уже давно обосновался на страницах российских газет, еще с петровских "Ведомости". Выделяется как отдельный жанр на основании предмета отображения. Он представляет собой развернутое информационное сообщение о событии (конференции, заседания, симпозиумы, семинары, собрания и пр.), т.е. о том событии, на котором совершается большой обмен информацией.
Цель информационного отчета - проинформировать аудиторию о ходе собрания, конференции, форума или какого-нибудь другого важного мероприятия. И потому отчет относят к информационным жанрам, несмотря на постановку в нем актуальных проблем действительности и глубокий анализ проблемных ситуаций. Журналист информирует читателя о том, какие вопросы обсуждались или какие события происходили на его глазах.
В отчёте должны быть представлены основные темы, положения и идеи докладов, речей, выступлений лиц, принимающих участие в обсуждении. В качестве деталей выступают отдельные реплики, реакции слушателей на выступление (аплодисменты, дискуссия и т. д.). Отчёту свойственна предельная документальность и близость к словам говорящих, а также определенная сухость слога. Одно из главных требований к автору отчета — точность передачи сути высказываний говорящих. Журналист может использовать как прямую речь, цитаты, косвенную речь, так и на основе полученных из доклада сведений написать текст. Автор любого отчета, упоминающий людей, принимающих участие в описываемых в текстах мероприятиях, обязательно должен проверить и точно назвать их имена, фамилии, должности. Если в публикации излагаются формулировки принятых решений или задач, то они должны быть точными и, по возможности, данными не в пересказе автора публикации, а в дословном изложении.
Журналист пытается сохранить специфические особенности каждого выступления или факта, составляющих структуру коллективного мероприятия. Чаще всего такие отчеты появляются с крупных партийных, государственных, научных конференций и праздничных шоу.
Требования к литературному оформлению отчета чрезвычайно велики: использование элементов образной стилистики, метафоричности, эмоциональное отражение действия, экспрессивная окраска придают этому жанру действенное, публицистическое звучание.
Виды отчета.
Прямой информационный отчет — воспроизводит событие в хронологическом порядке. Журналист подробно отражает происходящее, ничего не комментируя. Однако его позиция может выражаться в акцентировании внимания на определенных деталях, например, доклады некоторых лиц могут быть более детализированы.
Аналитический отчет — рассказывая о событии, журналист сообщает подробности с некоторыми комментариями. Для этого он имеет право привлекать дополнительные сведения, факты, цифры, мнения, вычленяя наиболее актуальные проблемы, затронутые в выступлениях рассказчиков.Как разновидность рейд После того, как они побывают на местах и отследят там состояние дел, журналисты пишут отчет об увиденном. Кто-то один из них берет на себя задачу свести все материалы в единый коллективный отчет о рейде, сопоставив полученные результаты, проанализировав их, сделав выводы и приведя к единообразию стиль изложения.
Тематический отчет — нарушает хронологический порядок события, автор выбирает доклады, связанные одной-двумя темами, проблемами, отказывается от побочных деталей и уделяет внимание выступлениям людей, затронувших выбранную им тему.
Хроникальный -кратко изложить суть явления. Как правило, дается с телеграфной оперативностью, а по своему назначению - близок заметке. Объем такого материала обычно не превышает половины газетной полосы. Да и стиль изложения - лаконичный, характер предложений - назывной. Журналист лишь констатирует, оставляя за собой право вынести подробный разговор за рамки отчета. Поэтому при изложении фактов он может и не придерживаться той хронологической последовательности, в какой развивалось событие.
Развернутый - автор материала придерживается при изложении точной хронологии и знакомит с содержанием каждого из многочисленных фактов, то у него получается развернутая панорама мероприятия. Объем такого отчета может быть очень большим, в зависимости от продолжительности события.

97

Вопрос 25. Жанровые признаки статьи. Видовое многообразие жанра.
Любой аналитический текст состоит из факта и комментария. Факт - это сообщение о предмете интереса автора выступления: отдельное событие, явление, феномен, процесс или ситуация. Комментарий - оценка предмета отображения, его причинно-следственный анализ, прогноз развития или программа действий, которую, по мнению автора, следует осуществить.
Статья. Название "статья" произошло от латинского слова, обозначающего "часть целого". Статья носит масштабный, научно-теоретический характер. Она обычно обобщает широкий фактический материал в широких временных рамках. Для этого жанра характерны научная постановка темы, решение важных общественных проблем современности, глубокая аргументированность.
Статья определяется исследователями как жанр публицистики, основанный на ясном развитии строго определенной мысли, которая подкрепляется системой аргументов и типических фактов и получает окончательное выражение в обобщениях и выводах, направленных через авторские рекомендации на достижение конкретных результатов.
Таким образом, объектом познания статьи является группа фактов, ряд конкретных ситуаций, творческая задача, стоящая перед журналистом, - это собственно постановка проблемы, ее разработка и анализ, следовательно, для статьи характерны широта и глубина обобщений и выводов.(отличие от корреспонденции)
Осмысление ситуации в статье начинается с конкретного фактического материала. Мысль автора, возникшая по вполне определенному факту, определяет тему статьи. Для ее доказательности выдвигаются аргументы - логические доводы, результат анализа целого ряда типических фактов. Они, кстати, тоже приводятся автором для того, чтобы подтвердить верность системы авторских суждений. Завершает статью вывод, дающий читателю новое видение жизненной ситуации и перспектив развития. Сила статьи - не в фактах, а в обобщениях, опирающихся на развернутую аргументацию. Ведь статья излагает итоги исследования, проведенного журналистом-аналитиком.
Виды:
Общеисследовательская статья анализирует общезначимые, широкие вопросы. Автор такой статьи может рассуждать о политико-экономических или нравственных вопросах с высоким уровнем обобщения. Главное для него - изучение различных закономерностей, тенденций, перспектив развития современного общества.
Практико-аналитическая статья уже самим названием своим показывает, что мысль журналиста направлена на актуальные практические вопросы. Ее интересы сосредоточены на конкретных проблемах. Главное - выявить причины ситуации, сложившейся в той или иной сфере общественных отношений, оценить эту ситуацию, определить тенденции развития, показать пути ее возможного решения, вынести на суд общественности конструктивные предложения по этому поводу.
Полемическая статья появляется в ходе столкновения двух или нескольких точек зрения на решение конкретной проблемной ситуации. Автор ставит перед собой задачи обосновать свою собственную позицию по спорному вопросу, показать свое видение проблемы и, одновременно, опровергнуть позицию своего оппонента. Поэтому такая статья наполнена лишь теми фактами, которые друг другу не противоречат. Автор не может себе позволить показать жизнь как единство и борьбу противоположностей.
Передовая статья - редакционное или авторское выступление на злобу дня, по самому существенному вопросу текущего момента. Ее специфика заключается в особой актуальности темы, политическом осмыслении выдвигаемых задач, конкретности обобщений и выводов. Поэтому для нее важно место публикации - самое ударное на первой странице номера. Иногда такое выступление может быть сведено к лозунгу, вынесенному в аншлаг или шпигель. Передовая статья всегда сиюминутна, динамична по мысли и имеет конкретную привязанность к региону распространения.
Работая над статьей, журналист выступает как ученый-теоретик. Ему важно добыть необходимые факты, выявить причинно-следственные связи, обобщить полученный материал и сделать глобальные выводы, распространенные на всю ситуацию в целом.
А. Тертычный следующим образом формулирует задачи, признаки и этапы создания статьи [Тертычный 2000].
Задачи, стоящие перед автором статьи:
1.         Разъяснение сути различных общественных событий, феноменов, демонстрация тенденций их развития, оценка их значимости.
2.         Анализ и распространение передового опыта решения социальных проблем.
3.         Критика неэффективных или ложных путей развития, ложных установок и вредных ориентиров.
Признаки статьи:
1.      Выявление взаимосвязи различных явлений и, как следствие, содействие аудитории в постижении этих взаимосвязей.
2.      Использование аналитико-синтетических операций: сравнения, оценки, детализации, разъяснения, предсказания, обобщения.
3.      Использование коммуникативных операций: диалогичность, ситуативность.
4.      Выявление и изложение связей, направленных в прошлое и будущее явления.
5.      Построение от простого к сложному, от видимого  к невидимому, от известного к неизвестному, от бесспорного к спорному.
Композиция статьи, как правило, определяется тем, какой способ исследования действительности выберет автор. Пойдет ли он по пути дедуктивного умозаключения (от общего к частному) или индуктивного (от частного к общему). В первом случае рассуждения будут предшествовать фактам, во втором – наоборот.
По стилистическим особенностям статьи можно разделить на две большие группы.
1.             Статьи, ориентированные на научный стиль изложения. Такие тексты характеризуются строгостью языка, обилием терминов, сложным синтаксисом, передающим логический характер размышлений автора и позволяющим «сжимать» информацию.
2.             Статьи, ориентированные на непринужденное, «беллетризованное» изложение. В таких текстах активизируется авторское «я», используются экспрессивные приемы (ирония, гипербола), разговорная лексика. Заметно изменяется синтаксис, приобретая разговорную окраску – увеличивается число недлинных предложений, бессоюзных связей. В современных условиях «интимизации» газетной речи удельный вес статей этого типа заметно возрос.
Стилистические особенности:
Любая статья должна обладать ясной концептуальной линией. Читателю должны быть понятны те методы, которые журналист применяет при оценке явлений, и аргументация, использованная в статье. Для этого жанра естественны специальные термины, определения, общие формулировки. Повторы, перечисления, связанный с повторами вопросно-ответный метод изложения материала, анафора, составляющая начало абзацев, рефрены, создающие вариантное развитие темы статьи.
Широта и разносторонность сравнений, ассоциаций, сопоставлений, яркие публицистические и литературные образы, ссылки на мифологические и сказочные персонажи, поговорки, пословицы, афоризмы, крылатые слова и выражения, точные и острые эпитеты, метафоры, развернутые сравнения, гиперболы и аллегории, - одним словом, яркий и выразительный словарь публициста помогает дать всестороннюю характеристику описываемому явлению. Элементы репортажности придают динамичность и наглядность любому публицистическому произведению.

98

Вопрос 27. Корреспонденция как жанр исследовательско-новостных текстов. Виды корреспонденции.
Корреспонденция: В переводе с латинского означает "осведомлять" и в точности соответствует главному предназначению корреспонденции. Уже в 18 веке понятие "корреспонденция" было хорошо известно российским журналистам, но лишь век спустя его стали связывать с определенным жанром. Корреспонденция – жанр, предметом которого выступает отдельно взятое, социально значимое событие, изложение которого дается журналистом детализировано. Основной целью корреспонденции становится истолкование, выяснение причин события, определение его значимости, ценности, прогнозирование развития и так далее. Поэтому этот жанр относят к аналитическим.
В качестве жанрообразующих признаков назовем следующие:
«– отдельная ситуация в ее проблемном целом как предмет исследования;
– выявление закономерностей развития текущей действительности на основе анализа конкретной ситуации;
– факт как основа текста, как повод для его интерпретации; соединение лично наблюдаемых журналистом фактов с фактами «вторичного» использования;
– авторское рассуждение, вытекающее из обобщения описываемых фактов;
– явно или неявно демонстрируемая цепочка: тезис – аргументация – демонстрация – вывод» [Корконосенко 2000: 149–150].
Тем не менее, Тертычный выделяет два вида корреспонденции:
В информационной корреспонденции автор подробно рассказывает о происходящих процессах, стремясь сгруппировать факты, объединить их общей темой. Ее задача - привлечь внимание к событию и показать тенденции его развития. Разумеется, что и в информационной корреспонденции присутствует анализ происходящих событий, но гораздо в меньшем количестве, чем в аналитической корреспонденции, которая теоретиками журналистики выделяется как второй вид. Здесь автор уже не столько привлекает внимание к событию, сколько определяет его место в череде других событий.
Аналитическая корреспонденция, отталкиваясь от заданной темы, представляет анализ ситуации, выявляет причинно-следственную взаимосвязь событий, фактов. Журналист как настоящий исследователь изучает процессы, происходящие в обществе, на конкретных примерах отдельно взятых фрагментов жизни. Такими корреспонденциях как бы идет накопление фактов, которые можно будет обобщить, систематизировать и вывести общие закономерности для всего общества.
Но и тот, и другой виды корреспонденции имеют общее – глубокое содержание, яркая подача материала, четкие выводы. Мысль в корреспонденции движется от реальных фактов и представляет собой их анализ. Да и предметом отображения в обоих видах корреспонденции являются как ситуации и процессы, так и информационные явления.
Одним словом, основным для корреспонденции является разработка на конкретном материале актуальной темы в сравнительно нешироком масштабе. И все в ней зависит от характера ситуации. Центральным предметом корреспонденции является один значительный факт, все остальные детали, примеры, суждения служат вспомогательным материалом для его всестороннего освещения.
Корреспонденция имеет ряд специфических признаков.
Во-первых, авторы корреспонденции делают выводы и обобщения локального характера, то есть не распространяющегося за пределы анализируемого явления, события, факта. Изучая проблемную ситуацию, сложившуюся в отдельном коллективе, автор с места события сообщает о произошедшем и пытается сделать предварительные выводы на основе проведенного им анализа.
Во-вторых, факты в корреспонденции лишь подсказывают наиболее важные, первоочередные проблемы, главное же для автора - анализ сложившейся ситуации. Это значит, что журналист, опираясь на конкретные события, не ставит своей целью более или менее подробно пересказать их. Объясняя их, он стремится установить связь между явлениями и общим законом, которым они все без исключения подчиняются.
Корреспонденция представляет собой, как правило, логико-эмоциональный монолог автора. Журналист использует нейтральные устойчивые словосочетания, иностранные заимствования, однородные эпитеты, синонимические ряды, идиоматические обороты, метафоры и риторические вопросы. И, само собой разумеется, журналист охотно пользуется научными терминами, тем самым поднимая статус своего выступления до научно-публицистического.
Корреспонденция, как мы уже выяснили, имеет свою "архитектуру": вначале - повествование о центральном событии, затем - анализ и комментарий, позволяющие убедить читателя в правоте автора материала, и наконец - описание последствий центрального события. Конечно, часто бывает и так, что сообщение о факте рассредоточено по тексту, причем фактологические отрывки перемежаются с комментирующими. Здесь все зависит от замысла журналиста.
Если журналист уподобляет себя ученому, то структура текста возникает непроизвольно, как итог объективного описания хода познания действительности. Или коре-я может выстроена по законам, более присущим художественно-публицистическим жанрам.
Признаками мастерства журналиста здесь становятся умение отбирать факты, отделять главное от второстепенного, умение анализировать факты и явления повседневной жизни, обобщать их, делать выводы и предлагать свое решение проблемы. Аналитическая корреспонденция значительно отличается от статьи. В аналитической же корреспонденции, речь как правило идет о каком-то одном событии. Оно всесторонне обсуждается, выявляются его качества, ему выносится оценка, прогнозируется его развитие, указываются его причины. То есть центральным предметом аналитической корреспонденции является один значительный факт, все остальные детали, примеры, суждения служат “вспомогательным” материалом для его всестороннего освещения. Названные обстоятельства четко разграничивают жанр аналитической корреспонденции и жанр статьи.

99

Вопрос 27. Корреспонденция как жанр исследовательско-новостных текстов. Виды корреспонденции.
Корреспонденция: В переводе с латинского означает "осведомлять" и в точности соответствует главному предназначению корреспонденции. Уже в 18 веке понятие "корреспонденция" было хорошо известно российским журналистам, но лишь век спустя его стали связывать с определенным жанром. Корреспонденция – жанр, предметом которого выступает отдельно взятое, социально значимое событие, изложение которого дается журналистом детализировано. Основной целью корреспонденции становится истолкование, выяснение причин события, определение его значимости, ценности, прогнозирование развития и так далее. Поэтому этот жанр относят к аналитическим.
В качестве жанрообразующих признаков назовем следующие:
«– отдельная ситуация в ее проблемном целом как предмет исследования;
– выявление закономерностей развития текущей действительности на основе анализа конкретной ситуации;
– факт как основа текста, как повод для его интерпретации; соединение лично наблюдаемых журналистом фактов с фактами «вторичного» использования;
– авторское рассуждение, вытекающее из обобщения описываемых фактов;
– явно или неявно демонстрируемая цепочка: тезис – аргументация – демонстрация – вывод» [Корконосенко 2000: 149–150].
Тем не менее, Тертычный выделяет два вида корреспонденции:
В информационной корреспонденции автор подробно рассказывает о происходящих процессах, стремясь сгруппировать факты, объединить их общей темой. Ее задача - привлечь внимание к событию и показать тенденции его развития. Разумеется, что и в информационной корреспонденции присутствует анализ происходящих событий, но гораздо в меньшем количестве, чем в аналитической корреспонденции, которая теоретиками журналистики выделяется как второй вид. Здесь автор уже не столько привлекает внимание к событию, сколько определяет его место в череде других событий.
Аналитическая корреспонденция, отталкиваясь от заданной темы, представляет анализ ситуации, выявляет причинно-следственную взаимосвязь событий, фактов. Журналист как настоящий исследователь изучает процессы, происходящие в обществе, на конкретных примерах отдельно взятых фрагментов жизни. Такими корреспонденциях как бы идет накопление фактов, которые можно будет обобщить, систематизировать и вывести общие закономерности для всего общества.
Но и тот, и другой виды корреспонденции имеют общее – глубокое содержание, яркая подача материала, четкие выводы. Мысль в корреспонденции движется от реальных фактов и представляет собой их анализ. Да и предметом отображения в обоих видах корреспонденции являются как ситуации и процессы, так и информационные явления.
Одним словом, основным для корреспонденции является разработка на конкретном материале актуальной темы в сравнительно нешироком масштабе. И все в ней зависит от характера ситуации. Центральным предметом корреспонденции является один значительный факт, все остальные детали, примеры, суждения служат вспомогательным материалом для его всестороннего освещения.
Корреспонденция имеет ряд специфических признаков.
Во-первых, авторы корреспонденции делают выводы и обобщения локального характера, то есть не распространяющегося за пределы анализируемого явления, события, факта. Изучая проблемную ситуацию, сложившуюся в отдельном коллективе, автор с места события сообщает о произошедшем и пытается сделать предварительные выводы на основе проведенного им анализа.
Во-вторых, факты в корреспонденции лишь подсказывают наиболее важные, первоочередные проблемы, главное же для автора - анализ сложившейся ситуации. Это значит, что журналист, опираясь на конкретные события, не ставит своей целью более или менее подробно пересказать их. Объясняя их, он стремится установить связь между явлениями и общим законом, которым они все без исключения подчиняются.
Корреспонденция представляет собой, как правило, логико-эмоциональный монолог автора. Журналист использует нейтральные устойчивые словосочетания, иностранные заимствования, однородные эпитеты, синонимические ряды, идиоматические обороты, метафоры и риторические вопросы. И, само собой разумеется, журналист охотно пользуется научными терминами, тем самым поднимая статус своего выступления до научно-публицистического.
Корреспонденция, как мы уже выяснили, имеет свою "архитектуру": вначале - повествование о центральном событии, затем - анализ и комментарий, позволяющие убедить читателя в правоте автора материала, и наконец - описание последствий центрального события. Конечно, часто бывает и так, что сообщение о факте рассредоточено по тексту, причем фактологические отрывки перемежаются с комментирующими. Здесь все зависит от замысла журналиста.
Если журналист уподобляет себя ученому, то структура текста возникает непроизвольно, как итог объективного описания хода познания действительности. Или коре-я может выстроена по законам, более присущим художественно-публицистическим жанрам.
Признаками мастерства журналиста здесь становятся умение отбирать факты, отделять главное от второстепенного, умение анализировать факты и явления повседневной жизни, обобщать их, делать выводы и предлагать свое решение проблемы. Аналитическая корреспонденция значительно отличается от статьи. В аналитической же корреспонденции, речь как правило идет о каком-то одном событии. Оно всесторонне обсуждается, выявляются его качества, ему выносится оценка, прогнозируется его развитие, указываются его причины. То есть центральным предметом аналитической корреспонденции является один значительный факт, все остальные детали, примеры, суждения служат “вспомогательным” материалом для его всестороннего освещения. Названные обстоятельства четко разграничивают жанр аналитической корреспонденции и жанр статьи.

100

Особенности современной корреспонденции
1. значительно уменьшилась в объеме;                       
2. стала первополосной, модифицировалась в "факт с комментарием;
3  приобрела качества компактности, динамичности, актуальности;
4. печатается с заголовочным комплексом: подзаголовком - лидом, в котором коротко излагается суть материала;                               
5. много шире используются методы и элементы других жанров: диалоги, репортажные описания, зарисовочные моменты;
6. тематическое многообразие;
7. изменение акцента категории "оперативность".

Корреспонденция – один из аналитических жанров, назначением которого является либо логическое описание отдельно взятого социального явления, либо выявление его существенных причинно-следственных связей путем преимущественно индуктивного метода – от частного к общему. попова.

Три вида. Постановочная - постановка проблемы,аналитическая глубина анализа,глобальные выводы,положительная или критическая по характеру фактов

• отдельная ситуация в ее проблемном целом как предмет исследования;
• выявление закономерностей развития текущей действительности на основе анализа конкретной жизненной ситуации;
• факт как основа текста, как повод для его интерпретации; соединение лично наблюдаемых журналистом фактов с фактами "вторичного" использования;
• авторское рассуждение, вытекающее из обобщения описываемых фактов;
• явно или неявно функционирующая цепочка: тезис – аргументация – демонстрация – вывод.
кройчик Лев Ефремович.

корреспонденция это публицистический текст, вскрывающий объективную природу конкретных фактов действительности, объединенных одной проблемой и ограниченных временем, местом и числом действующих лиц, а также предлагающий решение проблемы.

101

Вопрос 28. Колонка и рецензия. Колумнисты в печати и на ТВ.

О том, что «все смешалось в системе жанров отечественной журналисти-ки» говорили еще советские исследователи процессов жанрообразования. Однако на рубеже тысячелетий констатировать это и не предложить своей, «эксклюзивной» жанровой структуры считалось уже «дурным тоном». Сегодня наряду с советской, уже явно не классической, системой жанров появились, на-шли своих сторонников и развиваются подходы, предложенные профессорами Прониным, Кройчиком, Тертычным.
Отличительной чертой нашего времени является и понятие гибридизации: жанры не просто умирают и рождаются, они органично используют друг друга, производя на свет такие жанровые симбиозы, что даже опытный исследователь не может их идентифицировать.

Говоря о тенденциях развития современных отечественных массмедиа, стоит отметить и еще одну – к экспансии западных форм журналистики. Благодаря проникновению в отечественную медиасреду западноевропейских и американских (англо-саксонских, «островных») моделей журналистики, в том числе и жанровых форм, в обиходе и теоретиков, и практиков появились новые определения для таких, в общем-то, знакомых нам понятий как «колонка», «журналистское расследование». О них, вслед за западными коллегами, загово-рили как об особых текстовых структурах.

Еще пятнадцать лет назад колонка была знакома российским читателям лишь на примере частного случая, а именно в виде «колонки редактора» како-го-либо издания. Но тенденции изменения российского информационного поля, а также общемировые, в том числе постмодернистские тенденции, привели к тому, что сегодня колонкa одна из самых востребованных на страницах россий-ских СМИ текстовых форм.

Именно колумнистика, на наш взгляд, наиболее полно отражает процессы, происходящие в современном информационном пространстве. Уже в тече-ние довольно долгого времени вокруг этого термина идут споры. Одни иссле-дователи теории журналистики говорят о том, что колонка – строго определенная количеством строк вертикаль на газетной странице – является рубрикой, другие – о том, что она является видом комментария, третьи называют ее раз-новидностью эссе, четвертые замечают, что колумнистики как таковой у нас в стране вообще не существует, пятые называют авторскую колумнистику последним оплотом свободной политической мысли и совестью нации.

Рассматривая вопрос о жанре колонки в западной журналистике, в первую очередь, стоит говорить о совершенно иной жанровой классификации, ко-торую используют в США, да и в Европе. Для англо-саксонской модели журналистики жанр – это, скорее, тип художественной формы литературного произведения, характеризующийся общностью структурно-композиционных и сти-листических признаков, специфичных именно для него.

Стоит отметить, что на Западе теория журналистики в принципе разработана слабо, превалирует практический подход, а под жанрами подразумеваются группы текстов, сходные по форме. Да и самой жанровой классификации как предмета теоретического изучения не существует. Под жанром понимается «группа художественных произведений, объединенных общим стилем, формой или содержанием» [3], «тип литературного или художественного произведения; стиль авторского самовыражения» [4], то есть само понятие жанра отличается от принятого в российской теории литературы и журналистики. Если отечест-венные исследователи пытаются анализировать природу жанра, то их западные коллеги просто объединяют тексты в весьма условные группы для удобства практиков.

Вместе с тем американские журналисты значительно больше внимания, чем их европейские коллеги, уделяют не форме, а содержанию публикуемых материалов.

Один из основных законов англо-саксонской журналистики гласит: ново-сти и комментарий к ним должны печататься раздельно. Один из самых извест-ных в Англии редакторов К.П. Скотт («Гардиан») говорил: «Факты священны, комментарий свободен», – подчеркивая тем самым, что у каждого человека есть свое мнение, но лишь немногие обладают подлинной информацией. Разделение между новостями и комментарием закреплено в существующей на Западе тра-диции собирать комментарии на определенных страницах.

Исторически жанр колонки возник как «человеческий комментарий» к событию, про которое уже распространились сухие новостные сводки.

Так что же представляет собой западная колумнистика?

Американские газетчики выделяют несколько значений английского сло-ва «column». Прежде всего, это просто газетная колонка как элемент внутрен-ней структуры и оформления. Отсюда и все производные: материал, размещен-ный на одну колонку; раздел или отдел в газете или журнале и – собственно американское – фельетон, колонка юмора. Журналиста, ведущего определен-ную рубрику, называют «column conductor» или «columnist».

Американская энциклопедия писателя определяет колонку так: «корот-кий газетный или журнальный материал, посвященный какому-то узкому кругу интересов или обстоятельствам в широком смысле слова, написанный ясно и лаконично, имеющий объем в 350-500 слов и появляющийся регулярно (еже-дневно, еженедельно и т.д.) с обязательным указанием имени автора» [7].

В немецкой журналистике под колонкой понимается «короткое выраже-ние мнения, которое не занимает больше одной газетной колонки. Такие колон-ки в большинстве своем появляются регулярно на одном и том же месте с оди-наковым названием или как именные колонки одного автора. Колонка похожа на реплику и комментарий» [5].

Испанцы, у которых теория журналистики, в отличие от их англоязычных коллег, разработана очень серьезно (а развитие колумнистики, аналогично на-шей, было прервано франкизмом, а затем началось снова), уделяют колонке много места не только на газетных и журнальных полосах, но и в учебниках по журналистике и научных статьях.

Мария Иисус Касальс Карро, профессор фа-культета журналистики Мадридского университета: «Дать определение колон-ки можно "из разных углов". Зависит от критерия, который берется за основ-ной: ее положение в газете, исторический контекст или чувство нормы. На са-мом деле, слово "колонка" – неологизм, образовавшийся в результате метони-мии (переноса части – места на газетной полосе – на целое: разделение на ко-лонки журналистских текстов вошло в практику с XVIII века). Этим неологиз-мом обозначается подписанная (авторская) статья, которая публикуется с опре-деленной регулярностью и занимает определенное место в газете. Это опреде-ление можно взять в качестве практико-описательного, имея в виду газету как основной фактор. Но если попытаться дать нормативное определение, задача усложняется, потому что одна из главных характеристик колонки – это ее раз-нообразие во всех проявлениях. В любом случае, колонка стоит то, что стоит ее подпись, и это выражается в зависимости от таланта личности. Колонка – это статья-мнение, которая может быть размышляющей или наоборот, неразмыш-ляющей; направляющей или загадочной; аналитичной или страстной, осуж-дающей или предписывающей, всегда оценивающей, субъективной, потому что она не может быть другой» [2].

Колумнистика – чаще всего атрибут качественной прессы, которая оказывает свое влияние на общество информированностью, аналитичностью, способ-ностью предвидеть будущее, а не громадными тиражами. Кроме того, качест-венная пресса способна влиять на умонастроения элиты, принимающей важные решения. Отсюда и особые, повышенные требования к колумнистам.
Чтобы стать колумнистом, надо сначала заработать себе имя. В типичной американской ежедневной газете, где штат значительно превышает сотню (а иногда и не одну) человек, писать редакционные статьи и вести рубрику могут только два – три наиболее подготовленных журналиста по указанию главного редактора. На колонку известного автора могут подписываться газеты, как, скажем, на информацию Ассошиэйтед Пресс или другого информационного агентства. Таким образом одна и та же колонка авторитетного журналиста мо-жет появиться в газетах Северной Каролины и Калифорнии, Массачусетса и Техаса в один и тот же день.

В последнее время в американской прессе идет активная дискуссия по поводу исчезновения колумнистики, ее исчезновения именно в ежедневной го-родской газете, в которой колумнист – есть голос и совесть гражданского об-щества. Многие, как Дейв Либер, колумнист «Fort Worth Star-Telegram» и пред-седатель ежегодного съезда Национального общества газетных комментаторов, винят в этом самих колумнистов, которые стали "ленивыми, неактивными, не-острыми" [6], другие объясняют все изменениями в сознании аудитории, кото-рой нет дела, до того, что происходит в городах, у которой ни «общей жизни», ни даже «общего образа жизни», а кто-то, как Дэн Гилмор, бывший колумнист, автор книги «We, The Media», говорит об изменении самого информационного поля, когда на место привычной городской колумнистике приходит (по образ-ному выражению журналиста Тома Эбата) "мини-колумнистика", когда «Золо-той век колумнистики» прошел, не стало талантливых журналистов прошлого (среди которых называют Майка Ройко, Хёрба Кэна, Джимми Бреслина), а го-лоса тех, кто остался, уже недостаточно сильны, чтобы перекричать пятьсот те-левизионных каналов [1].

Говоря о появлении колумнистики в российской публицистике, в первую очередь стоит сказать о тех изменениях современного информационного поля, которые пережила Россия в начале 1990-х. Наиболее полную характеристику этих изменений мы находим у Л. Е. Кройчика [9].

Так, он говорит о существенном отличии постсоветской журналистики от ее предшественницы.
«Во-первых, на смену директивной, одноцветно идеологизированной прессе пришла публицистика более раскованная по мысли и стилю.
Во-вторых, современная публицистика все отчетливее персонифицирует-ся. Автор перестает быть обезличенным ретранслятором передаваемой инфор-мации – он все явственнее становится ее интерпретатором. Точка зрения кон-кретного лица интересна сегодня сама по себе…
Персонификация текста вызвана к жизни не только общим процессом де-мократизации постсоветского общества, но и тем, что в условиях существую-щего ныне рынка информации товаром становится не просто новость, а но-вость, «упакованная» в публицистический текст. Публицистический текст, как известно, напоминает двугорбого верблюда: первый горб – факт, второй – от-ношение автора к факту. Спрос на личностную журналистику в условиях рас-тущей конкуренции СМИ создал прецедент выбора. Публицист откликается на этот спрос предложением собственного имени. Имя (в широком смысле этого слова) становится знаком издания или канала, представляющих это имя…
Третья особенность современной российской прессы, по Л.Е. Кройчику, – «она работает в режиме диалога с аудиторией… Диалогичность рождает много-голосие, возникает эффект субъективности; полифонизм звучащих голосов, предлагающих различные точки зрения, побуждает аудиторию к самостоятель-ному определению собственной позиции. Учитывая это, настраиваясь на волну ожиданий аудитории, пресса одновременно ориентируется и на более занима-тельную, более остроумную форму подачи материала. Диалог с аудиторией предполагает ее отклик на предложенный текст, интерес к нему. Интерес воз-можен тогда, когда публицист не просто предлагает факты, заслуживающие, с его точки зрения, внимания, но и сообщает о них в яркой, воздействующей на эмоции аудитории форме.

Четвертая особенность современной публицистики – возросшая роль приема в обработке материала. Текст все очевиднее приобретает черты литера-турности: меняется его стилистика, слово становится более экспрессивным, бо-лее эмоциональным и остроумным…

Рубеж XX XXI вв. входит в историю как эпоха эссеизации публицистики: от персонификации повествования до перевода субъекта высказывания в дейст-вующее лицо исторического процесса – только один шаг. И этот шаг уже сде-лан. Мир и субъект, этот мир воспринимающий, в равной степени становятся предметом исследования. Публицист сегодня ощущает себя не сторонним на-блюдателем описываемых процессов, а равноправным их участником. Автор предлагает аудитории текст, который перестает быть равновеликим жанру» [9].

Если проанализировать эти выводы в контексте нашего исследования, то можно немного переиначить слова Л.Е. Кройчика, заметить, что все это дает возможность для развития не только эссеистики и фельетона, но и для колонки. Поскольку колонка как раз и берет свое начало с одной стороны с сугубо прак-тического оформительского момента, а с другой – ее родоначальниками во всем мире являются как раз жанры эссе, фельетона, комментария.

Еще одно интересное замечание, связанное с вечной оппозицией инфор-мация – комментарий, новость – мнение, дает С. Митрофанов: "В течение дол-гого времени информационная журналистика отрицала авторские колонки и даже на какое-то время смогла вытеснить их на периферию, но именно сейчас идет процесс возвращения авторов, поскольку выработался такой механизм, что осмысление политики происходит исключительно в авторской колонке. И больше нигде. Она как бы заменяет нам парламент (потерявший гражданское значение) и гражданское общество" [10].

Говоря о существенных изменениях, которые претерпели российские СМИ и, в частности, жанровая структура газеты после перестройки, можно привести несколько цифр. Так, согласно анализу представительного корпуса газетных текстов за 1997 г. (более 3000 тысяч текстов 11 газет различной поли-тической направленности и региональной принадлежности), можно с уверенно-стью говорить о перестройке в системе газетных жанров. Количественное соот-ношение текстов различных жанров на страницах газет, которое может свиде-тельствовать об устаревании одних жанров, актуализации других в связи с из-менением языкового вкуса, переосмыслением роли печати в обществе и други-ми экстралингвистическими факторами. «Практически исчез жанр передовой статьи; публикации, отражающие позицию газеты, занимают ее место на газет-ной полосе, но не заменяют функционально. Близки к исчезновению жанры фельетона и памфлета. В ряде изданий их функции берут на себя такие жанро-вые формы, как "личная колонка", но чаще используются жанровые возможно-сти комментария и комбинированные формы (корреспонденция, комментарий и др.)» [11].

С появлением Интернета лишь очень небольшое время отделяло нас от того момента, когда колумнисты получили также и сетевую прописку. Однако понадобился достаточно долгий период "созревания", прежде чем выяснилось, что "колонка" в применении к Интернету – это все-таки, говоря образно, "хи-мия". Объединившись, колонка и Интернет подарили миру блоги. Именно они дают возможность получить в сети информацию о том, как относятся к этим фактам те, чье мнение по многим вопросам совпадает с вашим собственным. Так в сетевых СМИ начинают осуществляться некоторые, отсутствующие ра-нее социально-психологические функции массовой коммуникации, такие как функция аффилиации (приобщения к конкретным социальным группам, сопри-частности с ними) и самоутверждения.

Несомненно, подходы к жанрообразованию в журналистике на рубеже тысячелетий изменились. С одной стороны мы видим тенденцию к его услож-нению, и, соответственно, к усложнению жанровой структуры1. С другой сто-роны – к упрощению системы журналистских жанров2. По мнению некоторых исследователей, современный жанр довольствуется ролью “помощника”, пред-ставления о нем помогают журналисту выполнить ту или иную конкретную творческую задачу, упрощают взаимопонимание между коллегами. Для реше-ния конкретной задачи журналист достаточно часто пользуется элементами практически всех, известных ему, жанров. Происходит так называемая «гибри-дизация» жанров, рождаются даже относительно устойчивые «гибридные» формы. И это при том, что вариантов творческих задач со временем становится ничуть не больше, скорее наоборот. 
Итак, жанр категория хоть и устойчивая, но изменяющаяся; с течением времени жанры могут умирать, рождаться новые, могут появляться гибридные формы. Значит, можно выделить новый жанр, если он отвечает определенной классификации или определенным категориям.

Кроме того, доказывая тезис о том, что в современном газетном мире ав-торская колонка из рубрики постепенно превращается в публицистическую жанровую (наджанровую) форму, имеющую свои особенности, мы можем вспомнить прецедент с фельетоном, рождение которого относят к 28 января 1800 г., когда в парижскую газету "Журналь де деба" ("Journal des Debats") был впервые вложен дополнительный листок (feuilleton), в котором стали печатать-ся объявления, театральные и музыкальные рецензии, сообщения о модах, ша-рады, словом, не политические, не официальные материалы. Точнее, это было рождение рубрики, а не жанра. С увеличением формата газеты фельетоном ста-ли называть её "подвал". Под рубрикой фельетона печатались даже романы ("Парижские тайны" Э. Сю, "Три мушкетёра" А. Дюма), давшие начало "рома-ну-фельетону", ориентированному на вкусы массового читателя. Материалы под рубрикой фельетона нарушали официальную серьёзность, шаблонность и абстрактность казённого стиля, хотя нередко тяготели к развлекательной нра-воописательности. Даль определил фельетон как «отдел россказней в газете» [13]. Постепенно разнородные тексты, объединяемые одной только рубрикой, пришли к единой форме, обрели общие признаки и сейчас едва ли кто-то усом-нится в том, что фельетон давно стал полноправным журналистским жанром, к сожалению, сегодня умирающим.

Так почему же многие современные исследователи отвергают возмож-ность появления жанра авторской колонки?
Чаще всего сегодня встречается взгляд на колонку как на рубрику и его можно сформулировать так: колонка – это авторская рубрика, которую каждый автор заполняет по собственному усмотрению, и в частности, пишет тексты в любом удобном ему жанре. В таком случае логичным представляется выяснить, какие жанры преобладают, какие являются обычными для этой рубрики, и можно ли вообще отнести все тексты, написанные под рубрикой колонки к из-вестным нам жанрам, и есть ли основания относить тексты, написанные в ко-лонке, к особой жанровой форме?

Однако, анализируя тексты современных колумнистов, а также различ-ные определения, которые дают колонке российские и зарубежные исследова-тели, мы приходим к выводу, что значительная часть текстов колумнистов не вписывается в рамки известных нам жанров. Более того, рассматривая коммен-тарий и эссе как жанры, наиболее близкие колонке, мы видим, что колонка не описывается жанрообразующими признаками ни того, ни другого, и что в этом месте между аналитическими жанрами и художественно-публицистическими есть некий "зазор", который, в принципе, может быть заполнен каким-то новым жанром. Мария Иисус Касальс Карро: "Одна из характеристик колонки – это то, что форма выражения важна так же, как и содержание. Форма и глубина. И что это литературный продукт, употребляемый массами, значит, очень широкой и торопливой публикой. Отсюда ее вынужденная краткость: на небольшом про-странстве нужно представить тему или проблему, о которой все будут говорить, развивать аргументы с большой риторической изобретательностью и сформу-лировать последний абзац так, чтобы это было больше, чем суждение, закрыть круг вопросов, открытый в принципе, абзац, который хочет оставить след. По-этому колонка может сочетать, как никакой другой жанр журналистики мне-ний, качества литературы с ее безапеляционностью мнений, с воображением художника, связанным с жизненной идеологией или чувствами, которыми пи-сатель хочет поделиться. Колонка не привязана к непосредственной актуально-сти. Часто ее заботят те случаи или проблемы, которые не являются новостями, потому что остались вне круга внимания; в другие разы она достает факты, ко-торые уже остались в прошлом среди информационной быстротечности, но ценны своим индивидуальным содержанием; также возможен личный анализ – идеологический, эмоциональный – дел минувших. Или просто внутренняя реф-лексия. Или литературное развлечение. Или упражнение на проверку принци-пов и убеждений. Или ничего. На самом деле, колумнист не принимается за ра-боту, чтобы написать о чем-то конкретном… просто, чтобы написать. Важна форма и манера, представляющая издание" [2]

При анализе колонок современных авторов мы можем отметить, что значительная группа текстов, написанных под рубрикой колонки, обладает сходными признаками, что позволяет говорить о возможности объединения этих текстов неким особым, новым жанром публицистики. И хотя говорить о существовании полноправного жанра колонки пока еще рано, есть все основа-ния утверждать, что формирование этого жанра уже началось, и что культурно-историческая ситуация, сложившаяся в стране, способствует появлению новой жанровой формы.
Таким образом, подчеркивая, что колонка еще не устоялась как жанр в системе жанров отечественных СМИ, мы полагаем, что в настоящее время идет процесс ее становления, есть все предпосылки к появлению нового жанра.

102

Рецензия

Само слово "рецензия" пришло к нам из латыни. В переводе оно означает - "просмотр, сообщение, оценка, отзыв о чем-либо". Жанр, получивший это название, - критический анализ, оценка отражения в произведениях литературы, искусства и науки реальной действительности.

То есть журналист, вглядываясь вслед за рецензируемым автором в изображаемые им явления, пытается разобраться, насколько глубоко осмыслена действительность, высказывает суждения о степени понимания писателем или ученым сути отображенного предмета, о его позиции. Одним словом, если художественное произведение или научный труд осмысливают саму действительность, обнаруживая в ней типические черты или закономерности, то журналист в рецензии анализирует верность интерпретации отраженных фактов.

Рецензент вбирает в себя часть опыта общества и опирается на него при анализе, сочетая объективные и субъективные факторы восприятия. Объективность может достигаться и блочной подачей двух или нескольких разнонаправленных рецензий на одно и то же художественное произведение или на один и тот же научный труд. Польза от такой формы подачи рецензий заключается и в том, что они дают возможность читателю искать собственный подход к анализируемому произведению, сопоставляя разные оценки и суждения.

Публицистичность, актуальная злободневность рецензии диктует журналисту сочетание методов теоретического и эстетического исследования с активным вторжением в исследуемую проблему, заинтересованным продолжением рецензируемого автора. Этому жанру чужда описательность, иллюстративность, - напротив, это своеобразное журналистское исследование фактов, явлений, ситуаций реальной действительности через призму верности их отражения в произведениях литературы, искусства и науки.

Для оценки того или иного произведения в практике рецензирования выработаны определенные критерии, которые условно можно разделить на три группы. Это критерии, характеризующие, во-первых, содержание материала, во-вторых, методику изложения, и в-третьих, мастерство речи. Если рецензенту удается постичь внутренние закономерности произведения и увидеть в нем индивидуальные авторские черты, он достигает подлинного мастерства. Диалектический сплав критериев обусловлен единством содержания и формы, почувствовать и показать которое и призван рецензент.

Исследователи подразделяют рецензии на два основных вида.

Первый - оценивающий такие общественно-политические, публицистические и научные произведения, где современная действительность отражается преимущественно средствами теоретического знания. Здесь журналисту важно уметь говорить с рецензируемым автором на одном "языке" - языке теоретического исследования, а значит, иметь четкое представление о предмете разговора, профессионально разбираясь в его сути.

Рецензент оценивает теоретическую и практическую значимость новых идей, социальных моделей, технических новинок, а следовательно - оригинальность, весомость авторских концепций, их жизненность, правильность суждений, выводов, рекомендаций. Выразительно-изобразительная палитра таких рецензий включает в себя теоретические выкладки, логические доводы, комментарии, статистические данные, цитаты, описания эпизодов, публицистические отступления и иллюстрации, обобщения и выводы.

Второй - оценивающий произведения искусства. Тут возникает необходимость объяснения образного творчества, которое постигает действительность в единстве логического и эмоционального, рассудочного и чувственного, абстрактного и конкретного. Журналист, помимо специальных теоретических и эстетических знаний, должен обладать способностью сопереживания, проникновения в мир чувств рецензируемого автора или целого творческого коллектива.

Скажем, обращаясь к кинофильмам или театральным спектаклям, рецензент анализирует работу творческого ансамбля. Он не должен останавливаться лишь на его лидере, на идейно-эстетической значимости этого вида искусства в творчестве одного лишь автора или режиссера. Важно помнить, что если текст идет от драматурга, то подтекст - от актеров, которым помогают коллеги по цеху: гримеры, костюмеры, осветители, художники и многие другие. И здесь журналисту следует раскрыть характер постановки для всего коллектива - ее прогрессивность, застойность или регрессивность. А кроме того, показать это произведение как звено единого процесса.

Обращаясь к произведениям, он отбирает из них либо этапные для художественного процесса современности, либо те, которые негативно влияют на духовный потенциал общества, и пытается понять причины, побудившие автора к созданию такого произведения. Ведь задача, стоящая перед этим видом рецензии, - научить общество оперативно ориентироваться в духовном богатстве и активно воздействовать на его развитие.

Тогда как первый вид рецензии направлен, прежде всего, на формирование научно-идейного потенциала общества.

Но и в том, и в другом случаях рецензент при отборе предмета для анализа руководствуется актуальностью поднимаемой в произведении проблемы. И кроме того он, безусловно, учитывает интересы и запросы своей аудитории. Ведь одной из задач рецензии называется способность воспитать в человеке волю к творческой, культурно-преобразующей жизнедеятельности. Поэтому каждый рецензент озабочен тем, чтобы из-под его пера вышло интересное, яркое публицистическое произведение.

Следует помнить, что в случае, когда журналист на основе глубокого анализа отдельного произведения выдвигает какие-либо общественно значимые проблемы, его произведение может перерасти рамки рецензии и стать литературно-критической статьей или искусствоведческим исследованием.

Конечно же, рецензия не пересказывает основную сюжетную линию разбираемого произведения искусства или содержание научного труда, не акцентирует внимание на их отдельных моментах, информационно-иллюстративная часть рецензии сжата до минимума, - подразумевается, что читатель уже знаком с рецензируемым произведением. Журналист в первую очередь стремится помочь аудитории понять, какие новые открытия в постижении жизни были сделаны здесь, какие новые мотивы появились в творчестве исследуемого автора. Для рецензента чрезвычайно важно активизировать у читателей мышление, заставить их думать.

Обращаясь к анализируемому произведению, он показывает внутренние закономерности и особенности конкретного вида творчества, формы воплощения авторского замысла, условия достижения единства формы и содержания и, конечно же, реальность, пропущенную через творческую лабораторию художника или ученого. Рецензент осмысливает общую авторскую концепцию, дает ей надлежащую оценку и даже пытается подняться до высоких обобщений и выводов. К сожалению, в современных условиях попытка не всегда удается, - рецензенту не достает профессиональных знаний, научно-теоретической базы исследования.

А ведь другой задачей рецензии является формирование верных представлений о мире у творцов духовных ценностей и корректировка выстроенных художником или ученым гипотез. Журналист ведет с ними сложный профессиональный диалог, вступая в дискуссию. И тут необходимо владеть специальной терминологией, органично включенной в текст публицистического выступления.

Рецензии свойственна оценочность языковых средств. Оценочная лексика связана с острой потребностью формирования новых знаний и убеждений, определенного отношения к ним. Поэтому в арсенале рецензента есть и разговорные конструкции, и книжные высокие слова, и и архаизмы, и многообразные средства эмоционального синтаксиса.

Задача непосредственного воздействия на читателя ярким, эмоциональным, образным словом обусловливает характерный речевой строй этого жанра. Ведущая роль отдается автору, личностные черты, индивидуальность, богатство чувств и мыслей которого приобретают особую значимость.

В средствах массовой коммуникации чаще всего встречаются микрорецензии, занимающие до ста строк. Малый объем не позволяет журналисту полностью раскрыть личностные впечатления, поэтому микрорецензии - лаконичны, точны, емки. Большая, развернутая рецензия свойственна прежде всего специализированным изданиям. Такую макрорецензию обычно готовят маститые критики, специализирующие на определенных подвидах рецензий.

103

Вопрос 30. Работа редактора над фактическим материалом (общие принципы и методы; реалии действительности).
Теоретики журналистики рассматривают факт с позиций теории познания как фрагмент действительности и метафорически, наблюдая, как осваивается в процессе журналистского творчества его отвлечённое значение, как происходит его типизация, даётся образная трактовка. Для журналиста факт всегда соотнесён с суждением о событии, служащим утверждению истинности или ложности определённых положений, выяснению связей и отношений между явлениями, между предметом и его свойствами.1
Теория редактирования предлагает свою трактовку этой важнейшей для журналистского творчества проблемы, исследуя то, как факт воплощён в тексте литературного произведения, как он передан средствами языка. Понятие фактический материал, которое принято в редактировании, охватывает все опорные для текста элементы, передающие смысл и предметные отношения.2  Фактический материал реализуется в текстовых конструкциях, которые обозначают не только события, но и «кусочки действительности» – вещные элементы предметного ряда, свойства, качества, состояния, наименования лиц, отношений, количества.
В лит. редак. под фактом понимают все, что составляет содержательно-фактуальную инфу текста. Содержательно-фактуальная инфо содержит сообщении о фактах, событиях, процессах, происходящих или которые будут происходить в реальном или воображаемом мире. Такой инфо может быть сведения о гипотезах. Содер-фактуальная инфа всегда выражена вербально, при этом единицы языка определяются в прямых предметно-логических словарных значениях. Критерии анализа: реальные действительности, имена собственные, географические названия, цифры, даты исторических событий, цитаты.
Фактический материал может быть привлечён журналистом как собственно информация, как аргумент в процессе логического доказательства и основание для общих утверждений и, наконец, как иллюстрация, дополняющая то или иное наблюдение. Начиная работу лит.ред. прежде всего определяет для какой цели журналист использует этот материал:
Собственно как ключевую инфу
Как аргумент в процессе логического доказательства и основание для вывода
Как иллюстрацию, дополнительный вывод.
После чего анализирует с двух позиций: 1) как факт работает на раскрытие темы 2)насколько факт верен, не искажен.
В связи с этим работа над фактически материалом включает в себя 2 обязательных этапа:
Оценка значимости факта а)достаточно ли минимум фактов, сведений б)возможно ли устранить попутную основной инфо.
Оценка истинности всех приведенных фактов, четкость и недвусмысленность их формулировок. Требует хорошо сформированных навыков критического мышления, владение приемами поиска дефекта, способа проверки.
Психологическая установка на наличие ошибки. Основное требование на этом этапе предметной точности (акрибии) – соотношение дейст-ти и то как ты это видишь.
Чтобы не пропустить ошибку факты выделяют:
Безусловно известные и априорно бесспорные факты
Вызывающие сомнения(проверить),Неизвестные(проверить).
Нужно определит место сомнительного факта в структуре текста и лит .ред. следует правилу: То что целесообразно отпустить – отпусти, остальное проверяй досконально. Здесь включаются требования акрибологии( лексической точности).
Приемы проверки:
Прием конкретизации представления(киви режут как огурец – это как?)
Прием уточнения понятия (акрибология)
Прием сопоставления связных по смыслу и повторяющихся фактов внутри текста. Проводится на этапе шлифовочного текста. При обнаружении противоречия – по авторитетам.
Прием проверки по авторитетным источникам.
Задачи:
Первая задача редактора – оценка роли факта в раскрытии темы. Общая осведомлённость ред-ра в теме ему поможет правильно сориентироваться в содержании.
Следующая задача – проследить за тем, чтобы все факты были истинны и сформулированы чётко и недвусмысленно. Важна психологическая установка на возможную или неизбежную ошибку в тексте.
Первое золотое правило редактора – не знаешь – не пиши. Прежде чем приступить к проверке сомнительного факта, нужно оценить, какое место он занимает во всей смысловой структуре. Это поможет сэкономит время.
Второе правило: то, что целесообразно опустить – опусти, остальное проверяй досконально.
Профессиональный приём, помогающий находить неточности и ошибки в тексте – приём конкретизации представления: наглядно представить себе все возможные варианты действительности, которые допускаются изложением, и, если надо, найти факты, противоречащие тексту.
Часто ошибки возникают из-за того, что автор, верно представляя описываемую ситуацию, неточно выбирает для её обозначения слово (сноубордисты и роллеры показали мастерство в рампе).
Три основных метода проверки фактов: сличение повторяющихся (подписи к картинкам, заголовки, ссылки) и связанных по смыслу (несовпадения с цифрами) фактов в тексте, проверка по авторитетным источникам (энциклопедии, справочники, сообщить читателю о неточностях, выяснить у автора об источниках инфо) и официальное подтверждение, сделанное специалистами (если проверка по источникам не даёт нужных результатов).
При сличении фактов редактор не всегда знает, какой из вариантов верный, но это указывает на то, какие факты нужно проверять первыми.
Реалии действительности: объект редакторской оценки – факт действительности и то, как эта действительность изображена автором; ответственность за выводы; Умение оценить, правильно осмыслить явления и события редактору необходимо в не меньшей мере, чем автору, но объектом редакторской оценки является не только сам факт действительности, но и то, как эта действительность автором изображена. Поэтому редакторский анализ фактического материала идёт всегда в двух направлениях. Определяя, насколько точен был автор, строя фактическую основу материала, редактор своим опытом, профессиональными знаниями, своим восприятием первого читателя проверяет автора. Рассматривая роль факта в общей структуре журналистского выступления как литературного произведения, редактор судит о способах разработки и подачи фактического материала, он оценивает приёмы и литературное мастерство автора. Оставляя за автором право сообщить свои наблюдения, редактор разделяет с ним ответственность за те выводы, которые предлагаются читателю. Новизна сообщения, быстрота редакции не снимают ни с автора, ни с редактора ответственность за серьёзность каждого сообщения. Оно должно соответствовать современному уровню знаний о предмете. Оперативность не может служить оправданием при появлении на страницах газеты сенсаций, способных ввести читателя в заблуждение.
Профессиональное контролирующее мышление редактора должно быть нацелено на соотнесение данных внутри текста и оценку их достоверности. Не менее важно для контролирующего мышления редактора умение конкретно представить, как происходили события, о которых говорится в тексте. Еще В.Г. Белинский говорил, что не нужно выдумывать факты, стоит только обратить внимание преимущественно на те факты, которые подтверждают заранее составленное мнение, закрывая глаза на те, что противоречат этому мнению. Факты можно искажать и не выдумывая лжи.
Редактор должен предусмотреть и возможность субъективной трактовки читателем фактов, представленных автором, следить за тем, чтобы картина действительности не была разрушена, а смысловые связи не были искажены. Пусть ситуация подана журналистом как случайная, прогнозировать, как она может быть истолкована читателем, необходимо.
Фактический материал в функции иллюстрации – относительно свободный элемент текста. Его включение в текст не обусловлено требованиями логической конструкции. Он дополняет, уточняет смысловую основу материала, часто рассчитан на эмоциональное воздействие, пробуждение читательского интереса. И тем не менее связь фактов-иллюстраций с содержанием текста должна быть для читателя очевидной. «Описательство» как явление не характерно для публицистики наших дней, тем не менее очерк, подобный тому, отрывок из неотредактированного варианта которого мы приводим ниже, может встретиться редактору и сегодня.

104

Вопрос 31. Работа редактора над фактическим материалом (цифры, статистика, имена собственные, цитаты)
Имена собственные: Причиной ошибок номинации может послужить недостаточная осведомлённость автора, неадекватность действительности его представлений, бедность языка, техническая неточность воспроизведения текста. Журналист не властен переделывать или придумывать имена собственные.
Требования
1 Отследить прямую связь с георафией
2 Внимание к выбору грамматической формы
3 Критерий единообразия (если инициалы то у всех)
4 Соотвествие этикетным нормам описываемой среды
5 Стремление к оценочности и выразительности не должно приводить к искажению
6 Ассоциативное мышление не должно приводить к искажению.
Цифра в тексте – элемент не языковой, знаковой структуры. У нее две функции: служить основной темой Цифра всегда привлекает внимание. Основные требования:
-нельзя перегружать текст цифрами, так как это затрудняет его чтение;
-цифра дб говорящей, тк важна не сама цифра, а то явление, кот она иллюстрирует;
-ред-р должен позаботиться о том, чтобы цифры легко воспринимались в нужной грамматической форме;
-связанные по смыслу цифры в тексте дб сопоставимы.
Критерий точности: в деловом документе и в СМИ критерий точности ни одно и тоже.
Умело включённая в текст цифра способна сказать гораздо больше, чем любая подробность.
Критерий конкретизации: округление
Все приёмы работы с цифрой условно делятся на логические и риторические.
Логические: подбор цифр комментирует какую-л жизненную ситуацию, цифры дб красноречивы.
Риторические: используются экспрессивные, выразительные возможности цифр, и не так важно, соответствуют ли действительности упомянутые цифры. Используются в заголовках, слоганах.
Правила оформления цифрового материала в тексте (связ с особенностями воспр-я):
- числа однозначные в начале предложения, в косвенных падежах, при стечении нескольких чисел (пять 17-летних студентов) без указания единиц измерения обозначаются словами;
- числа в сочетании с единицами измерения или числа неоднозначные – цифрами (3 тыс. экземпляров);
- Для чисел, начиная с тысячи, рекомендуется буквенно-письменное обозначение (9 млн или 13тыс)
+ правила округления цифр.
Кроме того, числа больших разрядов, переданные цифрами, при первом прочтении воспринимаются как стоящие в именительном падеже независимо от реальной грамматической формы, так что читатель вынужден возвращаться к соот тексту ещё раз, что создаёт помехи в коммуникации.
Принцип сопоставимости: - связанные по смыслу цифры нужно представлять в одних и тех же единицах измерения и графически единообразно;
- если в тексте есть относительные величины, ред-р должен проверить, на какую относительную величину они опираются;
- когда даётся процентный состав чего-л – 100%
Статистика. Как метод внутритекстовой проверки материала статистических данных используется группировка данных на основе одного принципа, например, хронологического нарастания, убывания величин.
Большое количество статистических данных перегружает текст, и злоупотреблять ими не следует.
Оформление статистического материала мб в виде таблиц (оформлены горизонтальными и вертикальными линейками колонки и графы однородных, сопоставимых данных, построенные так, что каждое данное включено одновременно и в строку, и в графу) или выводов (простые по составу таблицы без прографки из одной, двух граф, связанные синтаксически с текстом). Требования одни и те же. Основные части таблицы: тематический заголовок, головка, боковик, прографка. Если таблиц несколько, они могут иметь также нумерационный заголовок.
Классическая таблица: нумерационный заголовок (если текст содержит несколько таблиц и их нужно соотнести с текстом), тематический заголовок (формирует осн тему таблицы и размещается над ней). Сама таблица включает головку (верхняя строка таблицы), в кот расположены рубрики – логические подлежащие - заголовки граф. Хвостовая часть: находится под головкой и содержит логические сказуемые, которые располагаются в графах (все вместе - прографка). С левой стороны – боковик с логическими подллежащими. Читается сверху вниз и слева направо.
Главное – минимум сведений, логически сопоставимых и отражающих суть явления. Показатели, которые предлагают сопоставить в первую очередь, располагают в графах, те вертикально.
Не следует перегружать таблицу лишними рубриками, не дб рубрик «Всего», «Названия» и тд.
Выделение рубрик должно опираться на логические правила деления понятий, данные – в одинаковых единицах. Все повторяющиеся в графах данные выносятся в головку таблицы. Заголовки верхнего яруса даются в именительном падеже и с прописной буквы, подчинённых ярусу – в им падеже со строчной буквы. Требование сопоставимости величин
Важно обратить внимание на предваряющий таблицу текст – подводку. И в таблице, и в подводке должна чётко выражать одна идея.
По назначению выделяются два вида таблиц: рабочие и аналитические. Цель рабочих – дать сводку данных по какой-либо теме; вторых – проиллюстрировать идею, изложенную в тексте.
Если данных в таблице немного и она проста по построению, в газете её включают в текст после двоеточия в виде вывода (без линеек). В других случаях таблица сохраняет свою традиционную форму.Чтобы проверить содержание таблицы, рекомендуется провести выборочную проверку величин, оценить авторитетность источника, из которого заимствованы данные, убедиться в строгости следования избранному принципу группировки данных
Цитата – это включение чужой речи в авторский текст. Задачи редактора – оценить роль чужой речи в тексте и проверить точность её воспроизведения.
Требования и к прямым, и к косвенным цитатам одинаковые.
Для начала нужно оценить место цитаты и её назначение в тексте.
По роли в тексте условно можно выделить риторические цитаты. Их назначение – создать образ человека, автора цитируемых высказываний, или с помощью цитат охарактеризовать какой-либо объект, явление. Нередко в СМИ цитата используется как средство речевой характеристики известного лица, как правило, как средство дискредитации последнего. В рекламе цитата используется как риторический приём создания благоприятнейшего отношения к товару.
Цитаты используются в информационных целях: обоснование каких-либо положений текста или как к первичному источнику ценных фактов. Здесь ред-р должен оценить, действительно ли цитата подтверждает высказанные суждения. Увлекаться цитатами вредно, так как теряется авторская позиция, целостность и последовательность в изложении.
Второй этап – проверка точности цитирования, авторство. Никогда не полагайтесь на собственную память. Автор не должен искажать суть источников цитирования. Ситуации, в которых искажается смысл источника:
-цитаты произвольно вырываются из контекста и приобретают совершенно иной смысл;
- высказыванию по какому-либо частному поводу придаётся обобщающий характер;
- в цитате содержатся пропуски;
- цитаты даются вперемешку или нанизываются одну на другую.
Чтобы выявить искажение смысла, редактор должен восстановить цитату.
Аллюзийная цитата – способ косвенного цитирования известного источника, его такого переиначивания, при котором меняется смысл и текст, но легко угадывается первоисточник. Смысловая основа аллюзии – это параллельная передача двух потоков информации: первоисточника и переиначенного варианта.
Проблемы:
1.Переиначивание цитаты без учёта содержания и стиля источника (белеет стражник одинокий)
2.Источником становится весьма ограниченный круг общеизвестных текстов и на основе каждого из них возникает длинный ряд переосмыслений, которые быстро превращаются в штампы (библеизм не хлебом единым).
Этический аспект (аллюзия – мостик, связывающий современность с культурным фондом)

Вопрос 32. Редактирование композиции рукописи. Элементы композиции и требования к ним
Литературоведение толкует композицию широко как этап творческого процесса, лингвистика понимает её как сочетание лингвистических единиц, составляющих речевое произведение, определяя жанр как относительно устойчивую композиционно-речевую схему.
Композиция текста – это строение, структура произведения, последовательность смысловых фрагментов, образующих целостный и связный в отношении содержания и формы текст. Через композицию цепочка предложений приобретает смысловую целостность.
Точное расположение частей помогает повысить информативность материалов, увеличить их познавательную ценность, эмоциональное воздействие, исключает искусственные связки, упрощает работу над переходами.

Типичные недостатки:
- несоответствие избранного композиционного приёма теме, идее текста;
- мозаичность – непоследовательность изложения;
- неполнота – отсутствие существенных аспектов содержания;
- несоблюдение избранного принципа изложения;
- неудачное членение текста на части;
- неудачные композиционные приёмы;
- отход от темы;
- несоразмерность частей;
Требования к композиции основаны на закономерностях логически правильного мышления: - соответствие выбранного композиционного принципа теме, идее текста;
- последовательность в изложении;
- ход изложения – от известного к новому, от настоящего к будущему;
- полнота, исчерпанность темы в пределах авторского замысла и жанра текста;
- соразмерность частей произведения;
- чёткость рамочных элементов;
- целесообразность различных композиционных приёмов.

Работа редактора над планом. Проверенный приём оценки редактором композиции рукописи – анализ её плана. Может возникнуть необходимость составить план не только всей рукописи, но и специально какой-то одной из её частей. В своей практике редактор встречается с планами трёх видов: авторским планом будущего произведения, планом уже написанного произведения и планом редакторских изменений, включающим рекомендации по уточнению и переработке рукописи.
Обсуждая с автором план будущего произведения, редактор получает возможность включиться в его творческий процесс на ранних этапах, иногда уже при заказе материала оказать помощь автору. Именно на этих начальных этапах закладываются основы целостной конструкции текста. Совместная работа над планом помогает редактору понять особенности мышления автора, выработать тактику общения, найти форму для замечаний, определить направление рекомендаций.
Составляя план завершённого автором произведения, редактор как бы идёт за ним по тексту, следя за развитием авторской мысли. Техника составления плана уже написанного материала общеизвестна: текст делят на части и эти части озаглавливают либо в форме тезисов, либо в форме вопросов. Первым способом мы обычно пользуемся, когда составляем планы для запоминания. Тезис всегда заключает в себе некую информацию в сжатой форме – факты, имена, даты. План в форме тезисов – схема содержания текста. Вопросная форма плана активизирует осмысление материала. Не случайно ею пользуются при планировании исследовательской работы, при подготовке полемических выступлений. Вопросы направляют ход рассуждения, помогают достичь последовательности мысли, выявляют её логическое развитие.
Готовя план переработки материала, редактор чётко мотивирует каждое предложенное им конструктивное изменение. Изменения необоснованные, не подкреплённые убедительными доводами, – типичное проявление вкусовщины и редакторского произвола. Важна и формулировка рекомендаций. Они могут послужить импульсом оригинальной разработки фактов, подсказать новые повороты темы.
План-проспект: составляется перед написанием работы, цель – показать структуру и содержание будущей рукописи.
План рукописи: составляется редактором на этапе углубленного чтения и обнажает смысловую основу, делает очевидным недостатки содержания, составляется план редакторских изменений.
Накорякова: Авторский план будущего произведения: закладываются основы целостной конструкции текста, так как обсуждается с ред-ром;
- План уже написанного произведения;
- План редакторских изменений.
Композиционные принципы
1. Принцип целесообразности.
Принцип целесообразности заключается в том, что авторский замысел и весь строй произведения предполагают наличие цели, идеи, смысла, художественной задачи, что и определяет, в конечном счете, развитие содержания произведения и направляет творчески и процесс переработки материала в художественную форму.
2. Принцип единства.
Основной принцип, обеспечивающий целостность произведения. Благодаря этому принципу сложное выглядит не как конгломерат из разрозненных частей, а как связное целое. Композиция выступает как система внутренних связей, объединяющая все компоненты формы и содержания в единое целое. (Все остальные композиционные принципы рассматривают различные проявления связи, различные аспекты зависимости между частями и элементам и произведения). Марксистско-ленинской эстетикой цельность понимается как единство замысла и воплощения, как органическое единство содержания и формы. Целостность рассматривается диалектически. "Каждый этап развертывания художественной целостности отражает общую для понятия целого диалектику взаимодействия противоборствующих сил покоя и деятельности, простоты и сложности, порядка и беспорядка, равновесия и его нарушения", - пишет В Шестаков. У Фаворского читаем: "Приведение к целостности зрительного образа будет композицией".
3. Принцип доминанты.
Внутреннее организующее начало в композиции с первого взгляда обнаруживается благодаря наличию доминанты - смыслового центра, где завязывается основное действие, возникают основные связи. С доминанты начинается восприятие произведения, она как бы точка отсчета, эмоционально смысловой и структурный центр. Смысловой центр часто совпадает со зрительным центром, т. е., располагается в центральной зоне картинного поля. Характеристики доминанты в более приглушенном звучании повторяются в отдельных частях формы, связывая их между собой.
4. Соподчинение частей в целом. Группировка.
В произведении художественном все части связаны между собой и с целым. Целое представляет собой совокупность связанных между собой частей, где подчиненность частей друг другу вполне очевидна. Чтобы целое было воспринято, необходима определенная последовательность в восприятии частей. Эта последовательность обеспечивается благодаря группировке родственных или контрастирующих элементов. Части целого составляют группы, связанные друг с другом по признакам подобия или по контрасту. Тот же принцип повторяется и внутри каждой из групп (подобие или контраст), возникает ритм, пронизывающий насквозь все произведение. Все эти группы перекликаются между собой всеми своими элементами, так, что целое повторяется в его частях, а часть в целом. Благодаря группировке элементов и частей происходит последовательное восприятие частей целого, и в тоже время целое воспринимается единовременно и цельно.
По роли и коммуникативным требованиям принято сопоставлять рамочные элементы и основную часть. Рамочные элементы – это и элементы самого текста, и полосы в целом: заголовки, подзаголовки, вступления, заключения, врезы, рубрики, выделители, в рекламе – слоган и эхо-слоган.
Функции рамочных элементов: - обозначение рамок текста, выделение его в потоке коммуникации;
- привлечение и удержание внимания адресата;
- информирование о теме и содержании.
Основное логическое требование – соответствие закону тождества. Нарушения:
- полное несоответствие теме;
- частичное несоответствие теме;
- случайные, не соответств теме или предусмотренные, но полные двусмысленности.
Требования: краткость, точность, четкость, простота, оригинальность и уход от штампов.
Элементы композиции:
Особый элемент композиции – слова и фразы – скрепы: обеспечивают внутреннюю связь подтем(во-первых, во-вторых и т.п.)
Рамочные элементы – это элементы и самого текста, и полосы в целом. К ним относятся заголовки, подзаголовки, вступления, заключения, врезы. В рекламе рамочные элементы – слоган, эхо-фраза; рамочные элементы полосы издания – рубрики и выделители.
Рамочные элементы призваны оформлять, задавать тексту рамки (потому они практически всегда графически выделены), привлекать и удерживать внимание читателя. Стилистически они должны быть особо выразительны и информативны.
Врез – это часть основного текста статьи, назначение которой – добавить «воздуха» и/или акцентировать внимание читателя на каком-либо интересном или полезном моменте статьи.
Врезы, один или несколько, обязательно следует вставлять в большие тексты. Если статья превышает по размеру 4000 знаков и при этом не сопровождается дополнительной справочной информацией, вставка врезов необходима. Информационное наполнение вреза может быть различным. Как правило, врезом выносится цитата из основного текста статьи. Но в современной журналистике врез все чаще наполняют дополнительной информацией, по смыслу связанной с текстом статьи. К примеру, врез может включать в себя статистические данные и другие цифры, на которые ссылается автор статьи. Во врез можно вынести графическую информацию – диаграммы, таблицы, графики, иллюстрации. Часто врез содержит те выводы, к которым автор подталкивает читателя основным текстом – этот прием активно используется при написании рекламных статей. При сдаче материала в издательство врез должен быть надлежащим образом оформлен. Общепринято верстать врез более крупным шрифтом, чем основной текст. Некоторые издательства и редакции рекомендуют выделить врез серой заливкой. Начало и конец врезов обязательно помечают словами «врез».
Особое внимание начальной фразе и концовке. Если при выборе формы начала публицистического произведения автор относительно свободен, форма концовки всегда предопределена предшествующим изложением, находит объяснение в особенностях жанра и авторской манеры.
Заголовок: Между заголовком и основным текстом всегда существуют логические отношения. В наиболее общем виде их можно представить как отношения между логическим субъектом и предикатом. Это обоснование требования – заголовок должен нести содержательную информацию. Осуществление контактной функции заголовка опирается на знание психологии читателя. Заголовок способен выполнять и конструктивные функции, предваряя чтение указанием на конструкцию материала, и тем облегчая его восприятие. Информативность заголовков достигается их предметностью и однозначностью. В американских газетах, например, выработана чёткая схема заголовочного комплекса.15 Традиционный заголовок, формулирующий тему публикации, переместился в название рубрики или подборки информационных заметок. Его место заняли хедлайн (заглавная строка) и лад (сжатое изложение новости). Задача хедлайна – привлечь внимание яркой деталью, неожиданностью происшедшего, броской формулировкой. Лид уже в первой своей фразе сообщает суть новости, ставит акцент на главном. Основное требование к лиду – точность и конкретность. Хедлайн и лид содержат обычно до 70 % сообщаемой информации, остальная часть публикации – подробности, дополнения, которые располагаются по нисходящей. Наша практика не всегда делает различия между частями заголовочного комплекса и воспринимает его обычно как заголовок из нескольких фраз. Заголовок нельзя признать удачным, если он по смыслу, по эмоциональной окраске не создаёт того фокуса, вокруг которого естественно располагаются части материала, если он не является центром его логической, содержательной и образной структуры.
Заголовок (или head line)
Его еще иногда называют хедлайн (head line) или аншлаг. Основным требованием к хэдлайну является точность, краткость, четкий подбор слов, не банальное, а порой близкое к сенсационному, изложение текста. Хэдлайн может заключаться в одном или нескольких предложениях. Вступление - бросок создается как прямая короткая фраза, выступающая в роли заголовка в начале сообщения. Он настраивает зрителя на восприятие следующей за ним информации, четко указывая ее тематику или направленность.
Основное требование к рамочным элементам соответствие закону тождества. Они должны называть тему и иметь определенный логический объем. Нарушения:
В композиции текста принято различать несколько частей, каждая из которых имеет свое назначение. Еще античные риторы выделяли вступление, основную часть и заключение. Это деление справедливо и сегодня. Кроме того, по роли и коммуникативным требованиям друг другу противостоят основная часть и рамочные элементы композиции.
Назначение основной части – передать информацию по теме в оптимальной языковой форме. Содержание основной части может организовываться по сюжетному и по логическому принципу.
Основная часть передаёт информацию по теме в оптимальной языковой форме.
2 основных композиционных принципа: сюжетный и логический.
Сюжетный: построение текста в соответствие с законами фабулы и сюжета художественного или публицистического произведения.
Логический: следование общим закономерностям правильного, логического мышления, отражающимся в плане текста, правило деления понятий, в соответствии с основными топосами – нулевой уровень композиции.
Композиционный приём – мотивированное темой и авторской задачей отступления от основного композиц принципа (вставные новеллы, авторские отступления, в СМИ – редко).
Композиция каждого жанра имеет свои особенности.
Вот что говорит о композиции репортажа М.Н. Ким: «В журналистской практике выработана устойчивая схема репортажного описания. Вначале дается зарисовочная заставка (как правило, яркий жизненный эпизод), с помощью которой журналист вводит читателя в курс события. Роль такой заставки – привлечение внимания читателя к материалу. Далее следует собственно репортажное описание. Здесь присутствуют различные отступления, диалоги с героями, собственные авторские впечатления. С содержательной точки зрения именно эти элементы способны создать в репортаже так называемый эффект присутствия. Напрямую обращаясь к своим читателям, автору можно апеллировать не только к их разуму, но и к чувствам. В основной части важны и удачно подобранные детали, и подробности, с помощью которых воссоздается отображаемая действительность».
Для придания репортажному описанию особой динамичности необходимо, чтобы в каждом эпизоде «проглядывалось» действие, чтобы участники события постоянно находились в тесном взаимодействии, чтобы само авторское отношение к объекту носило активный характер. В концовке автор должен суммировать или обобщить свои впечатления, оценки, мнения: «Умение автора «вести» репортаж, «монтировать» его части определяет особенности его композиции. В тех случаях, когда автор рассказывает о путешествии, его маршрут чаще всего определяет и композицию текста. Так были построены, например, репортажи Л. Колодного в «Московской правде» о его «путешествии» вокруг столицы по кольцевой дороге. В иных случаях репортаж строится на выяснении обстоятельств, в которых происходило событие, на «поиске» людей, изображенных на фотографии, и т.п.» [4, с. 189].
Такова структурно-композиционная схема репортажа, которая при желании может быть видоизменена. Например, репортаж можно построить на ассоциативных связях или на исторических параллелях. Но чаще всего репортаж строится на фабульной основе. При этом колоритность репортажного описания зависит от удачно подмеченных деталей, пейзажных и портретных зарисовок, диалогов и т.п.
Сложности сюжетно-композиционного построения репортажа
Основная задача журналиста – создание целостного впечатления об эпизоде жизни. «Журналист, имея в своем распоряжении разнородные факты, наблюдения, впечатления, мнения, интересные детали, зарисовки с натуры и пр., сталкивается с трудностями их структурной организации. Одна из них обусловлена необходимостью «свертывания» события до нескольких наиболее существенных и значимых эпизодов. Только в этом случае становится возможным показать определенный «срез» события, более выпукло обозначить его движущие силы. В ходе отбора и компоновки фактов могут возникнуть сложности при «склейке» различных эпизодов в целостную картину» [3, с. 258-259]. Как уже говорилось, отличительной чертой репортажа является динамично развивающееся действие. Поэтому для репортера, в отличие от хроникера или обозревателя, важнее показать то, как разворачивается само событие, а не его итог. Отсюда и проистекают сложности сюжетно-композиционного построения репортажа: выбор отображаемого отрезка события; выбор и расстановка участников события; отбор и расположение фактического материала в репортаже; отбор и компоновка наиболее ярких эпизодов для описания; отбор характерных деталей; отбор авторских впечатлений.
Практикой закреплены схемы построения коротких информационных заметок, фиксирующие смысловые отношения между их частями и последовательность этих частей. Приведём несколько наиболее часто встречающихся схем.
Событие уже свершившееся, завершённое. Рассказ о как происходило событие. Указания на подробности. Значение события (практический смысл, перспективы).
Событие, уже свершившееся, завершённое. Характеристика этого события (описание явления, служащего предметом заметки). Значение события (практический смысл, перспективы).
Событие, происходящее в определённый момент. Конкретизация фактов, описание деталей. Значение события, перспективы, перечисление конкретных мер, принимаемых в данный момент.
Следование этим композиционным схемам способствует передаче информации в её наиболее «чистом» виде. Отход от них вносит в текст дополнительные смысловые акценты, которые должны быть мотивированы. Их необходимо учитывать при литературной обработке текста.
Примеры ошибок:
На одной полосе
– По вашей просьбе – (врез)
ЛЬДЫ ОТСТУПАЮТ (заголовок)
Превратим Сибирь в край высокой культуры (рубрика)
ДИРЕКТОР СКАЗАЛ: «НЕТ!» (заголовок)
КЛИЕНТ?  НЕ ТОЛЬКО... (рядом стоящие заголовки)

Вопрос 33. Работа редактора над текстами, различными по способу изложения (повествование, описание).
Способ изложения или функционально-смысловой тип речи формируется последовательностью смысловой структурой речи и является конструктивной основой речи. Смысловая структура текста позволяет членить содержание на «информационно-смысловые блоки, исходя из степени их значимости для предполагаемого адресата сообщения, одновременно с этим давая возможность доводить отдельные из них до эталонного (т. е. оптимального) состояния и надежно оценивать интерпретации текстов информантами».
Смысловая структура текста представляет собой его своеобразный логический каркас, который показывает направление развития темы, определяет соотношение между аналитическими, событийными, описательными, оценочными компонентами текста. Методика вычленения смысловой структуры основана на подходе к тексту как к некоторой системе элементов, функционально объединенных в целое общей концепцией.
В основе текста лежит его основная мысль (сокращенно ОМ). Основная мысль формулируется двусоставным предложением и состоит из темы материала (то, о чем говорится в тексте) и ее признака (то, что сообщается об этой теме). Следующие далее компоненты смысловой структуры обосновывают, конкретизируют основную мысль. Это происходит за счет сообщения новой информации о признаке основной мысли. Таким образом выстраивается целая цепочка — система констатирующих тезисов (сокращенно КТ), — скрепляющая содержание и одновременно «продвигающая» его. Констатирующие тезисы сохраняют «модель» нашей мысли: выделение темы и приписывание ей признака. Но темой каждого констатирующего тезиса остается признак основной мысли. Так осуществляется последовательность (связность) изложения.
Чем глубже автор пытается раскрыть основную мысль, всесторонне ее обосновать, тем более развернута система констатирующих тезисов. Причем каждый из тезисов тоже может получать разъяснение. Это выражается системой развивающих тезисов (сокращенно РТ). Развивающие тезисы повторяют модель «тема + признаю). Причем темой в них становится признак того констатирующего тезиса, к которому они относятся.
Итог авторских размышлений выражает аналитическая оценка ситуации (сокращенно АО). Она содержит оценочные компоненты по поводу изложенного в тексте. Наличие ее в аналитических жанрах СМИ обязательно, в информационных текстах, в пресс-релизе и в рекламе она факультативна.
Система констатирующих, развивающих тезисов и аналитическая оценка ситуации представляет концептуальную часть текста и содержит основные элементы общего содержания. Обычно она называется логическая схема текста.
Кроме основных элементов общего содержания, в тексте возможно (а для текстов СМИ обязательно!) наличие второстепенных элементов содержания — иллюстраций к констатирующим и развивающим тезисам (сокращенно ИЛ). Иллюстративный материал — это фактические данные, обосновывающие истинность концепции, ее документальную основу. Иллюстрации содержат информацию о событии, его участниках, описание места действия, цитаты, цифры, справочный материал, имена лиц, географические названия, даты, наименования учреждений и т. п. К второстепенным элементам общего содержания относится и фон к цели сообщения. Это факультативный компонент. Чаще всего это материал ассоциативного плана, очень субъективный, объясняющий, что побудило автора обратиться к этой теме. Хотя он завершает схематический план текста — его смысловую структуру, — в материале он располагается, как правило, в начале изложения.
Реальное заполнение смысловой структуры тезисами и иллюстрациями зависит от жанрового решения материала: в информационной заметке - это один/ два тезиса и соответствующие им иллюстрации, в статье - это система констатирующих и развивающих тезисов, способствующая глубине раскрытия темы. Характер иллюстраций в очерке будет несколько иным, чем, например, в корреспонденции: в очерке возможно введение образных фрагментов, ассоциативно связанных с какими-либо авторскими рассуждениями, в корреспонденции будут использоваться подчеркнуто конкретные, деловые иллюстрации (цифры, документы и т. п.).
Модель смысловой структуры можно изобразить следующим образом:
Основная мысль текста (ОМ): тема + признак
Основные элементы общего Второстепенные элементы
содержания (логическая схема) общего содержания
КТ 1: тема (= признаку ОМ) + признак ИЛ.: к КТ 1
РТ1: тема (= признаку КТ1) + признак ИЛ.: к РТ 1
РТ2: тема (= признаку КТ1) + признак ИЛ.: к РТ 2
КТ 2: тема (=признаку ОМ) + признак ИЛ.: к КТ 2
Аналитическая оценка содержания Фон к цели сообщения
Схема показывает, как развивается основная мысль текста, обеспечивая целостность и связность изложения. В хорошем тексте, это важно подчеркнуть, признак основной мысли становится темой каждого констатирующего тезиса, а признак констатирующего тезиса — темой каждого развивающего его тезиса. Истинность (обоснованность) высказываемых положений обеспечивается иллюстративным материалом.
Элементы смысловой структуры текста могут быть прямо выражены в тексте — эксплицитный способ выражения, но могут быть уведены в подтекст — имплицитный способ. Кроме того, смысловая структура может быть, с точки зрения композиции материала, располагаться в тексте нейтрально, т. е. в той последовательности, в которой она представлена в нашем анализе. Но возможно и ее экспрессивное размещение. Допустим, текст начинается с аналитической оценки ситуации или в начало материала выносится одна из иллюстраций, которая формирует для читателя текстовый эффект обманутого ожидания или напряжения и «провоцирует» его продолжить чтение.
Выбор способа изложения определяется целью автора характером смысловой информации и той действительности, которая служит предметом речи. Воплощаясь в структуре речи, функционально-смысловые типы речи представляют собой виды текста.
Вид текста – это структурная единица текста, которая характеризуется:

смысловой целостностью,
организация по определенной схеме,
графическая оформленность.
Виды принято подразделять по способу изложения:
Изобразительные (константирующие)
Логизированные
Интруктивные
повествование
описание
Аргументированные
(Рассуждение)
Обобщающие
(объяснение понятий)
Побуждение к действию
Инф. сообщение
Инф. описание
Умозаключение
доказательство
Определение понятий

Приказ просьба инструкция материалы законодательства
Новые возможности техники и технологии СМИ провоцируют активное появление креолизированных текстов (смешанные тексты в которых сочетается 2 информационных потока, 2 знаковые системы: вербальный (словесный) и иконический(графика) ряд.
В завимимости от характера объекта действительности отрожаемого всем произведением или его частью автор и литературный редактор избирают тип построения текста:
Если объект действие во времени то повествоание. Если О – это движущаяся к выводу развивающаяся мысль – рассуждение. Если О – части или стороны единого объекта в его статике – описание.
ПОСТРОЕНИЕ ПОВЕСТВОВАНИЙ
Повествование – самый распространённый способ изложения. Первое, что для этого необходимо, – правильно выбрать события, которые станут узлами нашего рассказа. Достигается это разными и достаточно сложными приёмами. Повествование должно иметь свой ритм, свою интонацию. И чем точнее и продуманнее построено повествование, тем более простым и естественным оно выглядит.
Повествование –рассказ о протекание события во времени. Наиболее распространены виды структурных связей, называемых хронологией:
Прямая
Обратная
смешанная
При оценке редактор фиксирует внимание на способах представления автосркой позиции, которая проявляется в выборе узлов повестования, в манере рассказывания, оценке события
ЭПИЧЕСКИЙ И СЦЕНИЧЕСКИЙ СПОСОБЫ ПОВЕСТВОВАНИЯ
С древности известны два основных способа повествования – эпический и сценический. В первом случае ведётся обобщённый рассказ о событиях свершившихся, о результате каких-то действий. Во втором – события излагаются наглядно, смысл происходящего раскрывается через жест, движение действующих лиц, внимание читателя обращается на подробности, на частности.
Сценический способ повествования закономерен при образном осмыслении событий.
Стилистические возможности повествования богаты и разнообразны, и редактор должен оценить, насколько оправдана форма, предложенная автором.
В своей книге о мастерстве редактора Л.К. Чуковская приводит отрывок из военной повести, где рассказывается о том, как герой со срочным донесением пробирается лесной чащей в штаб. Временные рамки эпизода ограничены. Смысл его для автора не в перечислении действий героя, а в создании картины стремительного движения:
Об использовании кинематографических приёмов в художественной прозе и публицистике приходится слышать сейчас довольно часто. Одни объясняют вторжение кинематографа в литературу тем, что благодаря новым техническим средствам, которые принесла с собой научно-техническая революция, наши возможности наблюдать мир расширились, собственно изобразительные задачи литературы и искусства на фоне информационного взрыва отошли на второй план, и ассоциативность стала ведущим способом мышления. Другие видят в этих приёмах лишь авторские ухищрения, погоню за эффектами, оригинальностью. Как одна, так и другая точки зрения представляются крайними. Однако отрицать метод монтажа как возможный приём построения повествования, особенно в публицистике, сегодня нельзя.
За строками повествования – что особенно важно в публицистическом тексте – должно вставать живое лицо автора, должен слышаться его голос. Для читателя важно не только то, что рассказывается, но и то, кто рассказывает.
Виды повествования определяются его предметом, целью, автора, мастерством и жанровыми особенностями произведения. И формой авторской позиции. Виды:
Историческое – форма рассказа о событие прошлого.
Библиографическое –сочетает несколько повествовательных планов, объединяет факты биографии и факты действительности (могут служить фоном) и обязательную оценку этих фактов журналистом. Отследить чтобы не было излишних моментов.
Публицистическое – продиктовано конкретным жанром. Информация +оценка= воздействовать. Используются средства выразительности.
Информационное повество-е – сообщение о некотрых событиях. Оперативность. Ощущение динамики через глаголы и неполные предложения. Скачки в накопление ифно, пропуск узлов. Неожиданность вводных деталей. Напряженный ритм формируется существительное +глагол несов.вида настоящего времени = ускоряют ритм.
Повествование в событийной информации. Спеша оперативно рассказать о случившемся, корреспондент зачастую не придаёт значения форме, в которую его рассказ облечён, и довольствуется стереотипами композиции, в этом случае помогающими решить лишь часть стоящей перед ним задачи. Характер событий, их стремительность остаются для читателя непроявленными, а в текст могут вкрасться неточности.
Существуют различные приёмы, помогающие усилить эффект событийности в информационном тексте, его напряжённость, так как реальное время свершения событий, как правило, не совпадает со временем, требующимся на рассказ о них. Оно почти всегда короче. Динамизм повествования усиливается, когда нарушается постепенность в накоплении информации, и новое вводится неожиданно для читателя. Внимание редактора должны привлечь глагольные формы, указания на время, строй фразы. Чтобы передать стремительность событий, сообщить повествованию напряжённый ритм, следует добиться, чтобы цепочка глаголов выступала рельефно на фоне ясных по конструкции коротких фраз, использовать в качестве узлов повествования номинативные предложения. Их лаконизм и богатые возможности смыслового наполнения помогают сообщить тексту динамизм:
Заголовок заметки «Решили минуты» не оставляет сомнений в стремительном характере событий, и это подкреплено в тексте такими указаниями на время, как не теряя ни секунды, через минуту. На фоне их начало заметки – «В тот день ... заметил отблески пламени» – явно неудачно.
Проявление личности рассказчика, степень его участия в событиях, о которых он повествует, форма выражения авторской позиции – существенные черты, определяющие различие газетных жанров.
В репортаже уже первая фраза свидетельствует о том, что автор стремится не только перечислить события, но и рассказать, как они происходили. Репортаж включает большее количество узлов повествования, сообщает подробности, которых нет в заметке.
Биографическое повествование.  Возможности биографического повествования в условиях газеты ограничены. Оно не может претендовать на ту полноту наблюдений, научность в подходе к материалу, глубину обобщений, которая присуща лучшим образцам научно-художественных биографий, но тем большее значение приобретает строгость построения повествования и соразмерность его частей, умение представить жизнь героя «в потоке времени».
Редактор должен помочь автору построить рассказ и внести необходимую лексико-стилистическую правку. Но к деталям, передающим «дух эпохи», следует отнестись бережно. Отказываясь от них, текст легко «засушить».
Другая опасность, которую редактору следует иметь в виду, готовя к печати воспоминания о прошлом, – подмена рассказа о герое рассказом автора о себе.
Типичный недостаток построения биографического повествования – несоразмерность его частей. Рассказ о детстве и юности героя, закономерно начинающий повествование, не в меру подробен. Главные же события излагаются скороговоркой:
Анализируя повествовательные тексты, мы убеждаемся, что при всем их разнообразии в пределах этого способа изложения действуют общие правила построения. Они требуют обоснованности и тщательности выбора узлов повествования и той последовательности, которая передаёт движение событий, их смену, изменение объекта нашего наблюдения, помогает освободить текст от ненужных подробностей. Этими правилами следует руководствоваться при редактировании любого повествовательного текста.
Типичные ошибки:
Ошибки фактической основы
Обилие подробностей?Сбивчивость изложения, подмена повествования о герое?Упрощенный рассказ характер не передан, узлы не разработаны?Обилие штампов?Неумение стилистически оформить повествование. Проблемы с ритмом.?Неточная разработка узлов в событийной информации.
ПОСТРОЕНИЕ ОПИСАНИЙ
Описание – вид текста в котором картина действительности создается перечислением признаков и свойств предмета или явления, присущего ему в данный момент. Единовременность элементов описания – важная черта. Выбор и порядок элементов отражает реальные признаки, их свойства, пространственные отношения, но и отношение автора к действительности, выбор позиции для наблюдения. Это и есть ракурс описания.

Виды ракурсов:
Движение взора по объекту его частям: слева-направо, снизу-вверх и т.п.
По маршруту (повество-описательный тип)
Классификационный ракурс – с различных оснований делений на части. Нр,по территории,структуре, методу.
По убыванию или возрастанию признака:
От низшего к высшему или наоборот
От простого к ложному
От главного к менее значимому
Определяющего к определяемому
Общего к кокретному
Описательные тексты различаются по месту расположения главной части. Главная часть - общая характеристика О. В одних текстах она начинает текст либо завершает его.
Виды:
Глав. Часть в начале – описание разделительное
В конце – соединительное ( о частях потом род)
В начале и в конце – разделительно-соединительное. Самый продуктивный для восприятия и понимания.

Если при анализе повествовательного текста наше внимание останавливала чёткая цепочка глаголов, передававших движение событий, напряжение действия, в описательных текстах главную роль играют указания на характерные признаки предметов или явлений, на их детали.
Подчёркнутость единого временного плана – характерная черта структуры описательного текста, его задача – перечислить признаки, отнесённые к определённому моменту.
Параллелизм синтаксической структуры в этом описании выражен очень чётко. Почти все предложения начаты подлежащими, за которыми следуют сказуемые: «Ущелье носит то же имя. Скалы с обеих сторон стоят параллельными стенами. Клочок неба ... синеетнад нашей головою. Мостик весь так и трясётся, а Терек шумит, как колёса, движущие жёрнов.» Благодаря чёткости структуры описание приобрело ритмический рисунок и завершённость формы.
ОПИСАНИЯ СТАТИЧЕСКИЕ И ДИНАМИЧЕСКИЕ (способы построения)
Чтобы построить описание, далеко не безразлично, находится его объект в покое или в движении, неизменен или претерпевает изменения. Поэтому описания принято подразделять на статические и динамические.
Динамичность описания достигается чётко выдержанным параллелизмом его синтаксической структуры – строгой однотипностью предложений, начатых подлежащим и имеющих прямой порядок слов. «Прошедшее время несовершенного вида не двигает действия. Оно описательно, а не повествовательно. Оно не определяет последовательности действий в прошлом, а ставит их все в одной плоскости»4, – указывал В.В. Виноградов.                                 
Динамическими могут быть описания не только предмета действующего, но и предмета неподвижного. Активным в этом случае бывает наблюдатель, который укажет на перемены, происходящие с предметом описания, сообщит описанию активный характер своим отношением к нему.
Также различают: (по цели автора и предмету)
СобытийноеПознавательное (может представлять собой географическое)Портретное
По принадлежности к жанру и функциям:ИнформационноеРепортажноеПублицистическое
ОПИСАНИЯ В ПУБЛИЦИСТИКЕ
Природа художественной литературы и публицистики отрицает возможность каких бы то ни было схем. Применительно к описаниям в этих видах литературы можно говорить только об отдельных приёмах, рекомендациях, образцах, удачах и неудачах их авторов и редакторов.
Искусство описания – это во многом искусство детали. Если в научных описаниях деталь должна быть точной, заранее обусловленной, необходимой, то в художественной литературе деталь, чем более она неожиданна, тем более ценна. Но никогда деталь не бывает важна сама по себе, она лишь часть общей картины и, лишь включённая в общую композицию описания, оправдывает себя и обретает смысл и силу. Назначение описания, всегда состоящего из отдельных элементов, – создать впечатление целого.
Публицист должен высказать свою оценку того, что видит. Документальность описаний в публицистике не следует понимать как фотографическую их точность. Пожалуй, именно в описании наиболее непосредственно проявляются особенности эмоционального склада автора, в ходе изложения «прочитываются» эпизоды его биографии, границы описываемого расширяются, изображение приобретает многомерность. Внимательно прочитанные строки описаний в лучших образцах публицистики способны подарить нам не только радость узнавания, но и ощущение бытия.
Описание ведётся с двух точек наблюдения.
Описания в публицистическом тексте становятся важнейшим средством выражения авторской идеи.
Элементы, из которых слагается описание, подобраны тщательно, разработаны точно и расположены в строгой последовательности, диктуемой точкой наблюдения.
И не только время и проявление авторской индивидуальности причина этого: сходные творческие задачи художественная литература и публицистика во все времена решали по-разному. Отличительная черта публицистического стиля – не только конкретизация отдельного слова-понятия, но и стремление к реалистичности образа в целом. Определённость объёма понятия, точность соотнесения с породившим его представлением реализуются в публицистическом описании предметностью деталей, скупостью и точностью их передачи в отличие от «индивидуально-неповторимых, как бы видимых внутренним зрением целостных образов (и их элементов – «микрообразов»), пропущенных через эстетическую оценку писателя»11, характерных для описания в художественном тексте.
Характеризуя облик риторического произведения, В.В. Виноградов писал, что оно «...всегда пропитано хотя бы скрытыми аллегориями»12. Толкуя это наблюдение расширительно, мы вправе распространить его на поэтику публицистики. Аллегория, лежавшая в основе описания в начале дневниковой записи, получила развитие в образных ассоциациях и конструктивных решениях публициста.
Оценка элементов описания. Редакторская работа над описательными текстами идёт обычно в двух направлениях. Оценивается, достигнута ли целостность, выразительность, точность описания и то, какова его роль в общей структуре текста литературного произведения. Навык предметно представить каждый элемент описания, их взаимное расположение, отношения между частями целого для этого необходим. Читать текст рекомендуется медленно, выделяя каждый элемент описания. Именно такова методика углублённого редакторского чтения. Итак, читаем: Появившаяся из-за леса электричка уже несколько секунд подрагивала на краю горизонта... – Как понять, что такое край горизонта? Как двигалась электричка – вдоль горизонта или приближаясь к наблюдателю? –Лобовая часть её быстро росла... – видимо, электричка всё-таки приближалась к наблюдателю, – заполняя неглубокую ложбину впереди, – впереди чего? Как может лобовая часть электрички одновременно расти и заполнять ложбину? – Моторный вагон теперь втягивался под путепровод, в полукилометре от того места, где работала оперативная группа. Если лобовая часть электрички заполняла ложбину, как моторный вагон может втягиваться под путепровод! В какую же сторону двигалась электричка?
Контролирующее мышление редактора должно эти вопросы поставить. В противном случае досадные просчёты неизбежны. Попробуйте, например, представить себе по описанию, данному в газете, как идёт ковка лошади: – Работаем мы вот так! – воскликнул Акимов и каким-то неуловимым движением поднырнул под жеребца. Задняя нога лошади оказалась в итоге плотно лежащей на пояснице согнувшегося над её поднятым копытом коваля...
Ответственность журналиста и редактора за точность описания особенно велика, когда в нём рассказывается о том, что сам читатель увидеть не может.
Как достичь того, чтобы описательный текст не только давал читателю точную информацию о предмете, но и вызывал в его представлении определённый образ? Один из таких приёмов состоит в том, что автор призывает читателя увидеть, рассмотреть вместе с ним особенности наблюдаемого объекта. Но, прибегая к этому приёму, автор не всегда помнит о необходимости быть достоверным.
Искусство точной детали. Описанию в общей структуре журналистского произведения отводится важная роль. Описание интерьера должно характеризовать личность его владельца, рассказывать о нем.Ещё более ответственны, чем описания, косвенно связанные с проявлением индивидуальности героя, описания портретные. Лицо, поза, причёска, жесты, мимика, походка, одежда создают индивидуальный образ человека. Портретное описание должно отразить то, чем этот человек отличается от других, как его характер проявляется во внешних чертах. Поспешные, на основании одних поверхностных впечатлений набросанные портретные зарисовки почти всегда неудачны. Выбор подробностей, деталей – элементов портретного описания – требует от журналиста не только наблюдательности, ума, литературного вкуса, но и такта. И даже когда деталь найдена, казалось бы, верно и точно, надо ещё и ещё раз проверить себя.
Обработка информационных описаний. Информационные описания в журналистских материалах почти никогда не приводятся полностью. Сведения, входящие в массив так называемого «фонового знания», в равной степени присущи и пишущему и читающему, и нет необходимости включать их в текст. Важно найти деталь, которая поможет организовать описание, целенаправленно донести до читателя новые, полезные для него сведения.
Элементы этого описания скомпонованы по методу от общего к частному, завершают его наиболее яркие и характерные приметы растения. Заметим, что об одной из них говорит и заголовок заметки.
В основу логической схемы информационного описания может быть положен и принцип «от частного к общему». Иногда мы наблюдаем совмещение этих принципов. В этом случае конструкция описания усложнена и выходит за рамки решения информационных задач.
Как описание строится та часть информационной заметки, в которой даётся характеристика уже свершившегося или происходящего в данный момент события. Эффект событийности в заметках этого типа достигается, когда внимание читателя обращено на последствия происходящего, его экстремальный характер.
В таких «событийных» описаниях глаголам совершенного вида, стоящим в прошедшем времени, отведена иная, чем в повествовании, роль: они концентрируют внимание не на самом действии, а на его результате:
Особый вид информационных описаний – описания процессов. Они близки к повествованиям, но отличаются от них тем, что должны создать в представлении читателя целостную картину, временные рамки которой вполне определённы.
Типичные недостатки:
Непродуман ракурс, распространение элементов неоправданно, формулировки неточны. Текст логически противоречив.
Позиция с которой ведется наблюдение неясна, не служит организации описания.
Описание оставляет сомнение в реальности наблюдения.



































Вопрос 34. Работа редактора над текстами, различными по способу изложения (рассуждение, определение и объяснение понятий).
ПОСТРОЕНИЕ РАССУЖДЕНИЙ
Применительно к жанрам публицистики можно сказать, что владеть им необходимо, чтобы написать статью, рецензию, комментарий. Рассуждение является обязательной частью корреспонденции, обзора, часто входит в очерк. Цель рассуждения – углубление наших знаний об окружающем мире. Этот вид текста требует особого внимания редактора.
Правила построения рассуждения общеизвестны. В него должна входить посылка – точно и определённо сформулированная главная мысль рассуждения; основная часть – цепь умозаключений, отражающих мыслительные операции, приводящие к новому суждению, и вывод, соотнесённый с посылкой и логически вытекающий из хода рассуждения. Иногда в эту конструкцию вводят перед основной частью разъяснение посылки, рассчитанное на то, чтобы установить контакт с читателем.
Текст правильно построенного рассуждения всегда фиксирует процесс получения нового знания. Суждения при этом располагаются в логически оправданной последовательности: одно суждение вытекает из другого, развивает его и начинает в свою очередь новое суждение.1 Вывод рассуждения не только возвращает нас к формулировке тезиса, но и развивает его, открывая путь к дальнейшим мыслительным операциям. «Всякое истинное умозаключение не просто повторяет в выводе то, что нам уже известно из посылок. Истинное умозаключение ведёт нашу мысль дальше того, что мы знаем из посылок, присоединяет к ранее установленным истинам истину новую».2 Однако обращение к строгим фигурам силлогизмов в журналистских материалах скорее один из приёмов выразительности. В публицистическом тексте рассуждение представляет собой более свободную, нежели классическое умозаключение, форму развития мысли, понятия соотносятся с фактами, примерами, иллюстрациями. И тем не менее присоединение к посылкам новой истины осознаётся нами как необходимое и обязательное лишь в том случае, если ход мысли подчиняется законам логики.
ВИДЫ РАССУЖДЕНИЙ
Рассуждение – богатый по своим возможностям способ изложения. В нём находят воплощение все известные формы и методы мышления: отношения причины и следствия, гипотезы (частный случай этого построения – так называемая условная гипотеза, которая удовлетворяет схеме: если бы ... то...), различные типы сопоставлений и противопоставлений: (подобно тому.., ...в отличие от того...), фиксация сходства и различия, аналогия, доказательство истинности и ложности суждений. Ход рассуждения может отражать различные методы исследования: от частного к общему (метод индукции), от общего к частному (метод дедукции), метод классификации.
Наиболее широкая и часто встречающаяся разновидность рассуждений – рассуждение -доказательство. В процессе его истинность одного суждения обосновывается при помощи других суждений, истинность которых уже установлена.
Основные части логического доказательства – тезис, аргументы, демонстрация. Тезис – суждение, истинность которого обосновывается в ходе данного доказательства. Аргументы – суждения, при помощи которых мы обосновываем истинность тезиса. Демонстрация – выведение истинности тезиса из аргументов.
Доказательства могут быть прямыми, основанными на несомненном начале, когда истинность тезиса подтверждается истинностью аргументов, косвенными, когда истинность тезиса обосновывается путём опровержения истинности противоречащего ему положения – антитезиса, введённого в структуру рассуждения (в этом случае доказывается ложность отрицания предложенного тезиса), и опровержениями, когда доказывается ложность или несостоятельность тезиса.
Работа над текстом рассуждения-доказательства подразумевает строгое следование правилам доказательства логического. Эти правила отражают то общее, что присуще доказательствам как логической операции, независимо от их конкретного содержания. Так, общим является правило о составе доказательства (частях, которые оно должно содержать), о способах ведения доказательства. Существуют также правила, которым должны удовлетворять отдельные части доказательства. Всё это – результат абстрагирующей работы человеческого мышления, отражение опыта многих поколений. Напомним те правила, которые непосредственно связаны с работой над изложением:
•   тезис и аргументы должны быть суждениями ясными и точно определёнными;
•   доводы, приводимые в подтверждение тезиса, не должны
противоречить друг другу;
•   в ходе доказательства не должна происходить подмена тезиса – нарушение первого закона логического мышления;
•   правила аргументов гласят, что они должны быть истинными, обоснованными, должны с необходимостью обосновывать истинность тезиса; истинность аргументов должна быть установлена независимо от тезиса.
Придание аргументам правильной формы, исключающей неточность, противоречивость, – обязанность редактора.
Требование обоснованности, доказательности мышления закреплены одним из основных законов логики, умение построить доказательство в процессе рассуждения – искусство, подразумевающее владение литературной формой.
В стремлении понять и объяснить окружающий мир публицист далеко не всегда обращается к логическим построениям, имеющим характер всеобщности. Если естественные науки, объясняя явления природы, идут преимущественно путём дедукции, подводя факты под общие представления, исследования, предметом которых является человеческая культура, события общественной жизни преследуют иную задачу, пользуются разнообразными возможностями научного объяснения фактов действительности и соответственно различными типами построения рассуждений. Примером может служить рассуждение, называемое рациональным объяснением.3Оно не преследует цель – доказать необходимость предлагаемого вывода и обосновывает лишь его возможность, не претендуя на единственно правильную трактовку факта. Поэтому при оценке такого рассуждения редактору важно соотнести его ход и фактическую основу с представлениями той действительности, которая в нём исследуется, с теми обстоятельствами, которые послужили поводом для этого исследования.
Исследуя ситуации действительности, журналист чаще строит рассуждения, основываясь на своих непосредственных наблюдениях. Одна из возможных логических схем в этом случае – так называемый практический силлогизм. Первая его посылка – формулировка результата, к которому следует стремиться, вторая – средства к достижению цели. Вывод рассуждения – описание действия, которое ведёт к достижению цели, причём рациональность этого поступка для читателя очевидна, так как общие положения переформулированы в термины конкретных действий.
Практический силлогизм, как видим, отнюдь не снижает пафос рассуждения. В журналистских произведениях, когда автор рассуждает на тему дня, подобные построения тем более оправданы. Типичная трудность в этом случае – найти верное соотношение между частным и общим суждениями. Несмотря на очевидность предлагаемого вывода, следует ещё раз убедиться в правомерности отношений причины и следствия. «Проходные» суждения, факты, пользующиеся репутацией бесспорных, на поверку могут оказаться ложными или непригодными в качестве основания для вывода, а привычные схемы – ввести в заблуждение и оказаться препятствием для дальнейшего развития мысли.
СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАССУЖДЕНИЙ
Требование повышенной концентрации смысла и ограниченный объём журналистского текста предопределяют особенности стилистики рассуждения как способа изложения. Синтаксический строй его непосредственно соотносится как с процессом мышления, так и с процессом коммуникации. Редактор должен оценить, насколько чётко и рационально построен текст, позаботиться о том, чтобы ход мысли автора был понятен читателю. Умение говорить понятно о сложном вырабатывается сознательно. Классические приёмы ведения рассуждений помогают достичь его выразительности и современным авторам.6
Для общественного бытия наших дней характерна атмосфера напряжённой политической дискуссии. Приметой стилистического своеобразия рассуждений стала их полемичность, порождённая непосредственной связью журналистских выступлений на страницах прессы с устными выступлениями ораторов на съездах, конгрессах, митингах. В форме диалога и полилога строятся материалы «круглых столов», дискуссий, бесед, регулярно публикуемые средствами массовой информации. В этих условиях обращение публицистов к приёмам, выработанным ораторской практикой, тем более оправдано.
Предварим анализ перечислением традиционных полемических приёмов, встретившихся в статье по ходу чтения:
• оценка, предваряющая ход рассуждений оппонента;
• выявление алогизма в суждениях оппонента;
•цитирование высказываний оппонента;
• выявление недостоверности суждений оппонента, его некомпетентности, необоснованности его выводов;
• перевод общих суждений на язык конкретных ситуаций;
• ссылка на личный опыт;
• диффамация оппонента;
• введение конструкций, характерных для устной речи;
• использование риторических фигур.
Заметим, что трёхчастное построение – в традициях классической риторики, и современная ораторская речь верна этой традиции до сих пор. Симметричное построение всегда способствует высокой концентрации смысла. Для газетного текста, объём которого ограничен, это особенно существенно. В нашем фрагменте симметричность построения подчёркнута повторением частицы вот. Такая конструкция имитирует интонацию устной речи и как бы воспроизводит характерный для оратора жест.
Было бы заблуждением, анализируя рассуждения, судить о них только с позиций логики, игнорируя их эмоциональное воздействие.
Обобщённые суждения, отвлечённые построения, как правило, не достигают цели в газетной публикации. Скорее всего они пройдут мимо внимания читателя. Опытный публицист всегда предпочитает им язык конкретных ситуаций, рассказ от первого лица, конкретный факт, взятый из жизни. Ссылка на личный опыт – один из действенных приёмов опровергнуть недостоверное утверждение оппонента.
Психологами обследовано, как действует на аудиторию подчёркнутая беспристрастность изложения, как выигрывает сложная картина действительности перед одномерным её изображением, как сопротивляется сознание слушателя, читателя назойливым повторениям очевидных истин. Результаты этих наблюдений неопровержимо свидетельствуют о необходимости учитывать психологические факторы при построении рассуждений, работая над их литературной формой. Особо следует упомянуть приём диффамации, когда намеренно разглашаются сведения, от которых может пострадать авторитет оппонента. Психологический эффект этого приёма настолько силён, что редактор должен проявить максимум внимания и осторожности, чтобы не были нарушены этические нормы, столь важные при ведении культурной полемики.
  Всегда ли рассуждение необходимо?
Работа редактора над рассуждением требует строгой дисциплины ума, сосредоточенности, систематичности. И первое, о чём следует задуматься, анализируя текст, действительно ли рассуждение, предложенное нам автором, необходимо?
Не придадут весомости публикации и рассуждения «мнимые»: такое рассуждение не будет «усвоено» именно потому, что оно бессодержательно.
Непростительна для журналиста и банальность рассуждений. Её мы наблюдаем обычно, когда рассуждение ведётся по способу «от общего к частному». Заметим, что задача доказать истинность общего суждения в этом случае перед автором не стоит. Его цель – с позиции общеизвестной истины, которая сомнению не подлежит, осмыслить конкретные факты. Причём либо факты эти должны быть новыми сами по себе, либо взгляд автора на них должен быть оригинальным и открывать новые возможности соотнесения конкретного факта и общего суждения.
Уточнение логической структуры.
Логическая структура рассуждения должна быть выявлена и выверена редактором.Наиболее типичными выразителями связи логического следования служат предлоги, союзы, наречия и наречные сочетания (ибо, вследствие, потому, после того, вслед за тем и др.), а также устойчивые сочетания (теперь остановимся на.., далее отметим...)10
Важнейшее правило логического доказательства: все суждения должны быть ясными и точно определёнными. Достаточно часто при построении доказательств встречается ошибка, которая называется подменой тезиса. Она возникает, когда нарушено правило, требующее, чтобы на всем протяжении доказательства тезис оставался тождественным самому себе.Один из примеров этого – ошибка поспешного обобщения, имеющая в своей основе нарушение закона достаточного основания
В правильно построенном рассуждении связь между мыслями всегда прочна, и дело редактора – проследить, чтобы разрывов в этой связи не было.
Оценка приёмов.
Образная структура рассуждений – проблема, всегда важная для публициста. Образные средства помогают разнообразить композиционные приёмы в пределах рассуждения, помогают привлечь и удержать внимание читателя. Однако образность рассуждений не должна входить в противоречие с их логической строгостью.
НАЗНАЧЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ОБЪЯСНЕНИЙ
Определения и объяснения могут выступать в качестве самостоятельных единиц текста или входить в другие текстовые конструкции. Умение построить определение и объяснение редактору необходимо всегда, когда в тексте встречается слово, которое может быть непонятно читателю. Расхожие рекомендации по стилистическому совершенствованию текста – найти для слова общеупотребительный синоним или просто отказаться от него – не могут удовлетворить редактора. Во многих случаях без объяснения смысла терминов, диалектных слов и выражений, архаизмов, историзмов, слов профессиональной лексики обойтись нельзя.

105

ВИДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЙ
Начало разработки теории определений было заложено в древности. Первыми были описаны определения, которые даются через указание рода и видового отличия. Затем были выделены как особый их вид генетические определения, в которых видовое отличие представляет собой не свойство, а способ образования или возникновения объекта. Этот вид удобен, когда формулировка классификационного (через род и видовое отличие) определения преждевременна, так как достигнутый к этому времени уровень знаний не даёт для этого оснований.
Современная логика значительно расширила традиционные представления об операции определения понятий, выделяя различные виды определений в зависимости от способа раскрытия содержания: через описание ситуаций и событий или сообщение о том, как они совершались, через перечисление составных частей определяемого, через перевод слова на другой язык и др.1
Определения подразделяют на словесные (в речи) и остенсивные – путем указания на предмет (в журналистских материалах роль такого определения выполняет иллюстрация); определения номинальные (объясняется значение слова) и реальные (раскрывается содержание собственно понятия); аналитические (раскрывается уже установленное значение понятия) и синтетические(привносится новое в содержание понятия).
По функциям, которые они выполняют в тексте, определения могут быть регистрирующими (перечисляющими уже известные, установленные признаки), уточняющими (вводящими дополнительные сведения) и учреждающими (раскрывающими смысл нового события или явления). Нередко работа редактора над определениями в журналистском тексте становится работой над терминологией. Всякий термин в своей основе имеет определение понятия. Оценить логическую точность термина, правильность его употребления невозможно, не зная правил определений и приёмов введения их в текст.
ПРАВИЛА ОПРЕДЕЛЕНИЙ
Правила определений основываются на требованиях фактических, логических и языково-стилистических. Определения должны быть истинными по содержанию, признаки, указанные в них, должны быть существенными. Через метафоры и образные средства языка раскрыть содержание понятий невозможно.
Логика требует, чтобы части определения были соразмерными, чтобы определение не строилось на отрицании, не содержало в себе круга, не было противоречивым.
Правило соразмерности подразумевает равенство объёмов определяемого и определяющего понятий. Если соразмерность частей определения нарушена, учит логика, оно будет либо слишком широким, либо слишком узким.
Круг в определении, т. е. попытка раскрыть содержание понятия через определяемое, также должен быть устранён редактором.
В публицистическом тексте операция определения понятий может послужить основой для конструирования приёмов выразительности изложения.
Оценка содержания и формы определений.
Фактическая точность и правильность определения зависят от истинности и существенности перечисляемых в нём признаков и находятся в прямой зависимости от уровня, достигнутого научным знанием.
Задача редактора – оценить содержание и форму определения, различая определения чёткие и те, что находятся в процессе формирования, отдавая себе отчёт в том, что далеко не всегда определение в журналистском тексте может претендовать на завершённость формулировки. Попытка подвести его при редактировании под привычную форму классификационного определения без достаточных на то оснований, как правило, несостоятельна. Перенасыщенность дефинитивными конструкциями придаёт тексту специфическую стилистическую окраску, сообщает суждениям непререкаемость, что, как правило, идёт вразрез с целями публицистики. С другой стороны, стремление избежать во что бы то ни стало формализованных конструкций, боязнь засушить изложение может привести к приблизительности в толковании понятий, к попыткам определить понятие через неизвестные для читателя признаки, к злоупотреблению образными средствами языка.
Неточное словоупотребление, невнимание к стилистическим особенностям речи зачастую служат причиной их логической и содержательной дефектности.
Определения в информационных публикациях.
В тексте информационных материалов термины и слова профессиональной лексики часто играют роль своеобразного фона для сообщения о каком-либо конкретном событии. Точное их значение будет расшифровано только специалистами, а для большинства читателей термины и профессионализмы очерчивают границы содержания понятий лишь в самом общем виде.
Разумеется, ответственность за правильное употребление терминов в этом случае с редактора не снимается, но главная его задача – определить допустимую меру приближённости в толковании терминов читателем, решить, когда объяснения обязательны, когда они излишни. Однако достаточно часто редактор сталкивается с необходимостью расшифровать термин. В этом случае термин служит смысловым центром заметки, обозначает новое для читателя знание. Автор её выступает в качестве популяризатора открытий науки, достижений техники, и редактор должен владеть приёмами, позволяющими помочь решить эту задачу. Наиболее часто при расшифровке терминов в газетных текстах используют приложения, разъясняющие их смысл, прибегают к подбору синонимов, позволяющих выделить различные, существенные в данной ситуации стороны явления, включают в текст описания, дающие конкретное представление о предмете заметки. Но каким бы ни был приём объяснения, в основе своей он имеет логическое определение понятия, правилами которого следует руководствоваться при работе над текстом.
Перенасыщение текста терминами утяжеляет его, препятствует усвоению читателем информации.
Определения в публикациях на общественно-политические темы.
Следует иметь в виду, что работа над определениями в публикациях на общественно-политические темы имеет свои особенности.5
Специфических, только общественным наукам присущих терминов сравнительно немного. В большинстве случаев они не отделены, как в естественных науках, резко обозначенной границей от обыденного языка. Труд, семья, право, общество – одновременно и термины, и слова каждодневного речевого обихода. Кроме того, значение многих терминов подвижно, особенно в политической практике. На наших глазах часто возникают новые оттенки их значений, уточняется и изменяется содержание. Практический смысл приобрело сегодня определение таких понятий, как митинг, шествие, демонстрация, манифестация.
Буквально каждый день мы сталкиваемся с переносом значений терминов на новые ситуации и явления. Включённые в журналистский текст, такие термины, как правило, не нуждаются в строгом логическом определении, но прояснить их смысл для читателя необходимо, и в текст вводят объяснение, часто непосредственно связанное с конкретным содержанием публикации:

106

Вопрос 35. Функционирование рекламы PR в СМИ
Понятие: в переводе с латинского - выкрикивать
Реклама исторически может определятся как целенаправленное средство производителя в его стремлении оказать воздействие на потребителя для покупки товара.
Р- это любая платная форма неличного представления и продвижения идеи или услуги от имени известного спонсора.
Р – это убеждающее средство информации о товаре или фирме, коммерческая пропаганда потребительских свойств товара, подготавливающая активного потенциального покупателя к покупке.
«Словарь иностранных слов» трактует как «информацию о товарах, различных видах услуг и т.п. с целью оповещения потребителей и создания спроса на эти товары, услуги и т.п.»
В словаре «Язык рынка»: реклама — это «информация о товарах, услугах с целью оповещения потребителя и создания спроса на эти товары и услуги, способы и формы доведения до заинтересованных лиц информации о реализуемых товарах и услугах, преследующие цель вызвать к ним интерес потребителя и предоставить ему необходимый набор сведений о свойствах объекта реализации».
Ф: Котлер: «Реклама представляет собой неличные формы коммуникации, осуществляемые через посредство платных средств распространения информации с четко указанным источником финансирования»
И. А. Гольман и Н. С. Добробабенко уточняют: «Реклама — это любая форма неличного представления и продвижения коммерческих идей, товаров и услуг, оплаченная четко указанным рекламодателем».
Более широкое и исчерпывающее определение рекламы, которое мы будем считать для себя основным, сформулировано в Федеральном законе от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»: «Реклама — информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке» (ст. 3).
Мудров А.Н «Основы рекламы»
В самом общем виде все объекты рекламы можно разделить на две большие категории: товары и услуги. Наиболее традиционным и привычным объектом рекламы является товар, т.е. продукт, произведенный и предназначенный для продажи. Тот или иной вид товара становится объектом рекламы в силу востребованности его рынком в конкретный период. Товар как рекламный объект может быть пяти видов:
• товары для массового потребителя;
• товары для промышленного использования (включая сырьевые товары);
• заказы государственных учреждений и органов власти;
• заказы политических партий и общественных движений;
• заказы отдельных политиков и рядовых граждан (заказы от физических лиц).
Функции:
Информирует потребителя о товаре/услуге, о фирме-производителе, о мероприятии, связанном с товаром, и т.д.
Формирует предпочтения к товару или фирме; путем убеждения и с помощью советов подводит потребителя к мысли о необходимости совершить покупку.
Постоянно напоминает потребителю о том, где можно купить товар; тем самым поддерживает в его памяти информацию о нем.
Позиционирует товар/услугу на соответствующем рынке с целью наиболее правильного определения выбора тактических схем работы на рынке. Реклама адресует свои обращения к разным слоям потребителей, продвигая на рынок различную по характеристикам продукцию, соответствующую определенной целевой аудитории.
Проводит работу с группами потребителей, лояльных к конкретному товару/услуге, с целью их дальнейшего перевода в группу потребителей, отдающих ему предпочтение.
Создает уникальный образ фирмы, который отличает ее от образов конкурентов.
Концентрирует внимание потребителя на конкретных направлениях развития рынка того или иного товара. Например, предлагается не просто автомобиль, а автомобиль для активного отдыха всей семьи; предлагается не просто мыло, а мыло-крем; предлагается спортивная одежда не только для спорта, но и для повседневной жизни.
Поддерживает уже существующие традиции и устоявшиеся привычки потребителей.

ОБОБЩЕННЫЕ ВИДЫ РЕКЛАМЫ
По общепринятым нормам
Частная реклама, неэтичная, вводящая в заблуждение реклама (недостоверная, недобросовестная, ненадлежащая)
По использованию воздействия нa чувства человека
Визуальная реклама (зрение), звуковая реклама (слух)
По степени использования образа рекламируемого объекта
Прямая, косвенная, скрытая
По характеру подачи рекламного материала
Жесткая, мягкая
По характеру стратегического направления рекламы
Коммерческая, некоммерческая
По выбору общего подхода к решению рекламной задачи
Рациональная (сравнительная, опровергающая, прививочная и др.), эмоциональная (трансформирующая, внушающая, драматическая и др.)
Классификационный критерий
Содержание (тип рекламы)
По характеру планирования рекламных акций
Медийная, немедейная, комплексная
ЧАСТНЫЕ ВИДЫ РЕКЛАМЫ
По типам рекламополучателей
По географическому признаку
Оптовая, розничная (потребительская), деловая Локальная, региональная, общенациональная, международная, глобальная __:
По интенсивности воздействия на потребителя
Непрерывная, импульсная, нарастающая, нисходящая равномерная, залповая ___
По целевым группам
По секторам экономики
По периоду жизненного цикла товара
Молодежная, женская, мужская и т.д. Промышленная, потребительская Вводящая (информационная), утверждающая, напоминающая____ —
По характеру объекта
рекламы
Товарная, корпоративная (имиджевая), государственная, социальная, политическая
По типам рекламоносителей
Реклама в прессе, ТВ-реклама, радиореклама, наружная (уличная) реклама, транспортная, кинореклама, реклама в Интернете, реклама по мобильной связи, компьютерная, интерьерная, магазинная (реклама в местах продаж или розничная),

Основные каналы распространения рекламы
Отметим некоторые характерные особенности рекламных роликов (классификация рекламных роликов).
По техническому исполнению — игровые (большинство роликов), натурные (ролик об Олимпиаде 2004 г. в Греции, об автомобиле«Нива-Шевроле»), анимационные (ролик пива ПИТ о приключениях Ивана Таранова), графические.
По типу сюжета: описательные (рекламно-информационные), сентиментальные, парадоксальные, шоковые.
По продолжительности трансляции: блиц-ролики (5—10 с), развернутые (30—60 с), рекламно-информационные (до нескольких минут).
1. Эффективность рекламы в прессе является результатом воздействия большого числа факторов, среди них: тираж, объем реализации, качественные характеристики читательской аудитории, регион распространения, периодичность и др.
2. Специфические факторы эффективности рекламы в прессе: технология верстки, место размещения в журнале или на странице газеты, дизайн рекламного объявления.
3. Наиболее эффективным носителем рекламы в прессе для товаров и услуг производственного назначения являются профессиональные специализированные издания.
Наружная реклама — один из самых традиционных и популярных каналов распространения рекламы, используемых в России, как и в других странах мира. В российских публикациях ее часто называют «аутдоор» (от англ. outdoor — находящийся на открытом воздухе). Под этим термином подразумевается реклама, которая размещена вне помещений, вне зданий — на улице, под открытым небом.Это третий по значимости канал распространения рекламы. Значение этого канала для рекламного рынка в России достаточно велико, что подтверждается тенденцией его ускоренного развития по сравнению с другими каналами. В его структуре он занимает третье место, имея примерно 30% рынка. Наружная реклама, как и телевидение, воздействует на широкую аудиторию, но ее можно легко локализовать, что приводит к частичной избирательности аудитории.
Рекламисты используют этот канал распространения рекламы в следующих случаях:
• поддержка экспансии фирм на каком-либо рынке, укрепление их позиций;
• поддержка действий дилеров по проведению активных промоушн-кампаний;
• возможность выполнения поставленных медийных целей, а именно: охват широкой аудитории, достижение высокого показателя OTS {Opportunity to See — частота контактов с рекламнымобращением), сильное воздействие на потенциальную аудиторию и достижение реального увеличения уровня продаж;
• получение максимальных результатов охвата широкой аудитории рекламными обращениями в нужном месте и в нужное время при оптимальном соотношении «цена — эффективность»;
• увеличение показателя как корпоративной узнаваемости, так и узнаваемости торговых марок среди широкого круга целевой аудитории (постоянных, а также потенциальных потребителей);
• поддержка рекламных акций, проводимых другими средствами рекламы, — пресса, телевидение, радио
Виды наружной рекламы:
• плакатная реклама. Отпечатанные пласты размещаются на щитах-биллбордах размером 3x6м, сити-форматах размером 1,2 х1,8 м (как отдельно стоящих, так и смонтированных в остановочных павильонах), на системах «тривижн», на супер-биллбордах 5 х 12 м, на трехсторонних конструкциях высотой до 15 м, а также  устанавливаются брандмауэры на торцах зданий и перетяжки над проезжей частью улиц и т.д.;
• расширение рекламной конструкции. Когда графические элементы рекламного щита расширяют масштаб изображения и прорываются сквозь ограничения прямоугольника, то говорят о расширении рекламной конструкции. Расширение с неровным краем, добавленное сверху, снизу или с боков к стандартным шитам. называют профилем;
• световые установки на крышах. Такая реклама — наиболее дорогостоящий вид наружной рекламы. Однако имеет чрезвычайно сильное воздействие, поскольку видна с больших расстояний и, как правило, размещается на высоких зданиях, стоящих на оживленных перекрестках;
• городское оборудование («уличная мебель») —
фонари, скамейки, строительные леса, заборы, уличные часы, указатели улиц;
• жидкокристаллические экраны, размещенные на торцевых стенах зданий в районах максимального скопления автотранспорта и пешеходов.
Реклама на транспорте
Транспортная реклама делится на наружную (борты общественного транспорта, такси, грузовых автомобилей) и внутреннюю (внутрисалонные рекламные планшеты, наклейки, световые короба в метро, на вокзалах.
Реклама на радио
Реклама на радио — один из быстро прогрессирующих каналов распространения рекламы в нашей стране. Этому способствует значительное увеличение числа радиостанций в последние годы. В среднем затраты на радиорекламу составляют 7—10% рекламного рынка России.
Внутренняя (интерьерная) реклама
В настоящее время широко распространена внутренняя реклама (англ. indoor — находящийся внутри дома) — реклама в интерьере торговых организаций, в вестибюлях отелей, в аэропортах, на железнодорожных вокзалах и т.д.
Такая реклама использует самые современные достижения техники. К ним, например, относятся: плазменные дисплеи, установленные в торговых залах и зонах кассовых аппаратов больших магазинов, где постоянно демонстрируются рекламные ролики. Такой канал распространения особенно важен для производителей алкогольной продукции и табака, которые имеют ограниченный выбор рекламных средств в силу своей специфик.
Интернет-реклама является вполне самостоятельным видом канала распространения и используется для размещения дополнительной и поддерживающей рекламы наряду с другими средствами, которым пока отдается предпочтение. Важным фактором эффективности такой рекламы является индексирование сайта в поисковых системах и каталогах.Основными носителями рекламы в Интернете являются:
• баннеры — основной тип рекламы в сети. Они размещаются на веб-страницах и представляют собой графические элементы определенного размера (60 х 468 пикселей). Они могут содержать гиперссылки на другие рекламируемые веб-страницы. Баннеры маленьких размеров (100 х 80 пикселей) называют «кнопкой». Право На Размещение баннера приобретается у владельцев сайта;
• электронная почта служит для пересылки информации, в том числе рекламной, по электронным адресам;
• «список рассылки» — специфическая для Интернета коммуникационная технология, основанная на существовании файлов,
Немедийные средства рекламы
Печатная реклама
Термин «печатная реклама» объединяет рекламу, которая размешена на различных видах носителей рекламной информации (табл. 3.9).
К образцам печатной рекламы относятся также открытки, календари, этикетки, бланки меню ресторанов и кафе.

Сувенирная реклама: календари (настенные, настольные, карманные); изделия с надпечаткой (ручки, брелоки, телефонные записные книжки, футболки, бейсболки и т.д.); деловые подарки или подарки для ответственных сотрудников с логотипом фирмы (ежедневники из кожи, часы и другие дорогие изделия). Первые два вида — для широкой аудитории.
Нетрадиционными каналами распространения рекламы считают такие каналы, которые используются лишь в ограниченных случаях, не носят характера массового применения.
К таким видам можно отнести авиарекламу и «воздушную» рекламу: реклама на воздушных шарах, надувные крупномасштабные макеты товаров, размещаемые на улице, рекламные баннеры, парящие в небе на высоте 250—300 м, которые тянет на тросах «самолет-тягач» или вертолет.
Цель рекламы: привлечение как можно большего числа покупателей к покупаемому товару или услуге. Заключается в эффективном выборе направления, реализации поставленной стратегии рекламодателя.
Задачи:
Информировать потенциальных потребителей Виды:
аттрактивные (привлечь внимание)
доверительные (сформировать лояльность)
мотивационные( привести аргументы в пользу выбора)
Коммерческая
Некоммерческая
Имиджевая
Конкретная стратегия продвижения выступают в качестве дегератора цели и задачи рекламы.
Шуванов В. «Психология рекламы»
Функции рекламы.
Обычно принято выделять четыре основных функции рекламы: экономическую, социальную, маркетинговую и коммуникационную.
1.Экономическая функция. Сущность экономической функции рекламы как важного инструмента маркетинга сводится, прежде всего, к стимулированию сбыта и наращиванию объемов прибыли от реализации некой продукции за определенную единицу времени. Реклама информирует, формирует потребность в товаре или услуге, побуждает человека к их приобретению. И чем больше людей откликнулось на рекламу, тем, в конечном счете, лучше для экономики и экономического благосостояния общества.
2.Социальная функция. Рекламная информация оказывает огромное воздействие на формирование массового общественного сознания и сознание каждого индивидуума, ей внимающего. Обращенная к потребителям, помимо собственно рекламирования той или иной продукции, реклама:
             Способствует формированию и внедрению в сознание людей идейных ценностей данного общества и в конечном счете оказывает определенное влияние на характер общественных отношений;
            Вызывает к потребительским инстинктам людей, побуждая их к повышению уровня своего благосостояния;
           Определенным образом способствует повышению культуры потребления – ведь сравнивая различные товары  и услуги, потребитель в любом случае стремится получить действительно лучшее.
3.Маркетинговая функция. Как известно, реклама – важная составляющая маркетинга, или, составляющая продвижения механизма продукта. Реклама всецело подчинена задачам маркетинга, преследующего в  качестве  конечных полное удовлетворение потребностей покупателя в товарах и услугах. 
4. Коммуникационная функция. Реклама также являет одну из специфических форм коммуникации. Она призвана выполнять  и соответствующую – коммуникационную функцию, связывая воедино посредством информационных каналов рекламодателей и потребительскую аудиторию. [6, c. 36-40]
Интернет:
Функция стимулирования сбыта — оповещение клиентов о товарах, услугах, местах продаж. Рекламное послание адресуется конкретной целевой аудитории.
Функция увеличения продаж — предполагает, что реклама, как инструмент маркетинга, способствует повышению объема продаж. Особое внимание уделяется разработке уникального торгового предложения, так как именно правильно разработанное УТП поможет эффективно конкурировать на рынке и тем самым продавать большему числу потребителей.
Функция регулирования сбыта — предполагает регулирование передачи рекламной информации с учетом: специфики бизнеса (сезонность), ограниченности предложений (лимитированное количество товара), и т.д. Например, если количество товара, продаваемое по акции ограниченно, то в случае окончании товара немедленно прекращается и передача рекламной информации, рекламирующая это предложение.
По законодательству Российской Федерации согласно объекту рекламы
Коммерческая (экономическая) реклама. Целью экономической рекламы становится потребитель(потенциальный покупатель), предложив товар которому, можно получить взамен от него прибыль.;
Социальная реклама. Она выходит за рамки экономических задач, направлена на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей: популяризация здорового образа жизни среди населения; поддержка незащищённых слоёв населения; борьба с загрязнением окружающей среды; популяризация общественных организаций и фондов, целью которых является помощь окружающим людям, в частности детям.;
Политическая реклама (в том числе предвыборная). В наше время она всё чаще выступает как средство борьбы за избирателей, за их голоса. Именно с её помощью некоторые партии и политики пытаются завоевать себе место у власти.
По месту и способу размещения
В СМИ:
Телевизионная (ролик в рекламном блоке, виртуальная реклама, бегущая строка, телеобъявление, спонсорство).
Радио (ролики, реже «джинса» — «на правах рекламы»).
Печатная (различают рекламу в прессе и прочую: принты, листовки, наклейки, визитки).
Интернет-реклама (реклама в сети Интернет: текстовые блоки, баннеры, контекстная реклама, реклама в блогах, реклама на карте, Пиксельная реклама, «облако тегов», продающие тексты и др.)
Внутренняя (Indoor-реклама):
Ambient media — реклама, ограничивающаяся от традиционных коммуникативных форм и продвигаемая ближе к потребителю – в интимную сферу целевой группы, – разрабатывая новые носители, отличные от классических средств массовой информации в общественных местах.
Наружная (Outdoor-реклама):
Промостойка (рекламная или торговая стойка), промостол — лёгкая разборная или неразборная конструкция для проведения промоакций,дегустаций, представления новых товаров, услуг и т. д. Промостойка состоит из тумбы и фризовой панели. Лицевая сторона тумбы и фриз предназначены для нанесения рекламного изображения.
Троллы (от англ. troll) — двусторонние рекламные конструкции, перпендикулярно расположенные над проезжей частью на вертикальных опорах, оборудованы подсветкой изнутри, за счёт чего очень эффективны в тёмное время суток. Подсветка обычно осуществляется люминесцентными светильниками.
Билборды (от англ. billboard) — отдельные щиты с рекламными плакатами 6×3 м, 8×4 м.
Суперсайты — отдельностоящие щиты с рекламными плакатами, как правило, размером 12×5 м.
Ситилайт (от англ. citylight) — тротуарное панно. Конструкция, устанавливаемая на тротуарах и вдоль проезжей части. Снабжена подсветкой.
Брандмауэр — огромный плакат или щит на стене здания.
Стритлайн (от англ. streetline), шалаш, штендер — выносная складная конструкция с информацией на одной или двух рекламных поверхностях. Изготавливается из металла или пластика. Типичный размер: 0,6×1,35 м, форма рекламного поля — арка или прямоугольник. Устанавливается на тротуаре.
Бизнес-карты (от англ. business cards) — чаще всего, конструкция из металла или пластика в виде панно. Содержит определенное количествово ячеек, в которых располагается печатная рекламная продукция в формате 9×5 см. Применяется в торговых центрах, в кинотеатрах, в розничных сетях.
Призматрон
Информационный указатель и прочие
Медиафасад
Транспортная (реклама на транспорте):
Реклама на автомобилях
Авиареклама
Реклама в лифтовых кабинах (лифтах)
а также:
Реклама в фитнес клубах
Реклама в кинотеатрах
Реклама на парковках (Parking-реклама)
Реклама в местах продаж (BTL, промоушен, ивент и прочие)
При справочном обслуживании
Прямая почтовая рассылка
Продакт-плейсмент (от англ. product placement) — внедрение рекламы товара или услуги в сюжетную линию кино или иного продукта индустрии развлечений.[4]
Веерная реклама
Вирусная реклама («сарафанное радио») — реклама, основанная на информации, передаваемой от человека к человеку.
Cross-promotion — перекрестная реклама двух или более товаров (услуг), основанная на взаимной выгоде.
Платежные терминалы — размещение рекламных видеороликов на мониторах (основной монитор и второй монитор), на терминалах можно размещать рекламу об алкогольной и табачной продукции, это не запрещено на сегодняшний день законом РФ.
Роли рекламы:
Экономическая (получение прибыли);
Социальная (достижение общественно полезных целей);
Политическая;
Идеологическая (фактор, влияющий на становление и формирование мировоззрения человека);
Психологическая (воздействует на желания и мечты покупателя, не взывая к его разуму);
Образовательная. В процессе просмотра рекламы, а также внедрения новых технологий товаров и услуг, о которых она вещает, человек может почерпнуть для себя информацию абсолютно из всех сфер жизни (от причин появления налёта на плитке в ванной комнате до последних инновационных разработок в компьютерной технике);
Эстетическая (культурная). Во многих рекламах очень качественно подобраны цвета, звуки, которые могут повлиять на человека, вызвав в нём желание реализовать рекламное предложение или хотя бы обратить на неё более пристальное внимание.
Федеральный закон Российской Федерации «О рекламе» ввел в оборот такие понятия, как ненадлежащая реклама и контрреклама —опровержение ненадлежащей рекламы, чтобы ликвидировать вызванные ею нежелательные последствия[18].
К ненадлежащей Закон относит недобросовестную, недостоверную, неэтичную, заведомо ложную рекламу. Недобросовестной является реклама, которая содержит некорректные сравнения рекламного товара с однотипными товарами конкурентов; вводит в заблуждение самих покупателей, не сообщая им существенной информации. Недостоверная реклама дает ложные, не соответствующие действительности сведения о важнейших характеристиках товара, его цены, сроков службы, гарантии, условиях доставки, возврата, ремонта, обслуживания, не подкрепленные документально термины в превосходной степени: «самый», «лучший», «абсолютный», «единственный». Неэтичная реклама содержит информацию, нарушающую общепринятые нормы гуманности и морали, порочит объекты искусства, государственные символы (флаги; гербы, гимны), какую-либо деятельность, профессию, товар. Заведомо ложной является реклама, с помощью которой рекламодатель или распространитель умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы. Закон не допускает использования ненадлежащей рекламы во всех ее видах. Федеральный антимонопольный орган, контролирующий соблюдение законодательства РФ о рекламе, вправе налагать на рекламодателей штраф до 5000 минимальных размеров оплаты труда, привлекать их к уголовной ответственности. Закон «О рекламе», как и закон «О защите прав потребителей» (1996 г.) — важнейшие нормативные документы для участников консюмеризма — организованного движения в защиту прав потребителей.
PR
Профессионалы Института общественных отношений (IPR) в Великобритании под PR понимают планируемые, продолжительные усилия, направленные на создание и поддержание доброжелательных отношений и взаимопонимания между организацией и ее общественностью.
Наталья Григорьева определяет связи с общественностью как коммуникативную деятельность, направленную на формирование и поддержание гармоничных и доброжелательных отношений между учреждением и общественностью на основе целенаправленной, оперативной, правдивой и достаточной информации.
Классическое определение PR, описанное Сэмом Блэком, переработала Татьяна Астахова, указывающая на то, что PR – это специальная наука и искусство управления социальной информацией в условиях внеценовой конкуренции.
Практики в области связей с общественностью, придерживаются точки зрения о public relations как управления всей совокупностью коммуникативных процессов с целью достижения взаимопонимания и поддержки.
Наиболее полное определение связей с общественностью дали Александр Чумиков и Михаил Бочаров, описывая их как систему информационно-аналитических и процедурно-технологических действий, предполагающих создание и распространение посланий, направленных на гармонизацию взаимоотношений внутри некоторого проекта, а также между участниками проекта и его внешним окружением в целях успешной реализации данного проекта.[4]
Члены Клуба профессиональных рекламистов Санкт-Петербурга также полагают, что ПР — один из видов рекламы.
Ворошилов: «Паблик рилейшнз» — связи с общественностью — значительно шире и более опосредованы по сравнению с рекламой, поскольку они не имеют свойственной последней узкой практической направленности, хотя и могут быть предназначены также для организации поддержки определенному товару или услуге. ПР — это, скорее, функция управления, менеджмента, тогда как реклама — функция маркетинга.
Мудров: PR — формирование системы постоянных коммуникаций фирмы с ее целевой аудиторией на основе полной и объективной информированности. Эта деятельность подразумевает распространение сведений о товаре не через платную рекламу, а путем использования источника информации от третьей стороны.
Дж. Грюниг настаивает на том, что PR – это совокупность методов и тактик коммуникации, иными словами – инструментов, которые можно использовать по-разному. И если кто-либо использует эти инструменты не на пользу обществу, значит ли это, что он практикует не паблик рилейшнз? (Теория паблик рилейшнз и системный подход. Сергей Пономарев)
Френк Джефкинс и Дениэл Ядин «Паблик рилейшнз»
Как паблик рилейшнз отличается от рекламы?
Определение (Британского) Института специалистов-практиков в области рекламы следующее. Реклама представляет собой точно позиционированное для вычисленной целевой аудитории сообщение о товаре и услуге, изготовленное и размещенное по минимально возможной цене
Рассмотрим некоторые из основных различий между этими двумя формами коммуникаций. В основе их тот факт, что PR не является одной из форм рекламирования и по сути это значительно более широкий вид деятельности. PR связан со всеми коммуникациями всей организации, в то время как реклама, хотя она и может стоить дороже, чем PR, в основном ограничена маркетинговой функцией за небольшими исключениями, например, такими, как наем сотрудников или финансовая реклама. До тех пор пока хорошо не уясните этот факт, вы не получите полного представления о PR.
Паблик рилейшнз не является ни «бесплатной рекламой», ни «рекламированием, за которое не платят». В PR нет ничего «бесплатного»: это направление деятельности требует больших затрат времени, а время – это всегда деньги. Эти деньги – либо заработная плата персонала, либо гонорары внешних консультантов. Если статья появляется в новостной колонке или бюллетене, ее ценность нельзя рассчитывать по рекламным ставкам за газетную площадь или эфирное время, поскольку редакторская колонка или время радио- или телевизионных программ неоценимо.
Организация может не пользоваться рекламой, но любая организация так или иначе вовлечена в паблик рилейшнз. Например, пожарная команда, разумеется, не рекламирует пожары и даже не рекламирует свои услуги при их возникновении, однако у нее установлены связи с многочисленной общественностью.
Паблик рилейшнз охватывает каждого и всё, в то время как реклама ограничена конкретными продажами и покупками, например, продвижением продаж товаров и услуг, закупкой материалов и компонентов, наймом персонала или объявлением о достигнутых результатах. PR приходится иметь дело со всеми коммуникациями, осуществляемыми в организации, и поэтому это направление деятельности – более экстенсивное и всестороннее, чем реклама. Время от времени PR может пользоваться рекламой, хотя, повторим, PR не является ни разновидностью рекламы, ни ее частью.
Маркетинг по отношению к PR и рекламе
Приведем следующее определение (Британского) Института сертифицированных специалистов по маркетингу (British Chartered Institute of marketing – CIM):
Маркетинг – это организация процесса, обеспечивающего рентабельность через выявление, предвосхищение и удовлетворение интересов потребителя.
В коммерческом мире или частном секторе экономики PR и реклама тесно связаны с маркетингом. В то время как маркетинг – одна из функций бизнеса, PRвзаимодействует и с финансовой и производственной функциями. Поэтому PR может быть использован применительно ко всем составляющим комплекса маркетинга, в котором реклама является всего лишь одной составляющей. Комплекс маркетинга (marketing mix) включает все составляющие (см. рис. 2.1), входящие в маркетинговую стратегию (упомянем всего несколько: упаковка, исследования, ценообразование, продажи, дистрибьюция и послепродажные услуги). Каждый из этих видов имеет определенное отношение к коммуникациям и репутации (goodwill). Просвещение рынка может стать основным вкладом PR, от которого в значительной степени будет зависеть успех последующей рекламной кампании.
Определение продвижения товара и услуг
Продвижение (sales promotion) товаров и услуг включает краткосрочные схемы, обычно применяемые в точках продаж, а также в директ-маркетинге при выпуске новых товаров на рынок или для оживления или увеличения объема продаж. Продвижение продаж по отношению к PR
Паблик рилейшнз иногда путают с продвижением продаж. Возможно, это связано с тем, что продвижение продаж действительно приближает товар к потребителю. Это более персонифицированная форма маркетинговых коммуникаций, чем традиционная реклама в медиа. Хотя действительно в этом процессе присутствуют аспекты PR(было бы глупо в ходе продвижения продаж вызывать у людей разочарование, что, к сожалению, происходит, когда доставка продукта по призовой цене осуществляется с большой задержкой), продвижение продаж не является PR, как уже ясно из приведенных выше определений.
Пропаганда по отношению к PR
Пропаганда – это еще одна форма организации информационного взаимодействия, которая часто неправильно рассматривается как PR. Однако вряд ли что-то может быть более различно, чем эти два вида деятельности. Для того чтобы PR был успешным, ему должны верить, в то время как пропаганда в любом случае вызывает подозрения или, по крайней мере, несогласие. Проблема заключается в том, что иногда трудно различить составляющие пропаганды и PR в информации, передаваемой правительственными структурами. Пропаганда направлена на удержание правительства у власти, а цель PR обеспечение понимания у граждан сущности тех услуг, которые предоставляет власть, и обучение тому, как следует правильно пользоваться этими услугами.
Определение паблисити
Приведем простое определение: паблисити (publicity) – это результат того, что информация становится известной.
Паблисити и реклама
В мире рекламы слово «паблисити» используется достаточно нестрого, например, «менеджер по паблисити» может быть должностной позицией выше, чем «менеджер по рекламе». Паблисити и реклама – это не одно и то же: организация может добиваться паблисити, и, как сказано в приведенном выше определении, паблисити может быть получен «в результате опубликования или объявления какой-то информации»
Берлова О.А., Захаров В.П., Колесникова В.Б., Кочинева А.Л. «ИГРА НА ИНФОРМАЦИОННОМ ПОЛЕ»

Инструментарий PR/формы подачи:
       публикации в печатных СМИ, новости, интервью на радио, телевидении, в Интернете;
       собственные СМИ – печатные и электронные, собственный сайт;
       рассылки;
       акции;
       презентации;
       некоторые виды семинаров;
       пресс-конференции;
       брифинги;
       круглые столы;
       организация и участие в ассоциациях, партиях, общественных группах и организациях;
       спонсорство (может быть информационное);
       слухи;
       другие специальные мероприятия и события, какие сможете придумать.

107

Вопрос 36. Начало русской журналистики, зарождение традиций. «Куранты» как правительственное дипломатическое издание Московской Руси. Петр I и первая русская газета. Основное содержание и жанры «Ведомостей Московского государства», задачи и характер первой русской газеты.

Журналистика в России возникла “сверху” как элемент правительственной политики – по Указу Петра Первого и предназначалась для пропаганды и разъяснения новаторских реформ государя. Феодальное общество России еще почти не нуждалось в регулярном и оперативном обмене информацией через средства массовой информации. Здесь достаточно было деловой переписки. И научная общественность еще не ощутила потребность в необходимости издания своего журнала, как это было в Великобритании и Франции. Поэтому в России полноценные СМИ появились только в начале 18 в. Первое время они были мало заметны, маловлиятельны, затем постепенно развились в значимую силу общественной жизни. Около полувека непосредственно правительство России непосредственно и при посредничестве Академии Наук держало в своих руках монополию на прессу и лишь в 1759 г. в Санкт-Петербурге появилось первое частное издание — журнал “Трудолюбивая пчела”, который издавался А.П.Сумароковым тиражом 1200 экземпляров и был преимущественно литературным.
В начале XVIII в. возникает первая печатная газета в России — «Ведомости Московского государства» (декабрь 1702-1727). Однако еще до появления печатных «Ведомостей» Московская Русь знала своеобразную рукописную газету, так называемые «куранты» или «столбцы».
Впрочем, необходимо сразу же указать, что московские «куранты» с самого начала имели особенность, отличавшую их от западных газет. В то время как последние — и в рукописной, и позднее в печатной форме обращались к читателям, преимущественно из рядов крупной буржуазии, московские «куранты» имели характер правительственного дипломатического издания, рассчитанного на царя и его приближенных. «Читателями» их можно назвать лишь условно, так как «куранты» читались царю и его приближенным вслух каким-либо чтецом из дьяков так называемой «государевой думы».
Изготовление «курантов» лежало на обязанности чиновников Посольского приказа, ведавшего иностранной политикой Московского государства. Через разных агентов Посольский приказ получал зарубежные газеты, преимущественно немецкие, реже голландские и другие; из этих заграничных газет переводчики Посольского приказа перелагали на русский язык иногда полностью, иногда в выборках соответствующий материал; эти данные они пополняли сведениями, почерпнутыми из донесений специально содержавшихся за границей и на рубежах страны информаторов (своего рода «собственных корреспондентов»), из перлюстрированной частной переписки проживавших в Москве иностранцев со своими зарубежными родственниками и друзьями, наконец, из разнообразных устных источников. Трудно сейчас сказать, использовались ли все эти материалы Посольским приказом в одно и то же время, или на протяжении 80 лет засвидетельствованного существования московских «курантов» (самые ранние из сохранившихся относятся к царствованию Михаила Федоровича, 1621 г.) источники информации изменялись.
Выполняя свое назначение, «куранты», естественно, должны были держать царя и правительство в курсе политических, а также экономических и иных явлений эпохи. Поэтому в них главное внимание было обращено на описание разных военных событий: взятия городов, сражений; часто встречаются описания приема послов, созыва сеймов, прибытия с товарами торговых кораблей, смены правителей, картины ужасных моровых поветрий и других болезней, договоры различных государств между собою, речи королей, описание папских приемов.
По внешнему виду «куранты» представляют складные, длиною в несколько метров, узкие листы бумаги, на которых писали  «столбом» т. е. сверху до низу без перерывов; отсюда происходит и другое название «курантов» — «столбцы»; впрочем, в Посольском приказе их называли также «Вести», «Вестовые письма» и т. д.
Изготовлялись «куранты» обычно в одном экземпляре и рассматривались как дипломатические тайные документы.
При Петре I «Куранты» кладутся в основу первой русской печатной газеты, носившей название «Ведомости Московского государства», а с этой газеты начинается настоящая история русской журналистики.
Петровские «Ведомости». Тираж был непостоянный – от нескольких десятков до нескольких тысяч экземпляров. Периодичность – тоже различной: в 1703 – 39 номеров, в
1705 – 46, а в 1718 – один! С 1715 г. “Ведомости” начинают выходить и в Петербурге. А с 1719 г. – только в Петербурге.
Петровские реформы способствовали тому, что Россия заняла прочное место среди великих держав мира, русское государство все чаще оказывало значительное воздействие на ход событий европейской истории. Возникновение печатной газеты в России представляет одно из многих нововведений, связанных с созданием и укреплением национального государства.
Новые задачи государственности были тесно связаны с настоятельной необходимостью обновления культурных, бытовых, моральных представлений и традиций хотя бы в верхнем слое населения. Важнейшими мероприятиями Петра в области культуры было создание государственных школ разного типа (частью общих, как арифметические, преимущественно же специальных, как навигационные, инженерные, медицинские), а также то, что Петр заставил духовное ведомство организовать в крупных городах школы церковного типа (архиерейские училища и семинарии), в которых получали образование лица разных социальных категорий. Это способствовало росту грамотности и культурности населения. Увеличение количества типографий в Москве, а затем и Петербурге и выработка «гражданской» печати (1708) явились мощным рычагом распространения образования среди населения преимущественно демократических кругов. Создание «гражданской» печати было одним из наиболее ярких проявлений новоформирующейся русской культуры, порывавшей с церковной традицией допетровской Руси.
Новая русская культура, чтобы отвечать потребностям эпохи, должна была стать светской, отрешившейся от религиозных традиций. Этому «обмирщению» тогдашней русской культуры служила политика Петра в области книгоиздательской, когда он отбирал для печати книги, имевшие утилитарно практический характер; этой же цели служили и его указания переводчикам относительно простоты, ясности и вразумительности передачи чужеземного оригинала. И именно в эпоху Петра закладываются основания для развития русского литературного языка, и начинается постепенное ограничение литературного применения языка культа, языка церковно-славянского.
В условиях напряженного строительства культуры и в условиях войны с Карлом XII зародилась и первая русская газета.
В конце 1702 г. прекращаются рукописные «куранты» и начинают выходить печатные «Ведомости Московского государства». Идея перехода от рукописного способа изготовления «курантов» к печатанию их принадлежала Петру I. Надо полагать, что в последней четверти XVII в. «куранты» начали терять свою прежнюю секретность и писались не в одном, а в нескольких экземплярах. При Петре «куранты» потеряли характер дипломатической тайны и приобрели в глазах царя значение агитационно-пропагандистского средства. Использовать это средство при проведении своей политики Петр мог только придав «курантам» печатную форму. И по основным используемым источникам «Ведомости» продолжают традиции «курантов». В «Ведомостях» имеется, как и в «курантах», и отдел «иностранные известия о России».
Новым — и притом вовсе не случайным, а принципиальным — является отсутствовавший в «курантах» отдел «внутренняя и внешняя политика России». Именно этот отдел и дал Петру право назвать печатные «куранты» — «Ведомостями Московского государства». Самое слово «Ведомости», которое за двести с лишним лет употребления приобрело смысл, равнозначный со словом «газета», «вестник» и т. д., в петровскую эпоху еще не имело такого отчетливого жанрового значения; оно означало «известия», «сведения». Ввиду такого употребления термина «Ведомости», нельзя рассматривать выражение «Ведомости Московского государства», примененное при первом номере газеты, как общее название петровской газеты. Подобный характер был приобретен им лишь постепенно. Накануне номера, носившего название «Ведомости Московского государства» и содержавшего материал только русский, вышел номер, озаглавленный «Ведомости с цесарских писем, присланных чрез почту в нынешнем 1702 году декабря в 5 день»; в этом выпуске русского материала не было вовсе. Третий номер, вышедший 2 января 1703 г., содержал и русский, и иностранный отдел и поэтому имел название более общее — «Ведомости». Да и в дальнейшем название первой русской печатной газеты менялось от номера к номеру; наряду с «Ведомостями Московского государства» отдельные номера озаглавливались: «Ведомости московские», «Ведомость московская», «Подлинное доношение», «Реляция», «Российские ведомости», «Эссенция из французских печатных газетов», и т. д.; некоторые номера выходили вообще без названия.
В настоящее время доказано достаточно убедительно, что первые печатные «Ведомости» вышли в свет 16 и 17 декабря 1702 г. (по старому стилю). Однако в печатном виде сохранились комплекты газеты, начиная с даты 2 января 1703 г.
Появление этой газеты именно в 1702 г. не случайно. Это было время, когда Россия напрягала все силы для отпора войскам Карла XII. После неудачного начала Северной войны была неотложно необходима агитация за продолжение борьбы со шведами, нужно было убедить народ, если не в том, «какие законные причины имел» Петр для ведения войны, — это было сделано много позднее, — то, по крайней мере, в том, что эта борьба вполне возможна; нужно было объяснить некоторые мероприятия 1702 г., например, конфискацию колоколов у монастырей и церквей и переливку их в пушки и гаубицы; нужно было сообщить населению страны, что у царя, помимо русских войск, имеется еще и поддержка со стороны народов России, и т. д. Именно этим целям служат «Ведомости» от 17 декабря 1702 г. и их продолжение. Так, в номере от 2 января прежде всего сообщено о том, что «на Москве вновь ныне пушек медных, гоубиц и мартиров вылито 400; те пушки ядром по 24, по 18 и по 1 фунтов, гоубицы бомбом пудовые и полупудовые, мартиры бомбом девяти, трех и двупудовые и менше. И еще много форм готовых великих и средних к литью пушек, гоубиц и мартиров. А меди ныне на пушечном дворе, которая приготовлена к новому литью, больше 40 000 пуд лежит». Далее приведены сведения о «подготовке кадров» в московских школах, общих и специальных («в математической штюрманской школе») и опять-таки данные о разработке природных богатств страны, «от чего чают немалую быть прибыль Московскому государству».
Если сообщения, касающиеся Московского государства, имеют отчетливо агитационный характер, то в заграничном отделе «Ведомостей» составители целиком зависели от материалов, доставляемых им иностранными газетами. Однако в отборе материала «редакция» «Ведомостей» была не безразлична: сообщения вносились, главным образом, те, которые касались стран, состоявших в каких-либо близких (дружеских или враждебных) отношениях с петровской Россией, т. е. Швеции, Дании, Польши и Турции. Но и из этих материалов не включалось в «Ведомости» все, что набрасывало тень на достоинство России, ее армии, ее союзников и т. п. Поэтому в сохранившихся оригиналах «Ведомостей» имеются пометки: «сей статьи меж скобок (т. е. отчеркнутой) в народ не пускать» и т. д.; известия иностранных газет о военных неудачах Петра вычеркивались, а, например, сообщение об отрешении турками князя Дмитрия Кантемира, союзника Петра в борьбе с турками, от занимаемой им должности господаря волошского и молдавского не только зачеркнуто, но и заклеено бумагой.
Издание «Ведомостей» представляло значительный шаг вперед по сравнению с «курантами»: рукописные «куранты» — ведомственно-дипломатические документы, имеющие строго ограниченное информационное назначение и обращавшиеся в силу этого в узком кругу придворных политиков; «Ведомости» агитировали за курс, проводимый Петром во внутренней и внешней политике и стремились систематически влиять на сознание читателей в желательном Петру направлении. Таким образом, «Ведомости» должны были служить целям популяризации идей Петра в народных массах, приближать политику царя к непосредственному объекту этой политики, населению страны. Конечно, при огромной неграмотности тогдашней России круг читателей «Ведомостей» не мог быть особенно широким, но именно этот грамотный читатель был ценен для Петра: с его помощью Петр мог воздействовать и на неграмотное население.
Сначала «Ведомости» печатались церковным шрифтом, единственно существовавшим в практике московского книгопечатания. Переход на «гражданский» шрифт, примененный для нужд общего книгопечатания в 1708 г., осуществился в «Ведомостях» лишь с № 2 от 1 февраля 1710 г., т. е., через два года. Но и с этого времени церковный шрифт не был оставлен вовсе: в расчете на малограмотного читателя, обучавшегося чтению по-славянски «по Часослову и Псалтири», наиболее важные номера «Ведомостей», или прибавления к ним, содержавшие «реляции» о военных делах, печатались церковными литерами.
В первые два года встречаются отдельные номера «Ведомостей», выпущенные в количестве двух тысяч, даже четырех тысяч экземпляров (№10 за 1703 г.). В дальнейшем «Ведомости» печатаются в количестве не более двухсот, а то и менее ста экземпляров; наконец, начиная с № 2 за 1724 г., они выходят в количестве 30 экземпляров. Ту же тенденцию к снижению обнаруживают сохранившиеся данные о количестве проданных и выданных бесплатно номеров газет. Были годы, когда продавалось почти 72% экземпляров (1708 г.), но чем дальше, тем меньше интереса проявляют читатели к газете, и некоторые номера были проданы в количестве трех экземпляров (№ 4 за 1712 г.). Возможно, что причиной, падения интереса к «Ведомостям» был затяжной характер, который приобрела Северная война; сведения о ней, преимущественно заполнявшие отдельные номера «Ведомостей», не вызывали уже прежней настороженности лишь изредка какие-либо экстраординарные события возбуждали интерес читателей, и это немедленно сказывалось на тираже и сбыте соответствующего номера «Ведомостей». № 3 «Ведомостей» за 1711 г., в котором излагались сведения о Прутском походе, имел, кроме основного издания (500 экз. церковным шрифтом и 100 — гражданским), еще дополнительный тираж (200 экземпляров церковным и 300 гражданским) и был весь распродан. Нельзя винить одних только читателей в малом успехе «Ведомостей». Газета чем дальше, тем становилась нерегулярнее, новости политические и придворные страшно запаздывали, и это, в свою очередь, не могло не расхолаживать читателей.
Формат «Ведомостей» был на протяжении всего издания одинаков — в двенадцатую долю листа, с очень узкими полями; впрочем, к концу издания поля стали более широкими, и перед началом текста, непосредственно перед названием газеты, помещалась виньетка, изображающая Петербург или Москву. Дело в том, что многие номера «Ведомостей» имели два издания: петербургское (начиная с 1711 г.) и московское, воспроизводившее полностью петербургский текст вплоть до указания времени выхода в свет в Петербурге, вслед за чем припечатывалось: «а на Москве того же года такого-то месяца в такой-то день».
О количестве номеров газеты за 1702 г. было уже сказано. В 1703 и 1704 гг. вышло по 39 номеров. Наиболее часто выходили «Ведомости» в 1705 г., когда было издано 46 номеров газеты. Начиная с 1706 г. количество номеров падает, дойдя в 1717 г. до 3 и в 1718 даже до 1. Впрочем, возможно, что не все номера газеты сохранились. Так, ряд номеров «Ведомостей» (1702 и 1709 гг.) известен только по рукописным копиям. Объем номера «Ведомостей» колебался от 2 до 22 страничек. Правда, такие объемистые выпуски «Ведомостей» относятся к периоду замедления их издания, когда приходилось объединять в одном номере несколько запоздавших выпусков. Возможно, что этот период упадка находился в зависимости оттого, что Петр перестал уделять достаточное внимание своему начинанию. Вообще, на первых порах, как установлено исследователями, Петр принимал живое участие в издании «Ведомостей». Среди дошедших до нас материалов и оригиналов «Ведомостей» сохранился ряд номеров с редакторскими и корректурными исправлениями Петра. Кроме того, обнаружено, что в газете с некоторыми изменениями напечатаны письма Петра разным лицам, содержащие сведения, имеющие общий интерес. Известно также, что письма приближенных Петра и донесения русских дипломатов из-за границы находили частично место на страницах «Ведомостей». Но как Петр, так и его сподвижники были непостоянными вкладчицами нашей первой газеты. Кроме них были анонимные Корреспонденты из числа чиновников различных приказов, а позднее коллегий, присылавшие, хотя и с большим «молчанием» (промедлением) «памяти», согласно петровскому указу от 16 декабря 1702 г,
До 1711 г., т. е. до перехода издания «Ведомостей» в Петербург, редакторские, обязанности выполнял директор Московской типографии, так называемого Печатного двора, Федор Поликарпов, довольно образованный по тому времени писатель и даже поэт. Он подвергал отбору и сокращению переводный материал, присылавшийся из Посольского приказа, куда доставлялись с почты иностранные газеты, дополнял его известиями из других приказов и держал корректуру «Ведомостей». С переходом издания «Ведомостей» в Петербург во главе газеты стал директор Петербургской типографии Михаил Аврамов. Он в основном продолжал линию Поликарпова, но вскоре (с 1719 г.) Коллегия иностранных дел, сменившая Посольский приказ, выделила специальное лицо, переводчика Бориса Волкова, который с этого времени не только подготовляет иностранный материал, но и вообще делается как бы ответственным редактором «Ведомостей», ведет сношения с другими прика-зами для получения информации, понукает типографию не задерживать выпуск газеты и препирается с типографской администрацией, отменяющей иногда печатание присланных Волковым статей. Из довольно многочисленных писем его, касающихся выпуска «Ведомостей», видно, что Волков принимал близко к сердцу судьбу газеты. Любопытно, что среди доводов, которыми Волков пытался воздействовать на медлительную Петербургскую типографию, находился и такой: «Сии куранты нравны его императорскому величеству, который сам соизволит их прочитывать и погодно собирать, яко всекуриозный в литературе монарх».
Кроме Волкова, сотрудничал в «Ведомостях» еще один переводчик Коллегии иностранных дел некий Яков Синявич. Назначение его состоялось в апреле 1720 г. и, очевидно, связано с попыткой оживить хиревшую газету. На обязанности Синявича лежало собирание материалов о Деятельности отдельных приказов и «министров», оформление их в виде хроники и согласование с заинтересованными лицами и учреждениями. Но Синявич, этот первый хроникер русской газеты, понял свою задачу — «стараться ему проведывать о таких публичных ведомостях» — очень односторонне: он описывает только придворную жизнь — ассамблеи, поездки, гуляния и т. д.
«Ведомости», сплошь состоявшие из хроники (статей, в какой бы то ни было форме, еще не было), не могут быть сравнены с более поздними органами прессы, имевшими нередко сильное влияние на читателей своими публицистическими, экономическими, политическими, литературными отделами. Кроме того, продажная цена «Ведомостей» (от 2 до 8 денег за номер) была по тому времени высокой, что не могло не отразиться на их распространении. В 1727 г. на № 4 «Ведомости» прекращаются.
Как правильно указал в свое время Добролюбов, «в первый раз русские увидали всенародное объявление событий военных и политических». «Ведомости» оставили заметный след в русском обществе.

108

Вопрос 37.
2. Возникновение оппозиционной русской журналистики. Журнальная полемика 1769 г.: спор о сатире, о подьячих, вопрос о крестьянах, отношение к галломании. Позиция «Всякой всячины», «Адской почты», «Смеси» и «Трутня». Роль Екатерины II в развитии российской журналистики.

Новая полоса в истории русской журналистики совпадает с началом царствования Екатерины II. К концу 1750-х годов в результате деятельности Ломоносова, в итоге функционирования Академии Наук, Сухопутного Шляхетного корпуса и Московского университета значительно повысился культурный и политический уровень русского общества. Екатерина понимала, что ей необходимо считаться с мнением и интересами влиятельной передовой части общества, главным образом, с культурным дворянством, оказывавшим значительное воздействие на другие слои населения.
Длившееся тридцать четыре года царствование Екатерины можно разделить на две неравные части, охватывающие первая — время от вступления ее на престол и до подавления восстания Пугачева и вторая — до ее смерти. Первый период отличается прогрессивностью, второй — реакционностью. На конец первого периода падает одно из наиболее значительных явлений русской журналистики XVIII в. сатирическая журналистика 1769—1774 годов.
В самом начале 1769 г. стала выходить «Всякая всячина», еженедельный сатирический листок; в конце января появилось «И то и. сё» Чулкова, с 21 января началось издание «Ни того, ни сего» Рубана; затем вышла «Поденщина» Тузова, «Трутень» Новикова, «Приятное с полезным» Румянцева и Тейльса и, наконец. «Адская почта» Эмина и «Смесь». В течение только одного 1769 г. — восемь сатирических журналов, еженедельных и ежемесячных.
Сатирическая журналистика этих лет полна движения, борьбы, резкости столкновений, нападок, дерзких намеков — полна жизни, и, конечно, это придает ей особый характер. И не будет преувеличением утверждение, что в журналистике XVIII в. это наиболее сложный и интересный период.
«Всякая всячина»
Появление «Всякой всячины» в первых числах января 1769 г. состоялось без какого-либо предварительного оповещания читателей. Условия подписки были сообщены публике лишь в № 2 «Санкт-Петербургских ведомостей» (от 6 января 1769 г.), а первый лист журнала раздавался желающим бесплатно: «Сим листом, — читалось на первой странице «Всякой всячины», — бью челом, а следующие впредь изволь покупать». Такой необыкновенный в истории русской журналистики дебют нового периодического издания не мог не обратить на себя внимания читателей. Но, по-видимому, это и входило заранее в расчеты издателей. В литературных кругах распространялась версия, вероятно, не без умысла, что журнал издается Г. В. Козицким, состоявшим «у принятия челобитен» Екатерине II, т. e. бывшим одним из ее секретарей. На самом же деле журнал издавался под наблюдением и, говоря современным языком, под общей редакцией Екатерины. Для многих современников это не было тайной, и этим объясняется резкость нападок на «бабушку», в особенности, за ее защиту подьячих, за общий «охранительный» характер журнала, в особенности за претензии направлять общественное мнение не в сторону конкретно-сатирического, даже памфлетного обличения, а в сторону абстрактного морализирования; наконец, не безразличны нападки и на плохой язык статей Екатерины, которые и после обработки Козицкого сохраняли нерусский характер. Чего, например, стоит такая фраза. «Дядюшка мой человек разумный есть. Он хотя мало учился, но много знания получил читанием лучших книг».
Разнообразные и далеко неблагоприятные для Екатерины отклики общества и литературы на отдельные правительственные мероприятия, в частности на «Наказ», а в особенности бурная, хотя и безрезультатная деятельность Комиссии для сочинения нового уложения 1767—1768 гг. заставили Екатерину прибегнуть к публичному объяснению с наиболее образованной частью населения. Для этой цели был создан журнал «Всякая всячина», где, наряду с сатирико-нравоучительными заданиями, проводились очень серьезные политические идеи Екатерины: были объяснены причины прекращения деятельности Комиссии 1767 г., охарактеризована внутренняя политика царицы, прокламирована выгодная Екатерине теория социальной гармонии, и т. п.
Многие суждения выдавались в виде притчи. В 22 листе «Всякой всячины», вышедшем 29 мая 1769 г., была помещена «Сказка о мужичке». В этой сказке дается в аллегорической форме изложение хода занятий Комиссии для сочинения нового Уложения. Мужичок — это русское государство, русский народ. У него худой кафтан — плохие законы. Были приказчики — цари, которые разными заплатами хотели починить обветшавший кафтан растолстевшего мужичка. Но вот, наконец, нашелся дворецкий (очевидно, сама Екатерина), который «увидел мужика почти нагишом; осведомлялся, что тому причиною; услыша, послал сыскать сукна. Привезли сукно, собрали портных. Портные зачали спорить о покрое, а мужик между тем на дворе дрожит, ибо тогда случилися крещенские морозы». Далее рассказывается о спорах портных, под которыми надо понимать прения в Большой и в частных комиссиях.
Заключительная часть сказки посвящена тем увещаниям, которыми портные пытались урезонить четырех нахальных мальчиков, своей дерзостью срывавших их работу. «Портные сего четвертого мальчика почли за безумного, но услыша необычайный крик и видя сих неугомонных мальчиков дерзость, постановили свой спор [о покрое кафтана для мужичка] и зачали их унимать, говоря, что дурно им быть так непризнательным, что они пришли в изодранной рубашонке, а ныне уже у них шуба есть; что пятилетние кафтаны на пятнадцатилетних не лезут, да и чорт знает, где те ветошечки, ибо мальчики недавно к хозяину пришли; что они должны слушаться дворецкого; что они лгут, будто их топить хотят, и для того заставляют шить мешок, а не кафтан; что сами видят, что мужик без кафтана на улице почти замерз; что, шив мужику кафтан, и они могут надеяться на милость хозяина, что одеты будут; только им наперед ту милость заслужить должно, а не по пустому упорствовать». На этом сказка обрывается: «Продолжение впредь сообщу».
В этой сказке с несомненностью упор сделан на дерзких мальчиков. Их наглость и неугомонность мешают портным, хотя и бестолковым, но все же призванным шить кафтан на мужика; дерзкие и нахальные мальчики заставили портных приостановить даже свой спор. Короче — дерз¬кие мальчики сорвали работу Комиссии. Кто же эти непокладистые, неблагодарные мальчики, недавно взятые хозяином с улицы? Конечно — дерзкие подданные, поднявшие непокорный голос в Комиссии нового уложения. В частности, вероятно, речь идет о депутатах недавно присоединенных «провинций» — Малороссии, Лифляндии, Эстляндии и Смоленской области.
Подобно «Сказке о кафтане», политический смысл имеет несомненно принадлежащая перу Екатерины статья, начинающаяся словами «Дядюшка мой человек разумный есть». Дядюшка — сама Екатерина. Подобно ей, «он хотя мало учился, но много знания получил читанием лучших книг. Сверьх того он хорошее сердце имеет, здравое рассуждение и честности наполнен». Застав «свой дом» после отца в расстройстве и отягощенным долгами, он, несмотря на трудности, «в короткое время сделал почти невероятное дело... из разоренного дома восстановил дом изобильный, и так то сказать, один из лучших, а надеется еще впредь имети все излишества те, коими богатые люди щеголяют». В последнее время дядюшка, обычно тихий и веселый, весьма раздражен. Объясняет он это тем, что ни в ком не встречает поддержки: «Я ни труда, ни прилежания не жалею, ни сам себя иногда, чтоб дом мой привести в порядок, но ни один почти человек из моих домашних не хочет приложити труда, чтобы мне помогать. Не довольно того, что я ни одного человека из них не секу, когда они виноваты, хотя то и часто бывает, но в том я добродетели мало ставлю, ибо знаю, что они равно как и я от Адамовой породы; итак, умалчивая о моем к ним снисхождении, я с ними во всех случаях обхожусь, — многозначительно прибавляет «дядюшка», — не так как господин, но так как друг». Далее следуют жалобы на «домашних»: «чваниться они все горазды, да в самом деле все живут руки спустя, и ни в ком прямого радения нет... Любят все властвовать и свою корысть, а в чём они не видят своих маленьких барышев, того не почитают достойным быть их примечания и радения. Кажется часто, что они меня любят, но любовь их бесплодна. Цели бы прямо любили, то бы делали всякое мне вспоможение и отложили бы свои вздорные прихоти, а только бы старалися о том, чтобы дом мой привести в желаемый мною порядок... Сплошь у них отговорка: мы не знали, угодно ли тебе; или, мы боялись тебя прогневить. А между тем дела никто не делает». На самом же деле — полагает «дядюшка», — «они довольно знают мою волю и желание. Нельзя им в том ошибиться. Я им ежедневно твержу, только во истину смигнуть не смею и на час ни с которой части, а смигну, то уже всякие штуки пойдут». Вновь напоминая о том, что все заражены двумя пороками — корыстью и духом властвования, «дядюшка» с горечью отмечает, что «наравне быть не умеют», а отсюда проистекают дурные поступки и скверные следствия. Он подчеркивает в заключение: «сколь мне трудно дом мой восстановить и с такими людьми дело иметь, и что за беды из того родилися бы, если бы я их не удерживал еще и не ограничивал бы их во вздорных и нелепых их прихотях. Но тем еще дом мой не поправлен; далеко от того!».
Итак, в ряде екатерининских статей во «Всякой всячине» раскрывается ее политическая позиция, ее взгляды на причины неурядиц в стране, и тем самым журнал приобретает не моральный или сатирический, а отчетливо политический характер.
Центральное место в журнале занимают статьи Екатерины; все прочие только дополняют сказанное Екатериной. В создании журнала участвовали многие известные литераторы – А.В.Храповицкий, граф А.П.Шувалов, И.П.Елагин, А.П.Сумароков, Д.И.Фонвизин и другие. Многие выступали под псевдонимами.
В последнем номере 1769 г. редакция оповестила читателей о продолжении издания под названием «Барышок Всякой всячины», т. е. избыток. Остаток «Всякой всячины».. Название оправдывалось содержанием нового журнала: статьи в нем гораздо бледнее и скучнее, а начиная с полулиста 10 в «Барышке» стали печататься почти исключительно переводы из античных, преимущественно латинских авторов.
Первый первый полулист «Всякой всячины», раздававшийся бесплатно, был отпечатан в количестве 1692 экз. по-видимому, сначала тираж был определен в 1000 экз., а затем дополнительно печаталось еще 500. Так продолжалось первые три месяца, потом вследствие постепенного и неуклонного падения спроса на журнал «Всякая всячина», как и первые 12 полулистов «Барышка», печатались в количестве 1000 экз.; последние шесть номеров «Барышка» выпускались уже только в 500 экз.
Для проведения своего замысла Екатерина считала полезным не слишком выделять «Всякую всячину», поэтому было разрешено издание и других журналов. Сделано это было не в каком-либо законодательном порядке, а давалось знать заинтересованным лицам в первом листе «Всякой всячины» (раздававшейся бесплатно) мимоходом, между строк: «Мой дух восхищен: я вижу будущее. Я вижу бесконечное племя Всякия всячины. Я вижу, что за нею последуют законные и незаконные дети: будут и уроды ее место со временем заступать».
«Поколение» «Всякой всячины» не замедлило появиться. Издатели, а также читатели приняли за основную задачу сатирических журналов осмеяние пороков и насаждение здравых идей. Поэтому перед издателями и литераторами, участвовавшими в журналах 1769 и последующих годов, прежде всего встал теоретический вопрос: какой должна быть сатира? Вопрос этот для русской литературы был не новым. При решении его еще задолго до-1769 г. обозначились два течения в сатирической трактовке: абстрактная сатира на «порок» и конкретная сатира на «лицо».
Метод «Всякой всячины» состоял в абстрактной сатире на «порок». На страницах “Всякой всячины” не затрагивались серьезные социальные и политические проблемы. И вообще журналистам рекомендовалось не касаться недостатков русской жизни. Например, критике подвергалось то, что некоторые молодые девушки “чулков не вытягивают” и когда садятся, положив ногу на ногу, то это видно и некрасиво.
Однако все почти без исключения (кроме разве «Приятного с полезным») журналы 1769 г. пошли по пути сатиры на «лицо». Для правительственного журнала это было первым и серьезным предупреждением: общественное мнение, поскольку оно могло найти выражение в литературе, было за то, чтобы придать сатирическому осмеянию более эффективный характер. Журналы, в особенности такие, как «Смесь», «Трутень» и «Адская почта», целили в определенные личности и, хотя выводили их под условными именами, вроде Злорад, Кашей, Стозмей и т. п., но при сравнительной малонаселенности тогдашнего Петербурга и достаточной бытовой осведомленности тогдашних читателей эти литературно-условные имена превращались в обозначения определенных живых лиц. Поэтому могло случиться так, что какой-нибудь Стозмей и его любовница Перекраса, фигурирующие в «Трутне», появляются в «Смеси» и в «Адской почте».
Началась длительная и ожесточенная полемика по вопросу о допустимом характере сатиры. Инициатива в данном случае принадлежала опять-таки «Всякой всячине». Сообщая одному из своих корреспондентов, что письмо его не будет напечатано, редакция рекомендует ему «сколько возможно упражняться во чтении книг таких, посредством которых мог бы он человеколюбие и кротость присовокупить к прочим своим знаниям, ибо вам кажется, что любовь его ко ближнему более простирается на исправление, нежели на снисхождение и человеколюбие; а кто только видит пороки, не имев любви, тот неспособен давать наставления другому». Этот листок «Всякой всячины» вышел в свет около 9 мая, а в пятом листе «Трутня» от 26 мая было помещено интересное письмо, подписанное псевдонимом Правдулюбов и помеченное 9 мая; оно представляет остроумную и резкую критику приведенных выше слов из «Всякой всячины».
Письмо Правдулюбова метко бьет в слабые места «Всякой всячины»: «Многие слабой совести люди никогда не упоминают имя порока, не прибавив к оному человеколюбия. Они говорят, что слабости человекам обыкновенны, и что должно оные прикрывать человеколюбием; следовательно, они порокам сшили из человеколюбия кафтан, и о таких людей человеколюбие приличнее назвать пороколюбием. По моему мнению, больше человеколюбив тот, кто исправляет пороки, нежели тот, который оным снисходит или (сказать по-русски) потакает, и ежели смели написать, что учитель, любви к слабостям не имеющий оных исправить не может, то и я с лучшим основанием сказать могу, что любовь к порокам имеющий никогда не исправится».
«Всякая всячина» была не на шутку уязвлена письмом Правдулюбова: «На ругательства, напечатанные в Трутне под пятым отделением, мы ответствовать не хотим, уничтожая оные... Думать надобно, что ему бы [господину Правдулюбову] хотелось за все да про все кнутом сечь. Как бы то ни было, отдавая его публике на суд, мы советуем ему лечиться, дабы черные пары и желчь не оказывалися даже и на бумаге, до коей он дотрогивается». По существу же обвинений Правдулюбова она возразить не могла ничего.
Дерзкий ответ Правдулюбова на эту заметку «Всякой всячины» показывает, что тогдашним читателям и литераторам было известно, кто скрывается под маской анонимного издателя «Всякой всячины». Второе письмо Правдулюбова начинается так: «Госпожа Всякая всячина на нас прогневалась и наши нравоучительные рассуждения называет ругательствами. Но теперь вижу, что она меньше виновата, нежели я думал. Вся ее вина состоит в том, что на русском языке изъясняться не умеет и русских писаний обстоятельно разуметь не может; а сия вина многим нашим писателям свойственна». Этот тезис автор письма аргументирует следующим образом: «Госпожа Всякая всячина написала, что пятый лист Трутня уничтожает. И ето как то сказано не по-русски; уничтожить, то есть в ничто превратить, есть слово самовластию свойственное; а таким безделицам, как ее листки, никакая власть не прилична; уничтожает верьхняя власть какое-либо право другим. Но с госпожи Всякой всячины довольно бы было написать, что презирает, а не уничтожает мою критику».
Всем было тогда известно, что у Екатерины была слабость — выдавать себя за настоящую писательницу. Ее подлинные тексты иногда до уморительного неправильны, поэтому до появления в печати они подвергались серьезной правке, которая не всегда, однако, была в состоянии устранить своеобразие ее языка. Еще более откровенным был намек на Екатерину во втором цитированном отрывке, где автор играет терминами «самовластие», «никакая власть», «верьхняя власть».
Начавшаяся таким образом полемика не могла привести к хорошим результатам. Раздраженная Екатерина отдала, очевидно, предписание построже следить за журналами, в которых печатались сатиры на «лица». Во всяком случае, вскоре после этого в «Трутне» в статье «Ведомости», подражавшей в своей структуре «Санкт-Петербургским ведомостям», в разделе «Подряды» было напечатано следующее многозначительное объявление». «Издателю Трутня для наполнения еженедельных листов потребно простонародных сказок и басен: ибо из присылаемых к нему сатирических и критических пиес многих не печатают...».
Спор о характере сатиры повлек, таким образом, усиление цензуры, а затем и полное закрытие ряда журналов. Только «Трутень», да еще правительственная «Всякая всячина» перешли в 1770 г., все прочие журналы 1769 г. прекратились постепенно в течение первого года издания.
Второй пункт, вызвавший оживленные прения в журналах  1769 г., был вопрос о бюрократии, о подьячих. И опять-таки начало полемике положила та же «Всякая всячина». В статье 60 помещено письмо, подписанное «Занапрасно ободранной», очень напоминающее манеру Сумарокова. Автор пишет, что пытался избавиться от подьячих «способом, которым переводят клопов, блох и всех кровососных насекомых, однако ничем не мог оборониться, но истоща весь свой дом на то, и ныне стражду от сих кровососов». Редакция «Всякой всячины» на это ответила: «Подьячих не можно и не должно перевести. Не подьячие и их должности суть вредны, но статься может, что тот или другой из них  бессовестен. Они менее других исключены из пословицы, которая говорит, что нет рода без урода, для того, что они более многих подвержены искушению. Подлежит еще и то вопросу: если бы менее было около них искушателей, не умалилася ли бы тогда и на них жалоба? Но чтоб удовольствовать писателя вышепоставленныя грамоты в его требовании, как перевести обычай, чтобы подьячие не приводили никого в изнеможение, в ответ ему скажу, что сие весьма легко. Не обижайте никого; кто же вас обижает, с тем полюбовно миритеся без подьячих; сдерживайте слово и избегайте всякого рода хлопот».
На эту защиту бюрократического аппарата и проповедь добродетельного жития, избавляющего от подьячих и их лихоимства, откликнулась «Смесь», которая, подобно Правдулюбову, довольно резко намекнула на связь «Всякой всячины» с Екатериной и ее бюрократией: «Бабушка [т. е. Всякая всячина] говорит, что подьячих искушают и для того они берут взятки, а это так на правду походит, как то, что чорт искушает людей и велит лм делать злое. Право, подьячие без всякого искушения сами просят за работу. Сия же старушка советует, чтобы не таскаться по приказным крючкам, то должно мириться и разделываться Добровольно; всякий сие знает, и конечно по-пустому тягаться не сыщется охотников. Верно, естьли б все были совестны и наблюдали законы, то не надобно было бы судов и приказов и подьячим бы не шло государево Жалованье. Но когда сие необходимо, то для чего ей защищать подьячих? Знать, что они-то истинное ее поколение».
Другие журналы отвечали на статью «Всякой всячины» сообщением ряда материалов о плутнях подьячих, взяточничестве и криводушии судей, развращенности государственного аппарата и т. д. Все это, конечно, шло значительно дальше узких границ, намеченных «Всякой всячиной», и сатира «Трутня», «Смеси» и «Адской почты» делалась, таким образом, средством борьбы с крепостническим государством, конечно, не революционной борьбы, но тем не менее борьбы, имевшей для той эпохи прогрессивный характер.
Вопрос о крестьянах. Вопрос о галломании
Еще важнее были расхождения между «Всякой всячиной» и ее «потомством» по вопросу о положении крепостных. И в данном случае первое слово по этому поводу сказала «Всякая всячина». В заметке «Мне случилося жити в наемных домах...» сообщается о жестоком соседе автора. «Лишь я успел переехать [в приобретенный дом], то услышал вместо поздравления с новосельем превеликий крик. Я осведомился, что тому причиною? Мне сказали, что мой сосед милостиво наказывает своих людей на конюшне своей плетьми. Я спросил, часто ли то бывает? Ответствовали мне, что кроме воскресных дней господских праздников, почти всякий день. Я позадумался, вошед в палаты, и пенял на себя, что безо всякой осторожности купил дом, в котором мне будет такое беспокойство, моим малым детям непрерывный пример суровости; и зачал было мыслить, как сему лиху помочь». Новая выходка злонравного соседа, вздумавшего рыть колодец под стеной, отделяющей владение автора, отвлекает последнего от размышлений о положении дворовых людей соседа, и лишь в самом конце статьи автор вспоминает о них: «Видя..., что старик таков, принужден был требовать запрещения старику рыть колодезь. Но за людей кто смеет вступиться? Хотя сердце соболезнует о их страдании. О всещедрый боже!  Все человеколюбие в сердце людей твоих».
Таким образом, «Всякая всячина» ставит вопрос о положении крепостных не как проблему социальную, а как этическую, моральную; здесь решается не коренной вопрос о крепостничестве, а казнится жестокосердие скверного помещика, или, как осторожно выражается «Всякая всячина», отсутствие в нем «человеколюбия». Собственно говоря в анализируемой статье «Всякой всячины» нет даже изображения тяжелого положения крепостных, а только разговоры о нем, благочестивые возгласы об исправлении худых помещиков. Наконец, в очень важном отделении 127 («Молодые люд всего желают отведать...») говорится, что положение крестьян естественно, как и остальных членов общественного организма.
Иную позицию занимают «Смесь» и в особенности «Трутень». В «Смеси» крестьянская тема заявлена в интересной иронической статье «Речь о существе простого народа». Считая, вместе со всеми философами, что «один только разум человека от животных», и анализируя с этой точки зрения положение крестьян, автор приходит к выводу, что они «делают все, что нам так точно, как работные лошади и волы. Следовательно, они только стремление, свойственное животным, а не разум». Сопоставляя жизнь «благородных» и крестьян к невыгоде последних, заключает: «Чем далее кто начнет рассуждать, тот более будет находить, что по сим основаниям нет разума в простом народе».
Автор иронически сомневается: есть ли у простолюдинов добродетели, «затем что стихотворцы прославляют добродетели лирическим гласом, однако, я никогда не читал похвальной оды крестьянину, также как и кляче, на которой он пашет». Особенно заслуживают внимания дальнейшие рассуждения автора: «Простой народ терпелив, он сносит голод, жар, стужу презрение от богатых, гордость знатных, нападки от управителей разорение от помещиков, одним словом, от всех, кои его сильнее. Можно признаться, что он терпелив; однако, не смею еще вменить сие в добродетель, затем что добродетели присвояются одним благородным. Итак, все, что можно зделать для простого народа, я зделаю и назову его терпение хорошим качеством. Ибо простолюдимы безрассудны: они справедливы, верны, набожны и исполняют многие похвальные дела; но не рассуждают, для чего сие делают, и какая им из того происходит польза. Напротив того, благородные никогда без пользы не будут трудиться». Заключается статья тезисом, «что и простой народ есть создание, одаренное разумом, хотя князья и бояре утверждают противное. Но что до того нужды: многие сограждане видят истину, закрытую завесою ложного предрассуждения. Пусть народ погружен в незнании, но Я сие говорю богатым и знатным, утесняющим человечество в подобном себе создании».
Затрагивает крестьянскую тему и помещенное в «Смеси» письмо «настоящего камчедала». Оно заключает сатиру в форме замечаний дикаря, удивленного цивилизацией и видящего в современном обществе те пороки, которые сокрыты от привычного взгляда члена этого общества — «светского человека». В «наивных» рассуждениях камчадала представлены недостатки и нелепости социального и бытового уклада России XVIII в.
Этот камчадал, изображая «здешний город», т. е. Петербург, «которой мне кажется наполнен колдунами», после стилизованной характе-ристики высшего общества и чиновного круга, обращается к теме о крепостных. «Колдовство, — пишет «камчедал», — уверяет простой народ, что он должен пахать, сеять и собирать жатву единственно для своих помещиков, а иногда оттого и умирать с голоду: одним словом, он думает, что рыбы, птицы и все видимое на свете принадлежит боярам». Далее говорится о развращающем влиянии, которое оказывает на «праводушных крестьян» превращение в дворовых, в швейцаров, а также о проституции. В конце своего письма «настоящей камчедал» переходит от описания нравов Петербурга к обобщенной характеристике провин¬циальной жизни, причем снова затрагивает «крепостную тему»: «Не только что в сем городе так много колдовства, но сказывают еще мне, Что во всяком малом городе есть колдун в виде воеводы, и все простолюдимы его боятся, затем что опасаются его гнева. Сей волхв в определенном ему Пространстве приемлет в свою власть и ветры, и облака; От него зависит изобилие и недостаток; в его руках щастие и нещастие крестьян, и он так жестокосерд, что простой народ ежедневно молит бога о смягчении его сердца».
Если сопоставить «филантропизм» «Всякой всячины» в отношении крепостных с тем, как та же тема изображается на страницах «Смеси», то нельзя не признать за последней демократичности и подлинного сочувствия и уважения к «простому народу». Наконец, в условиях тогдашней цензуры это местами было просто смело. Характерно, что «Адская почта» осторожного Эмина посвятила теме крепостничества одну только статью, в которой говорится о злоупотреблениях при сдаче крепостных в рекруты, а в прочих журналах 1769 г. нет даже и этого. Зато тем рельефнее выступает на этом фоне «рабьего молчания» жгучее и горькое слово «Трутня».
Уже самый титул журнала «Трутень», — несмотря на все литературно-бытовые аргументы, приводимые Новиковым, — имел аллегорический смысл, мало приятный для дворянства этой эпохи. И особенно подчеркивался этот смысл эпиграфом к первой части журнала, эпиграфом,  взятым из притчи Сумарокова «Жуки и пчелы» и гласящем так: «Они работают, а вы их труд ядите». Впрочем, к развернутой борьбе с помещичьим произволом Новиков приступил почти через полгода после начала издания журнала. В листе 24 «Трутня» было напечатано продолжение «Рецептов», начатых в предыдущем номере и состоявших в перечислении средств к исправлению различных пороков: тщеславия знатной породой, судейского корыстолюбия, стихотворческого самолюбия, алчности откупщика и т. п. Среди «рецептов» листа 24 находится «Рецепт для г. Безрассуда». Последний «болен мнением, что крестьяне не суть человеки, но крестьяне, а что такое крестьяне, о том он знает только по тому, что они крепостные ево рабы. Он с ними точно так и поступает, собирая с них тяжкую дань, называемую оброк». Далее обрисовывается высокомерное и жестокое отношение «г. Безрассуда» к своим крестьянам. «Он... думает: «Я — господин, они — мои рабы, они для того и сотворены, чтобы, претерпевая всякие нужды, и день, и ночь работать и исполнить мою волю исправным платежом оброка; они, памятуя мое и свое состояние, должны трепетать моего взора». В дополнение к сему прибавляет он, что точно о крестьянах сказано: «в поте лица своего снеси [=ты будешь есть] хлеб свой». Бедные крестьяне любить ево как отца не смеют, но, почитая в нем своего тирана, ево трепещут. Они работают день и ночь, но со всем тем едва-едва имеют дневное пропитание, затем, что насилу могут платить господские поборы». Указав, что подобное отношение Безрассуда к крепостным отражается на их самооценке, на их приниженности, что «они не смеют и мыслить, что они человеки», Новиков переходит к морализующей части статьи — крестьяне Безрассуда несчастны, потому что он жесток и бесчеловечен. Но «прочие их братья у помещиков-отцов наслаждаются вожделенным спокойствием, не завидуя никакому на свете щастию, ради тово, что они в своем звании благополучны». Новиков пытается урезонить Безрассуда таким  доводом: «Подумай, как должны гнушаться тобой истинные человеки, человеки господа, господа, отцы своих детей, а не тираны своих, как ты, рабов. Они гнушаются тобою, яко извергом человечества, преображающего нужное подчинение в несносное иго рабства».  Концовкой этой статьи является «от сей вредной болезни рецепт: Безрассуд должен всякой день по два раза рассматривать кости господские и крестьянские до тех пор, покуда он найдет различие между господином и крестьянином». Новиков давал в своем «Трутне», как позднее в «Живописце», место и гораздо более радикальным взглядам. Здесь речь идет о знаменитых «Копиях с отписок» крестьян к помещику Григорию Сидоровичу и «Копии с помещичьего указа», являющегося ответом на крестьянские «отписки».
Отличительной чертой этих «отписок» является их конкретность, реалистичность. В то время как во всех почти предыдущих выступлениях журналистов 1769 г. против крепостничества мы имеем дело с обобщенными изображениями «порока» («зверство», «лютость», «суровость», «отсутствие человеколюбия», безразлично, относится ли к Злораду, Безрассуду или какому-либо другому помещику), в «Копиях с отписок» каждая строка, каждая фраза отличается искренностью, жизненной правдой, безыскусственной простотой, как будто перед нами подлинные документы
«Копии с отписок» и «Копии с помещичьего указа» написаны большим мастером с исключительным знанием жизни крепостных предпугачевского времени. Центральная тема «отписок» и «помещичьего указа» — экономическое положение крестьян. Здесь уже нет «филантропических» и «гуманистических» рассуждений о том, что крестьяне такие же люди, как и помещики. С исключительной силой набросана картина жестокого вымогательства помещиков. Григории Сидоровичи, Тарасы Скотинины, Простаковы, отец Фалалея и другие хищники непомерными оброками грабили и разоряли своих крепостных. На каждом шагу на крепостных налагается штраф, даже за то, что в своих челобитьях они именуют помещика отцом,  а не господином. Меры взыскания примитивно-скотининские: «Неплательщиков, — сообщает староста, — по указу твоему господскому, на сходе сек нещадно, только они оброку не заплатили, говорят, что негде взять»; «с Антошки за то, что он тебя в челобитной назвал отцом, а не господином, взято пять рублев, и он на сходе высечен»; Филатка сообщает барину, что он «на сходе высечен». А в «помещичьем указе», состоящем из 16 пунктов, только и говорится о том, чтобы сечь нещадно: старосту — «за то, что он за крестьянами имел худое смотрение и запустил оброк в недоимку за то, что он якобы за взятки не собирал оброк; «неплательщиков при собрании всех крестьян сечь нещадно; новому старосте «подтвердить, чтобы он о зборе оброчных денег имел неусыпное попечение и неплательщиков бы сек нещадно».
Но «Копии с отписок» и «с помещичьего указа» не только беспощадный обвинительный  акт против алчности крепостников, это образцы зарождающегося реализма, умело соблюдающего принятый эпический тон бесстрастности в письме старосты и дрожь неподдельной горечи и отчаяния в челобитной Филатки. Сила авторского сарказма заключается именно в той безыскусственности и простоте, в той деловитости и обыденности, которыми пропитаны «отписки» и «указ». Без патетических восклицаний и слез о «несчастных поселянах» автор развертывает перед подавленным читателем потрясающую своей жизненной правдой картину.
Три пункта спора были у важнейших журналов 1769 г. — вопрос о сущности и задачах сатиры, о роли и назначении бюрократии (подьячих) и, наконец, о положении крепостных. Во всех этих вопросах, «Всякая всячина» занимали правый фланг, колеблющаяся и компромиссная «Адская почта» — центр и решительные «Смесь» и «Трутень» — левый фланг. При этом нужно помнить, что издатель «Трутня» был более осторожным человеком, чем некоторые из его сотрудников.
Что касается других вопросов русской жизни того времени, то и здесь, несмотря на большее или меньшее сходство взглядов, заметно такое же разделение. Такие проблемы, как воспитание, этика семейной жизни, петиметрство, старинные суеверия, галломания, взаимоотношения литераторов между собой, и т. д., — находили на страницах этих журналов многообразные отклики и отражения.
Вопрос о галломании был поставлен в русской литературе вначале 1750-х годов. Тогда на галломанов нападали Сумароков и его сторонники; это было одна из форм политической борьбы дворянской оппозиции против правительства Елизаветы Петровны: проводником французского влияния при дворе была та вельможная верхушка, с которой упорно воевали литературные вожди передового дворянства, писатели сумароковского направления.
В годы царствования Екатерины этот момент отпал и тема галломании возникла в новой плоскости, причем одновременно в двух различных и враждебных друг другу лагерях. С одной стороны, борьба с галломанией была борьбой передовых литературных сил за национальные пути развития русской культуры против распространенного в аристократических кругах преклонения перед Западом.
С другой стороны, против галломании ополчилось правительство Екатерины в связи с турецкой войной. Дело в том, что первая турецкая война, которую Россия вела с 1769 г., была в значительной мере спровоцирована Францией, давнишней союзницей Турции. К нападкам на Францию присоединились и другие журналы. Так о политических интригах Франции против России говорится в «Адской почте». Носились слухи, и, может быть, не лишенные основания, что французские артиллеристы служили в турецких войсках. В «Трутне» помещена беседа трусливого старичка с офицером, прибывшим из действующей армии. «Я верно слышал, — говорит старичок — будто у них [турок] все пушкари какие-то европейские христиане. Екие проклятые, проливают кровь христианскую за босорманов, а у турок и без них армия втрое нашей больше. Я думаю, что им за то и во аде места не будет». Все это вместе бросает дополнительный свет на подоплеку борьбы с французоманией в 1769—1774 гг.
Литературная полемика была наиболее общей для всех тогдашних журналов. Если на темы о подьячестве и о крепостном праве в ряде журналов нельзя найти никаких материалов, то зато «осмехание худых стихотворцев», нападки на модных писателей находят место во всех буквально изданиях этих лет. Объектами насмешки в тогдашних изданиях были Лукин, Петров, Козельский, отчасти Херасков, да еще Рубан, Чулков и Эмин.
Некоторые журналы закрылись в течение первого года, другие — по истечении 1769 г., и лишь «Всякая всячина» и «Трутень» перешли в следующий год. В 1770 г. интерес к сатирическим журналам уже иссяк.. В апреле 1770 г., и в «Трутне» сообщалось, что «нынешнего года листов не покупают и в десятую долю против прежнего». То же самое наблюдается и в отношении «Всякой всячины», последние листы которой (1770) печатаются в количестве, втрое меньшем первых.

“И то и сё” М.Д.Чулкова (1769). Ориентация журнала на демократического читателя из “третьего сословия”. Публикации “кратких и замысловатых гисторий”, анекдотов, частью заимствованных из популярного “Письмовника” Н.Г.Курганова. Борьба с классическими литературными жанрами и попытка создать новые жанры — бытовой повести и рассказа. Национальные тенденции творчества и постоянный интерес Чулкова как издателя журнала к фольклору. Обращения к описаниям старинных обрядов, народным песням, пословицам. Публикация полувымышленного “русского мифологического словаря”. Отсутствие интереса к вопросу о крепостном праве. Вызывающие выпады против “Всякой всячины”, “Трутня”, “Адской почты”, “Поденщины”. Издание Чулковым ежемесячного журнала “Парнасский щепетильник” (май-декабрь 1770): литературно-полемический характер первого номера и нейтральный материал последующих книжек.
Еженедельный верноподданнический журнал В.Г.Рубана “Ни то ни сио” (февраль-июль1769), далекий от сатиры, — смесь из прозы и стихов, сочинений и переводов, полезных и бесполезных, по словам самого редактора. Продолжение издательской линии в журнале Рубана “Трудолюбивый муравей” (1771).
Еженедельное издание преподавателей Сухопутного шляхетного кадетского корпуса И.Ф.Румянцева и И.А.де-Тейльса “Полезное с приятным” (февраль-июль 1769). Основной материал — переводы нравоучительных статей из заграничных журналов. Отсутствие интереса к русской жизни. Неучастие в журнальной полемике 1769 г.
Ежедневные листки под названием “Поденщина” (февраль-апрель 1769) некоего офицера Василия Тузова. Случайный, разнородный материал издания. Некоторые наблюдения над провинциальным бытом и полемика с Чулковым.
Еженедельный журнал “Смесь” (1769). (Предположение, что издателем журнала был Ф.А.Эмин, не убедительно). Приближение переводного материала к русской жизни. Близость общественно-политической позиции журнала к новиковскому “Трутню”. Сатирические выпады против “Всякой всячины”. Осмеяние пороков дворянского сословия, духовенства, чиновничества. Участие в полемике по крестьянскому вопросу: ироническая “Речь о существе простого народа” (сочувствие к простому народу, крестьянину-труженику и осуждение “богатых и знатных, утесняющих человечество в подобном себе создании”), письма “настоящего камчедала” (сатира в форме “наивных” рассуждений дикаря, удивленного цивилизацией и обнаруживающего в петербургской и провинциальной жизни страшные пороки, скрытые от привычного взгляда власть имущих; крепостная зависимость крестьян воспринимается камчадалом как “колдовство”, заставляющее простой народ работать на “жестокосердного колдуна-воеводу” и “иногда умирать с голоду”). Письмо некоего В.М. против алчности и бесчинства духовенства. Сатирическая “задача” о том, кто полезнее — простой мещанин-фабрикант или бездельник-помещик, “превосходительный Надмен”.
Сатирический ежемесячный журнал-роман “Адская почта” Ф.А.Эмина (июль-декабрь 1769). Единоличное издание в форме сатирических писем (переписка кривого и хромоногого бесов). Злободневное содержание переписки: сатирические намеки на конкретные события и конкретных лиц русской жизни. Умеренность позиции Эмина в постановке важнейших вопросов эпохи. Критика злоупотреблений крепостным правом. Преобладание “хроники скандалов” (литературных или семейно-бытовых), с более или менее определенными прототипами. Нападки на Сумарокова, Лукина, Чулкова, Рубана, Хераскова, В.Петрова и др. Позиция в полемике со “Всякой всячиной” — на стороне Новикова.

109

Вопрос 38. Н.И.Новиков — журналист, издатель, просветитель.
НОВИКОВ Николай Иванович [1744—1818] — книгоиздатель и публицист XVIII в. Родом из дворянской семьи среднего достатка. С 1762 служил в гвардии. В 1767 был прикомандирован в качестве секретаря к комиссии по составлению проекта нового Уложения. Систематическая работа Н. как литератора-профессионала началась с 1769 изданием сатирического журнала «Трутень», за которым последовали и другие издания.
В своей издательской деятельности Н. делал сознательную установку на «читателей из мещанства и купечества». Огромный успех своих сатирических журналов («Живописец» при жизни Н. выдержал 5 изданий). Главной мишенью сатиры в журналах Н. служит высшее дворянское общество — «большие бояре», «придворная знать», «титлоносные», «случайные» люди. Сатирик беспощадно бичевал их пороки: чванство «пятисотлетней породы», лень, невежество, легкость нравов, модную поверхностную «французскую» образованность. С большим сочувствием относился он к «наукой подкрепленному» рядовому дворянству. Но идеалом Н. оказался «мещанин» — «человек подлый, по наречию некоторых глупых дворян», на самом же деле «муж совершенный», носитель всех возможных добродетелей. Дворянским персонажам, наделяемым характерными именами — « Недоум», «Худосмысл», «Забыл-честь», — он противопоставлял «мещанина» «Чистосердова» и свое alter ego — выразителя всех основных мыслей издателя — некоего «Правдолюбова». Не ограничиваясь нападками на «порочных» людей, Новиков нападал на «порочность» социальных порядков — феодально-дворянских основ екатерининской России. Одной из центральных тем сатиры Н. являлось резко отрицательное изображение «рабства» — крепостничества.
Журналы Н.И.Новикова представляют собой особое явление в российской журналистике. Они были среди первых изданий, где начали писать о политике и экономике, обсуждать проблемы крепостного права, и другие острые вопросы. Их можно разделить на две группы:

сатирические:
“Трутень” (1769-1770);
“Пустомеля” (1770);
“Живописец” (1772-1773);
“Кошелек” (1774).
тематические:
“Древняя российская вивлиофика” (1774);
“Санкт-Петербургские ученые ведомости” (1777);
“Утренний свет” (1777);
“Модное ежемесячное издание или Библиотека для дамского туалета” (1779);
“Московское ежемесячное издание” (1781);
“Вечерняя заря” (1782);
“Городская и деревенская библиотека” (1782-1786);
“Покоящийся трудолюбец” (1784).

Уже самый титул журнала «Трутень», — несмотря на все литературно-бытовые аргументы, приводимые Новиковым, — имел аллегорический смысл, мало приятный для дворянства этой эпохи. И особенно подчеркивался этот смысл эпиграфом к первой части журнала, эпиграфом, взятым из притчи Сумарокова «Жуки и пчелы» и гласящем так: «Они работают, а вы их труд ядите».
Рецепт для г-на Безрассуда”,“Копии с отписок” крестьян к помещику Григорию Сидоровичу и “Копии с помещичьего указа” — центральные публикации “Трутня” по вопросу о крепостных крестьянах. Философско-идеологический, просветительский взгляд (с точки зрения естественного равенства людей, естественного права каждого человека) на проблему крепостного права. Либеральная социальная программа: требование гуманного отношения к крестьянам, их умеренной эксплуатации и мысли о необходимости крестьянской собственности.
Новиков давал в своем «Трутне», как позднее в «Живописце», место и гораздо более радикальным взглядам. Здесь речь идет о знаменитых «Копиях с отписок» крестьян к помещику Григорию Сидоровичу и «Копии с помещичьего указа», являющегося ответом на крестьянские «отписки».
Отличительной чертой этих «отписок» является их конкретность, реалистичность. В то время как во всех почти предыдущих выступлениях журналистов 1769 г. против крепостничества мы имеем дело с обобщенными изображениями «порока» («зверство», «лютость», «суровость», «отсутствие человеколюбия», безразлично, относится ли к Злораду, Безрассуду или какому-либо другому помещику), в «Копиях с отписок» каждая строка, каждая фраза отличается искренностью, жизненной правдой, безыскусственной простотой, как будто перед нами подлинные документы.
«Копии с отписок» и «Копии с помещичьего указа» написаны большим мастером с исключительным знанием жизни крепостных предпугачевского времени. Центральная тема «отписок» и «помещичьего указа» — экономическое положение крестьян. Здесь уже нет «филантропических» и «гуманистических» рассуждений о том, что крестьяне такие же люди, как и помещики. С исключительной силой набросана картина жестокого вымогательства помещиков. Григории Сидоровичи, Тарасы Скотинины, Простаковы, отец Фалалея и другие хищники непомерными оброками грабили и разоряли своих крепостных. Но «Копии с отписок» и «с помещичьего указа» не только беспощадный обвинительный акт против алчности крепостников, это образцы зарождающегося реализма, умело соблюдающего принятый эпический тон бесстрастности в письме старосты и дрожь неподдельной горечи и отчаяния в челобитной Филатки. Сила авторского сарказма заключается именно в той безыскусственности и простоте, в той деловитости и обыденности, которыми пропитаны «отписки» и «указ». Без патетических восклицаний и слез о «несчастных поселянах» автор развертывает перед подавленным читателем потрясающую своей жизненной правдой картину.
Эстетическая декларация принципов сатиры (сатиры «на лицо», а не улыбательной) в письмах Правдулюбова. Политическая подоплека полемики о сатире как форме литературного творчества: конфликт властителя и подданного. Право подданного на протест против существующих государственных порядков, против деспотической власти. Апелляция к суду публики, к общественному мнению. Использование приемов неявной сатиры: пародийной цитации и перелицовки текстов “Всякой всячины”. Дерзкий упрек императрице в плохом знании русского языка. Запрещение “Трутня”.
Журналы 1770—1774гг.
«Пустомеля». Последний лист «Трутня» вышел в конце апреля 1770 г., в начале июля того же года в «Санкт-Петербургских ведомостях» появилось объявление о выходе июньской книжки журнала «Пустомеля». Очевидно, закрывая «Трутень», Екатерина распорядилась, чтобы Новикову не печатали другого журнала, и поэтому издателю «Пустомели» пришлось обставить свое выступление некоторыми предосторожностями: с «доношением» об издании он обратился в Академию Наук не лично, а через подставное лицо. Несмотря на предпринятую конспирацию, Новиков не мог удержаться от колкостей по адресу «Всякой всячины», т. е. Екатерины, в первой же статье.
Основное содержание журнала “Пустомеля” (1770). Литературные выпады “сочинителя Пустомели” против Лукина, Чулкова, Хераскова, “карманного стихотворца” Екатерины II, поэта В.Петрова. Защита Тредиаковского от “Всякой всячины” и Сумарокова. Создание театрально-критического раздела (первые театральные рецензии об игре актера И.А.Дмитревского и о представлении в Петербурге трагедии Сумарокова “Синав и Трувор”).
Особенный интерес представляет театральный раздел «Пустомели». Следует вспомнить, что это, по существу, первые театральные рецензии в нашей прессе, так как встречавшиеся до того времени сообщения и различных придворных и иных спектаклях в «Санкт-Петербургских» » «Московских ведомостях» представляли только хроникерские заметки, тогда как в «Пустомеле» — несомненные театрально-критические . На второй книжке журнал прекратился. Он был, очевидно, закрыт Екатериной, подобно «Трутню». «Пустомеля» издавался в количестве 500 экз.
«Живописец».
Продолжение лучших традиций “Трутня” и “Смеси” в новом издании Новикова — журнале “Живописец” (1772-1773). Наиболее известные публикации — “Письма к Фалалею”, “Отрывок Путешествия в *** И***Т***”.
Третий по счету журнал Новикова выходил в свет с апреля 1772 г. по июнь 1773 г.
Темы основных публикаций третьего журнала Новикова: скрытые нападки на “Всякую всячину”, сатирическое обличение власти, социальных пороков дворянства и крестьянский вопрос Произведения, направленные против плохого, ложного воспитания , раскрытие социальной психологии, обычаев, нравственного облика “благородных невежд” (столичной аристократии, для которой характерно отчужденность от национальной культуры, презрение к родному языку, нравственная распущенность) в сатирическом словаре “Опыт модного словаря щегольского наречия”.
Кульминация полемики по крестьянскому вопросу — очерк “Отрывок Путешествия в *** И***Т***” (автор, предположительно, А.Н.Радищев). Изображение в очерке крепостного рабства как “источника зол в народе” (Добролюбов). Обобщающе-символическое значение образа крепостной деревни Разоренной как образа России в целом. Неприятие крепостного права как основы государственного устройства России с точки зрения правового сознания, руководствующегося просветительской концепцией естественного права. Уникальность очерка: крестьянский вопрос поставлен как политическая и юридическая проблема русской государственности. Сатирическое изображение жизни и нравов непросвещенных провинциальных помещиков в цикле “Письма к Фалалею” (автор, предположительно, Д.И.Фонвизин). Использование в “Письмах” приемов условной документальности, “зоологизации” и самораскрытия персонажей. Огромный успех “Живописца” у читательской публики. Переиздание журнала в 1773 г., 1775 г., 1781 г., 1793 г., 1829 г.
В «Отрывке» дана страшная в своей правдивости картина крепостной деревни, ее нищеты, угнетения крестьян; автор патетически и смело обрушивается на помещиков. Смысл этого блестящего очерка не может вызвать сомнений: крепостничество изображено в нем как великое и нетерпимое зло. «Письма к Фалалею» — это ядовитая и чрезвычайно резкая сатира на помещиков. Их невежество, подкрепляемое Церковью, их дикость, грубость, жестокость, отсутствие в их среде каких бы то ни было человеческих и человечных чувств и отношений, и особенно, в первую очередь, чудовищные мучительства и издевательства, чинимые ими над крепостными, — такова картина, нарисованная мастерским пером этих «писем».
Первое издание «Живописца» было напечатано: первая часть в количестве 636 экз., вторая — 758. О последующих изданиях (второе — в 1773, третье — в 1775, четвертое — в 1781 г.) сведений не сохранилось. Пятое издание (1793), предпринятое купцом Г. Зотовым уже после ареста Новикова, было отпечатано в 1200 экз.
Закрытие «Живописца» в 1773 г. не прекратило журнально-издательской деятельности Новикова, изменился только характер этой деятельности: вместо сатирических листков, откликавшихся на злобу дня, вместо негодующей и язвительной сатирической хроники современности, Новиков обратился к прошлому и стал издавать «Древнюю российскую вивлиофику, или собрание разных древних сочинений, яко то: российские посольства в другие государства, редкие грамоты, описания свадебных обрядов и других исторических и географических достопомятностей и многие сочинения древних российских стихотворцев».
«Кошелек», издававшийся с 8 июля по 2 сентября 1774 г., был последним из сатирических журналов Новикова и одновременно последним в ряду сатирических изданий 1769—1774 гг. Борьба с галломанией правящих кругов была основной целью нового журнала Новикова. Само название журнала может быть понятно лишь в связи с этой установкой Новикова. Дело в том, что слово «кошелек» означало тогда не только то, что и теперь, но и сетку, которую в подражание французам надевали на косу, носимую в те времена мужчинами-дворянами. «Кошелек» для Новикова — символ галломанства, это насмешка над теми раболепствующими перед заграницей аристократами, которые «русский кошель» — национальные добродетели, променяли на эфемерный «французский кошелек».
Журналы Н. И. Новикова 1777—1789 гг.
Активное участие Новикова в движении масонов (с 1775 г.). Перемены в издательской политике Новикова. За 10 лет выходит около 900 различных переводных и оригинальных изданий: художественная и философская литература, религиозные, масонские и нравоучительные книги, полезные практические и научные сочинения. В 1774-1789 гг. Новиков организует 12 периодических изданий разнообразного содержания, переиздает “Живописец”. Расцвет “Московских ведомостей” в период аренды Н.И.Новиковым газеты и университетской типографии (1779-1789 гг. — “Новиковское десятилетие”, по словам В.О.Ключевского). Расширение содержания газеты (помещение информации о политических событиях в Европе, российских известий из разных городов и статей, расширяющих кругозор читателя). Рост подписчиков: с 600 до 4000.
Издание приложений: “Прибавления к Московским ведомостям”(1783-1784), первый детский журнал “Детское чтение для сердца и разума”(1785-1789), журнал по сельскому хозяйству “Экономический магазин” (1780-1789). Со второй половины 1774 г. Новиков выпускает исторический журнал “Древняя российская вивлиофика”, в течение марта-августа 1777 г. первое русское специально-библиографическое издание “Санкт-Петербургские ученые ведомости”, с 1779 г. — “Модное ежемесячное издание, или Библиотека для дамского туалета”, с 1788 г. по 1790 г. — еще одно приложение к “Московским ведомостям”, “Магазин натуральной истории, химии и физики”.
В том же 1777 г., с сентября, начал выходить новый журнал «Утренний свет», явившийся результатом его масонских увлечений. Как известно, в 1775 г. Новиков познакомился и, по его словам, был вовлечен в масонскую организацию; как бы то ни было, с этого времени он связал с масонством всю свою последующую деятельность. Вслед за «Утренним светом», издававшимся в течение трех лет, начатым в Петербурге и законченным в 1780 г. в Москве, выпускалось Новиковым «Московское ежемесячное издание» (1781), затем в продолжение 1782—1783 гг. — «Вечерняя заря» и, наконец, в 1784—1785 гг. — «Покоящийся трудолюбец».
Но наряду с этими более или менее тесно связанными с масонством изданиями, Новиков выпускал и другие, в которых проявлялась иная сторона его журнальной деятельности, отчасти напоминавшая прежнего Новикова, 1769—1772 гг. Все эти издания выпускались во взятой Новиковым в аренду типографии Московского университета и связаны с издававшейся ранее университетом, а с мая 1779 г. Новиковым газетой «Московские ведомости». К этим журналам необходимо присоединить еще «Модное ежемесячное издание, или Библиотеку для дамского туалета», первые четыре книжки которого были отпечатаны в Петербурге еще до переезда Новикова в Москву.
Еженедельные “Санкт-Петербургские ученые ведомости” (1777) (всего 22 номера) — реализация давнего предложения М.В.Ломоносова. Первый журнал критической библиографии. Основная задача: отражение успехов в науках “наших единоземцев”. Публикации надписей к портретам русских художников и писателей, а также их биографий. Похвальная рецензия на “Наказ императрицы Екатерины II, данный Комиссии о сочинении проекта нового Уложения” (к тому времени запрещенный в России).
«Утренний свет», издававшийся Новиковым ежемесячно с сентября 1777 г. по август 1780 г. включительно, сперва в Петербурге, а затем в Москве, из всех «духовно-нравственных» изданий Новикова имел особенно большой успех. Первое издание его за 1777—1778 гг. вышло в 1000 экз., и затем потребовался еще дополнительный тираж. В 1778— 1779 гг. количество отпечатанных экземпляров было еще больше, насколько можно судить по отчетным данным, опубликованным самим Новиковым. Сообщение списка подписчиков показывает территориальное и социальное распространение новиковского журнала. Среди подписчиков на первом месте стоят, конечно, дворяне, затем служители культа, наконец, купцы, приказчики и мещане; встречаются имена известных и второстепенных писателей. Нельзя не отметить, что регулярным подписчиком «Утреннего света» был известный «кнутобойца», начальник Тайной экспедиции Шешковский. В первый год журнал получался свыше чем в двадцати пунктах страны.
Журнал издавался с благотворительной целью — доходы с него шли на организацию и содержание школ для неимущих детей. Не следует забывать, что в это время еще не было в России ни одной общественной школы, да и вообще, кроме учебных заведений для дворян и детей лиц духовного звания, никаких иных не существовало. Таким образом, организованные Новиковым на доходы от «Утреннего света» школы для «бедных детей» — Екатерининское и Александровское училища, — были по сути дела первыми школами для детей мелкой буржуазии.
Журнал вел систематическую борьбу с материалистическими и даже рационалистическими философскими системами, главным представителем которых считал Вольтера, пропагандируя в то же время моральные доктрины античных и европейских философов-идеалистов (Паскаль, Мендельсон и пр.).
“Московское ежемесячное издание”(1781). Открытие (под влиянием читателей) политического, исторического и географического отделов. «Московское ежемесячное издание» представляет любопытный факт в журнально-издательской деятельности Новикова: оно и издававшиеся в 1783—1784 гг. «Прибавления к Московским ведомостям» своей политической заостренностью резко выделяются среди прочих журнальных предприятий Новикова, отличающихся отказом от общественной борьбы. Словно в Новикове происходит внутреннее метание между общественником-политическим деятелем и масоном-мистиком.
Ежемесячное издание “Вечерняя заря”(1782-1783). Философско-мистическая тональность журнала (название журнала имело, по объяснению издателей, мистический смысл — человеческий разум лишен света премудрости и с трудом различает окружающее, подобно тому как бывает при мерцании вечерней зари). Отказ от политической борьбы, внимание к этическим проблемам личного самоусовершенствования, бессмертия души, истинного блаженства и христианского смирения, приятия существующего миропорядка
Продолжение издания — журнал “Покоящийся трудолюбец”(1784-1785). Развитие религиозно-моральной тематики.
«Покоящийся трудолюбец», последний из журналов Новикова, издавался им в течение 1785 г. поквартально, по образцу трехмесячника — «Собрания лучших сочинений». Подобно этому журналу, «Покоящийся трудолюбец» в основном заполнялся произведениями студентов Московского университета.
Журнал этот отличается только интересным языком. Большинство статей «Покоящегося трудолюбца» почти свободно от архаизмов, славянских конструкций и намеренной торжественности «Утреннего света» и «Вечерней зари». В этом смысле «Покоящийся трудолюбец» может считаться одним из предшественников карамзинской реформы.
Одновременно с перечисленными выше журналами Новиков издавал «Московские ведомости», к которым он стал давать разнообразные литературные приложения. Из всех приложений наибольший интерес представляют «Прибавления к Московским ведомостям» (1783—1784) и «Детское чтение» (1785—1789).
«Прибавления к Московским ведомостям» были по существу возобновлением в московских условиях и через полвека с лишним миллеровских «Примечаний к Ведомостям». Они прилагались почти к каждому номеру газеты (в оба года издания вышло по 94 номера «Прибавлений»). Здесь совершенно отсутствовали статьи на «духовно-нравственные» темы, зато много внимания уделялось истории, политической экономии, географии, текущей иностранной политике и т. д. Некоторые статьи были исключительно велики по размеру; так, статья «О торговле вообще» была напечатана в 1783 году в 38 номерах.
Энциклопедический характер издания. Внимание к истории, политической экономии, географии, текущей иностранной политике. Но гораздо интереснее сравнительно короткие статьи на более животрепещущие темы. Таким образом, «Прибавления к Московским ведомостям» должны быть признаны одним из наиболее важных изданий Новикова после 1775 г. “Детское чтение для сердца и разума” (1785-1789) под редакцией А.А.Петрова и Н.М.Карамзина. Широкие воспитательные и педагогические цели журнала. Передовые педагогические идеалы (филантропическая педагогика Руссо) как основа издания. Публикации переводов из иностранных детских журналов и оригинальных произведений: научно-популярных статей (например, “Разговор между отцом и детьми о кофе”), беллетристики (например, повести m-me Жанлис, произведения самого Карамзина).

110


Вопрос 39. Роль Н.М. Карамзина в развитии российской журналистики.

Писатель H. M. Карамзин в молодости, в восьмидесятые годы XVIII в., был близок к московским масонам, хотя мистические искания «братьев» остались ему чужды. Карамзину в известной мере были свойственны идеи дворянских просветителей – Фонвизина, Новикова, их враждебность деспотизму, ненависть к варварству и невежеству дворянского класса, сочувствие угнетенному крепостному крестьянству. Карамзин не хотел быть и не был рядовым «слугой престола», он не вступал в официальную службу и стремился сохранить личную независимость.
При всем этом дворянский либерализм Карамзина был весьма ограничен. Он всегда полагал, что России необходимы крепостной строй и монархия.
В журналистику Карамзин вошел, участвуя в одном из новиковских изданий – журнале «Детское чтение для сердца и разума» – в 1785–1788 гг., где выступал в качестве переводчика. Затем, в 1789–1790 гг., он провел восемнадцать месяцев за границей, посетил Германию, Швейцарию, Францию, Англию и по возвращении на родину вновь обратился к журналистскому труду.
С января 1791 по декабрь 1792 г. Карамзин издавал «Московский журнал», в котором напечатал ряд своих сочинений и произведения Державина, Дмитриева, Львова, Нелединского-Мелецкого и др. Журнал выходил ежемесячно, собрал триста подписчиков и в 1801–1803 гг. был полностью переиздан Карамзиным, интерес к нему продолжал сохраняться. Карамзин написал обращение к читателям в первом выпуске: он отошел от прежних друзей и московские масоны сразу поняли это, – а во-вторых, что журнал не станет касаться политических вопросов и что ему будет не тесно в цензурных рамках.
В «Московском журнале», ссылаясь на опыт иностранных периодических изданий, Карамзин ввел четкое дробление материалов по отделам, расположив их следующим порядком: «русские сочинения в стихах и прозе, разные небольшие иностранные сочинения в чистых переводах, критические рассматривания русских книг, известия о театральных пьесах, описания разных происшествий и анекдоты, а особенно из жизни славных новых писателей». Так бы ли названы эти отделы в объявлении о выходе журнала и в таком виде они появлялись на страницах его книжек.
Важным нововведением в журнале Карамзина явились отделы библиографии и театральных рецензий. До него рецензии и отзывы о книгах и пьесах были редкими гостями в русских журналах, среди которых исключением являлись только «Санкт-Петербургские ученые ведомости» Н. И. Новикова, специальный библиографический журнал, правда, существовавший очень недолго. Таким образом, «Московский журнал» оставил за собой видное место в истории русской литературной и театральной критики, ранними образцами которой были рецензии самого Карамзина.
Основные задачи журнала: воспитание и развитие литературно-эстетического вкуса и культурного кругозора читателя, систематическое знакомство с западной литературой. Утверждение широкой просветительской программы и нового отношения к культурному наследию прошлого: не одностороннее восхваление и преклонение перед образцовой культурой и литературой античности (требование классицизма), а стремление взять лучшее из сокровищ мировой культуры. (Шекспира, Руссо, Лессинга и других выдающихся художников).
Здесь окончательно оформился весьма важный для русской критики жанр рецензии — книжной и театральной, в том числе монографической. Карамзин выступил также создателем жанра литературного портрета.
Объявив о критическом отделе, «Московский журнал» бросал тем самым вызов господствующему взгляду на критику как на нечто отрицательное. При этом Карамзин поднял знамя критики потому, что она была ему необходима для утверждения новых идей в литературе и журналистике. Избегая по возможности резкой полемики, тем более отказываясь от сатиры и пародии, Карамзин стремился дать развернутое суждение о той или иной книге, основанное на эстетической программе сентиментализма.
В «Московском журнале» Карамзин напечатал свою повесть «Бедная Лиза». Успех ее был поистине огромным. Тезис Карамзина «и крестьянки любить умеют» обращал внимание дворянских читателей на то, что подвластные им крестьяне хотя и рабы, но люди. Как показал акад. В. В. Виноградов, Карамзину также принадлежат напечатанные в «Московском журнале» произведения: «Разные отрывки (Из записок одного молодого россиянина)» и письмо к другу «Сельский праздник и свадьба».«Письма русского путешественника» Карамзина, начатые печатанием в «Московском журнале», были произведением, открывшим новую страницу в истории русской прозы. В основе «Писем» лежит записная книжка путешественника, в которую вносились дорожные впечатления, наброски сцен, мысли и переживания, причем в первые месяцы более систематично и подробно, чем в последующие.
Закончив издание «Московского журнала», Карамзин предполагал весной следующего 1793 г. выпустить альманах «Аглая», однако не сумел наладить сотрудничество друзей-литераторов. Он выпустил первую книжку в 1794 и вторую – в 1795 г., составив их почти целиком из собственных произведений. Там напечатаны были отрывки из «Писем русского путешественника», богатырская сказка «Илья Муромец», прозаический отрывок «Сиерра-Морена», рассказ «Остров Борнгольм», несколько стихотворений и статей.
После «Аглаи» Карамзин в 1796–1799 гг. одну за другой издал три книжки альманаха «Аониды», составленные из стихотворений русских авторов. Нелединского-Мелецкого, В Л. Пушкина, Клушина, Николева и других поэтов, представившие читателю состояние русской поэзии в обширной и умело расположенной редактором картине.
Журнал «Вестник Европы» принадлежит к числу немногих долговременных русских изданий: он выходил почти тридцать лет, с 1802 по 1830 г., и направление его за этот срок, естественно, не раз изменялось. Задумал выпускать «Вестник Европы» московский книгопродавец И. В. Попов, пригласивший на пост редактора H. М. Карамзина. В течение двух лет Карамзин руководил изданием журнала, получая три тысячи рублей в год; в истории русской журналистики это первый случай оплаты редакторского труда. Первоначальный тираж в 600 экземпляров пришлось увеличить вдвое. Свидетельство огромной популярности журнала — количество подписчиков при Карамзине: более 1200 человек. Периодичность: 2 раза в месяц.
«Вестник Европы» был двухнедельным общественно-политическим и литературным журналом, рассчитанным на более или менее широкие круги дворянских читателей в столицах и провинции.
При Карамзине «Вестник Европы» состоял из отделов: «Литература и смесь» и «Политика». Большой заслугой редактора было выделение «Политики» в самостоятельный отдел: Карамзин угадывал запросы читателя, желавшего видеть в журнале не только литературное периодическое издание, но и общественно-политический орган, способный объяснить факты и явления современности. В отделе помещались статьи и заметки политического характера, касавшиеся не только Европы, но и России, политические обозрения, переведенные Карамзиным или им самим написанные, речи государственных деятелей, манифесты, отчеты, указы, письма и т. д.
Составление и редактирование политического отдела полностью лежало на Карамзине, и он делал все для того, чтобы этот отдел стал ведущим в журнале. Благодаря его стараниям статьи и сообщения отличались как свежестью и полнотой материала, так и живостью изложения. И это сразу же оценили современники. Намеченный первоначально тираж в 600 экземпляров был увеличен вдвое – и то едва удовлетворил желавших подписаться.
Оценка «Вестником Европы» современной европейской политической жизни дана в программной статье Карамзина «Всеобщее обозрение», которой открывался отдел «Политики» в первом номере журнала за 1802 г. Обсуждение в журнале главного европейского события — Французской революции. Антибуржуазные настроения Карамзина. Положительный итог революции, по мнению Карамзина, — приход Франции к “истинной Монархии». По мнению Карамзина характер государственного устройства страны ставил в зависимость от ее территориальной протяженности: по их мнению, большим странам наиболее удобна и необходима просвещенная монархия, малым – республика. Эти две формы государственного устройства противопоставлялись третьей – «деспотии», которая в политических теориях французских просветителей (и у Карамзина) считалась неразумной, тормозящей прогрессивное развитие человечества.
В отличие от «Московского журнала» Карамзина в «Вестнике Европы» не было отдела критики. Редактор мотивировал его отсутствие, во-первых, нежеланием наживать врагов среди писателей, а во-вторых тем, что серьезная, строгая критика возможна только при богатстве литературы, в России еще не достигнутом. Однако критика не исчезла со страниц журнала, изменился сам ее характер. Вместо рецензий Карамзин в «Вестнике Европы» стал публиковать и серьезные статьи, имевшие прямое отношение к литературе и развитию российского общественного сознания и российской культуры в целом: «О любви к отечеству и народной гордости», «Отчего в России мало авторских талантов?», «О Богдановиче и его сочинениях», «О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств». На страницах журнала обсуждались насущные задачи литературы — о ее роли и месте в общественной жизни, о причинах, замедляющих ее движение.
Мечтая о просвещенной монархии, Карамзин единственно в развитии наук и искусств видел средство для устранения социальных конфликтов.
В 1804 г. Карамзин, назначенный придворным историографом, отходит от руководства «Вестником Европы». В последующие семь лет редакторы журнала менялись: в 1804 г. «Вестник Европы» редактировал писатель-сентименталист П. П. Сумароков, в 1805– 1807 гг. – профессор Московского университета историк М. Т. Каченовский, в 1808–1810 гг. – В. А. Жуковский (в 1810 г. совместно с Каченовским). После Карамзина «Вестник Европы» утрачивает свои положительные журнальные качества – современность и злободневность. Политические обзоры и публицистические статьи теперь появляются крайне редко; отдел «Политики» сводится к простому перечню фактических известий.
В период войны с Францией (1806–1807) «Вестник Европы» открыто проводит антифранцузскую линию, причем выпады против вольнодумных французов сопровождаются настоятельной защитой и идеализацией патриархальных нравов древней России. С каждым годом в журнале заметно усиливаются консервативные тенденции, чему активно содействовал Каченовский. При Каченовском в «Вестнике Европы» большое место отводится научным статьям, особенно по русской истории. В годы редакторства Жуковского (1808–1810) ведущим отделом «Вестника Европы» становится отдел литературный. Сам Жуковский сотрудничал в журнале как поэт и прозаик: он напечатал в журнале свыше двадцати стихотворений и такие ставшие известными произведения, как баллады «Людмила», «Кассандра», поэму «Громобой», повесть «Марьина роща». При Жуковском в журнале печаталось много критических и теоретических статей по вопросам литературы; большую часть их написал (или перевел) сам поэт.
С 1811 г., когда Каченовский стал единоличным редактором, в «Вестнике Европы» постепенно усиливаются элементы консервативности, так что в 1816 г., к началу формирования идей дворянской революционности, он окончательно переходит в лагерь реакционной журналистики. Затем он становился все суше, скучнее и пустее, наконец сделался просто сборником статей, без направления, без мысли и потерял совершенно свой журнальный характер... В начале двадцатых годов «Вестник Европы» был идеалом мертвенности, сухости, скуки. Совершенно растеряв читателей, «Вестник Европы» прекратил свое существование в 1830 г.
Карамзин стал родоначальником “настоящего журнала”, что определяется следующими чертами: 1) определенное твердое направление, 2) строгий отбор произведений для печати с учетом общего направления издания, 3) разнообразие материала, его познавательный характер, 4) чувство современности, 5) постоянные отделы и рубрики (I. “Русские сочинения в стихах и прозе”; II. “Разные небольшие иностранные сочинения в чистых переводах”; III. “Критические рассматривания русских книг”; IV. “Известия о театральных пьесах”; V. “Описания разных происшествий и анекдоты, а особенно из жизни славных новых писателей”), 6) хорошая постановка отдела критики, 7) чистый литературный язык, 8) умение говорить с читателем “увлекательно”, “занимательно и живо” (В.Г.Березина). Разрыв с традициями мистико-дидактической масонской журналистики.
Заслуга Карамзина, по Белинскому, образование “читателей во всех классах общества”. Неоднократно подчеркивая важную роль Карамзина в формировании русской читающей публики («он создал в России многочисленный в сравнении с прежним класс читателей, создал, можно сказать, нечто вроде публики»), Белинский имел в виду и уменье Карамзина как редактора и журнального сотрудника устанавливать тесные контакты журнала с читателями.
Будучи реформатором русского литературного языка, Карамзин потребовал писать, как говорят и говорить как пишут, отказаться от «высокопарности». Проблемы языка затрагиваются практически во всех литературно-критических работах Карамзина. Благодаря умению беседовать с читателем увлекательно, занимательно и живо ему удалось «заохотить» (по слову Белинского) все сословия русского общества к чтению. Просветительская деятельность Карамзина способствовала появлению и грамотного крестьянина, и светской дамы, говорящей по-русски и читающей русские книги.

111

Вопрос 40. Профессионализация журналистики во второй трети 19 века. Издатель и редактор А.А.Краевский. «Отечественные записки» 40-х годов. Белинский как центральная фигура журналистики этого времени.
Издатель и редактор Краевский

С именем Андрея Александровича (1810— 1889) связано создание лучших изданий 19 века. Начинал работу в «Современнике» А.С. Пушкина. Заслуги: «Отечественные записки», дал направление еженедельнику «Литературные прибавления к Русскому инвалиду» ( в 1840 годах – Литературная газета), успешно редактировал «Санкт-Петербургские ведомости», которые за 10 лет его руководства (1852-1862) достигли значительного по тем временам тиража в 12 тысяч экземпляров. Наконец, в 1863 г. он основал политическую газету «Голос», ставшую одним из авторитетнейших периодических органов не только для российского читателя, но и за рубежом.
Мнения о нем противоречивы: литературной барышник, эксплуататор литераторов, отличный редактор и издатель. В нем отразились новые черты времени, связанные с капитализацией литературного и журнального дела.
Окончив в 1828 г. Московский университет по философскому факультету со степенью кандидата нравственно-политических наук, он поступил на службу в гражданскую канцелярию московского генерал-губернатора. С 1836 года работал техническим помощником Пушкина по изданию журнала «Современник». Причем участие Краевского в «Современнике» было негласным и не оплачивалось Пушкиным.В 1836 г. А. Ф. Воейков, передал Краевскому на два года права редактора еженедельной газеты «Литературные прибавления к Русскому инвалиду». Краевский коренным образом реорганизовал газету, что вскоре заметно сказалось на тираже: от 700 экземпляров при Воейкове до 3 тысяч в 1838 г. Это был орган писателей пушкинской группы, противостоящий «торговому направлению» в литературе. По иронии судьбы уже через несколько лет Краевский будет сам зачислен в «литературные промышленники».
В 1837—1838 гг. «Литературные прибавления к Русскому инвалиду» вели беспощадную войну с «Северной пчелой» Ф.В. Булгарина. Причем цензурные органы часто сдерживали атаки «Прибавлений». В архиве Краевского хранится целая серия статей против «Северной пчелы», не пропущенных цензурой в печать.В 1839 г. после смерти Воейкова Краевский становится собственником газеты, и с 1840 г. она выходит под названием «Литературная газета», а редакторство Краевский передает А.Ф. Кони.
Краевский представлял собой новый тип редактора и издателя. В его деятельности отразились черты профессионализации литературного и журналистского труда, капитализации журнального дела, первые признаки которых стали проявляться в 30-е годы. Своеобразие его заключается в том, что он пролагал среднюю, «согласительную» линию между «литературой» и «коммерцией», пытаясь согласовать в своей журнальной деятельности ориентацию на новые промышленно-капиталистические формы журнального производства с сохранением высокой идеологической и эстетической позиции, с верностью литературным традициям и авторитетам».
Настоящий хозяин своего дела, Краевский был достаточно жестким и требовательным редактором. С легкой руки И.И. Панаева создано представление, как об эксплуататоре. Сотрудник газеты «Голос» М.А. Загуляев: «Упрекали Краевского за то, что он смотрел на сотрудников как на рабочих, обязанных в известный срок поставить известное количество работы по точно данным указаниям. Упреки были по части справедливы, но этот род интеллектуальной дисциплины формировал серьезных публицистов, уважающих свои занятия и своих читателей».
Новые методы руководства журналом в полной мере стали проявляться уже при организации Краевским издания «Отечественных записок». Он развил хозяйственно-организационные приемы Сенковского, придав им более широкий размах. Это относится к точному выходу в свет каждого номера журнала, учреждению особой экспедиционной конторы «Отечественных записок», созданию мощного редакционно-издательского аппарата и широкому использованию рекламы. Он первым в истории русской журналистики печатно объявил о том, что ряд наиболее видных писателей и ученых будут писать исключительно для «Отечественных записок», отказываясь от сотрудничества в других журналах. Впоследствии этот прием станет довольно распространенным в рекламных подписных кампаниях других изданий.
Слухи об издании обновленных «Отечественных записок» под редакцией А.А. Краевского, снискавшего к тому времени репутацию борца с «литературными промышленниками», вызвали в обществе одобрительные отклики, приходили и многочисленные рукописи.
Отечественные записки 40х.
Основан чиновником коллегии иностранных дел П. П. Свиньиным в 1818 г. Это был скучный, казенно-патриотический, непопулярный журнал. Закончился в 1831 г, спустя 7 лет попытка возродить журнал провалилась, и Свиньин передал права на аренду Краевскому. По подсчетам Краевского на издание с числом подписчиков в 1200 человек необходимо было 42 тысяч рублей. Была создана акционерная компания. Компаньоны внесли далеко не полную сумму, которая требовалась для издания, набиралось лишь 27,5 тысяч рублей, а этого было недостаточно, помог Жуковский. В первые годы было для Краевского временем тяжких испытаний и финансовых затруднений. По условиям договора он должен был ежегодно платить Свиньину (а в случае его смерти — вдове) по 9 тысяч рублей. После смерти Свиньина 9 апреля 1839 г. Краевский получил разрешение о полной передаче ему права издания и утверждение его владельцем «Отечественных записок».
Программа журнала вышла сначала отдельной афишкой, а 22 октября 1838 г. была напечатана в «Литературных прибавлениях» Русскому инвалиду». В ней писали: журнал будет энциклопедическим в «полном значении этого слова» и не будет принадлежать ни к одной литературной партии.
Стремительный успех: первый номер, вышедший тиражом в 1200 экземпляров 1 января 1839 г. и объемом 42 печатных листа, превзошел все ожидания. «Это была, впрочем, не книжка, а книжища, — вспоминал потом И.И. Панаев, — вдвое — если не более — толще «Библиотеки для чтения». Все любители литературы с любопытством бросились смотреть на нее…». Число авторов 127, собраны на антибулгаринской платформе.
«Отечественные записки» в 1840-е годы представлял собой ежемесячный, толстый энциклопедический журнал объемом около 40 печатных листов.
Отделы: «Современная хроника России», «Науки», «Словесность», «Художества», «Домоводство, сельское хозяйство и промышленность вообще», «Критика», «Современная библиографическая хроника» и «Смесь».
Интерес журнала к вопросам развития отечественной промышленности и торговли проявлялся в отделе «Современная хроника России», где была создана специальная рубрика «Промышленность. Торговля. Хозяйство», в специально созданном отделе «Домоводство, сельское хозяйство и промышленность вообще», а также в отделах критики, библиографии и смеси. Другие отделы содержали ряд интереснейших материалов по истории, философии, естествознанию. Внимание журнала к достижениям западноевропейской философии не мешало развивать самостоятельные воззрения. Среди работ по вопросам философии выделяются замечательные циклы статей Герцена «Дилетантизм в науке» и «Письма об изучении природы»; статьи «О философии» Бакунина и «Философия анатомии» Галахова. По историческим и экономическим темам выступали Грановский, Боткин, Кавелин и другие ученые Московского и Петербургского университетов. Разнообразно и качественно была представлена в журнале и переводная художественная литература, главным образом произведения известных западноевропейских авторов — Ж. Санд, Гейне, Диккенса, Купера и др. Над их переводами работали для журнала такие опытные переводчики, как Кетчер, Кронеберг, Струговщиков.
Но центральное место в журнале со временем занял отдел критики. Произошло это далеко не сразу. Поначалу руководство критическим отделом Краевский поручил своему старому московскому знакомому B.C. Межевичу, учителю словесности, которого сменил Белинский.
В журнале принимали участие В.Ф. Одоевский (в начальный период — второй редактор), Е.А. Баратынский, В.И. Даль, В.А. Жуковский, А.Ф. Вельтман, П.А. Вяземский, Н.В. Гоголь, Ф.Н. Глинка, А.Д. Галахов, Е.П. Гребенка, А.В. Кольцов, Лермонтов, Некрасов, Тургенев, Салтыков-Щедрин, Достоевский.
В июле-октябре 1839 г. Белинский являлся московским корреспондентом изданий Краевского — «Литературных прибавлений к Русскому инвалиду» и «Отечественных записок». А в конце октября переселился из Москвы в Петербург и возглавил критико-библиографический отдел журнала. Вместе с Белинским в отделе критики сотрудничали В.П. Боткин, А.Д. Галахов, М.Н. Катков, П.Н. Кудрявцев, Н.А. Некрасов. Однако не будет преувеличением сказать, что именно публицистический характер литературной критики Белинского прежде всего определял общественную позицию журнала, делал его властителем дум целого поколения.
Положение журнала в первые годы было критическим, на грани банкротства. В результате многих усилий редакции и редактора с января 1842 г. число подписчиков резко увеличилось. В 1844 г. понадобилось даже переиздание многих старых номеров журнала. Этому способствовало и изменение структуры «Отечественных записок» в 1842 г. Отдел «Современная хроника России» переместился с первого места на третье. В то же время расширились отделы критики и библиографии, был введен отдел иностранной словесности. Изменился общий тон журнала, усилилось его публицистическое звучание. С 1842 г. «Отечественные записки» становятся органом не просто честной, неторговой литературы, а органом единого направления. Это новое направление было заявлено Белинским в статье «Речь о критике» (1842), где провозглашался универсальный характер критики в современной идейной борьбе в России. В соответствии с критической программой начал подбираться и литературный материал. И уже в обзоре за 1845 г. Белинский констатировал, что будущее принадлежит только «натуральной школе».
Заслугой Краевского как редактора и владельца «Отечественных записок» было понимание необходимости соответствовать запросам и духу времени, поэтому он привлекал к сотрудничеству авторов, которые, может быть, не всегда были понятны и близки ему по взглядам. Но он не считал возможным мешать Белинскому так же, как впоследствии не будет препятствовать Некрасову в укреплении его направления «Отечественных записок», ибо видел в этом залог успеха журнала, в том числе и коммерческий.
Финансовые дела журнала пошли в гору. И уже в 1842 г. Краевский расстался со своими компаньонами и стал полновластным хозяином журнала. Подписная цена на «Отечественные записки» за год составляла 50 рублей. Когда в 1843 г. число подписчиков увеличилось до 3 тысяч, Краевский получил 150 тысяч рублей. Издержки на годовое издание журнала, по его подсчетам, составляли около 90 тысяч рублей. Таким образом у него оставалось около 60 тысяч.
Успех «Отечественных записок» в значительной степени изменил общую ситуацию в журналистике 1842-1846 гг. Журнал вышел из изоляции, под его влиянием находились многие журналы. С другой стороны противники журнала перешли с литературной полемики на политические доносы. В результате в 1843 г. специальным предписанием Уваров потребовал от цензоров «быть как можно строже» к «Отечественным запискам», где «под видом философских и литературных исследований распространяются вредные идеи». В результате даже такой снисходительный цензор, как А.В. Никитенко, был вынужден ужесточить свое отношение к журналу Краевского. Огромное число произведений подвергалось беспощадным цензурным сокращениям и искажениям. Особенно жестко преследовала цензура статьи Белинского. Над «Отечественными записками» постоянно висела угроза закрытия. Краевский не раз прибегал к своим обширным связям, чтобы сохранить журнал. Критика Белинского доставляла ему немало хлопот. Но он выполнял все условия соглашения с Белинским и не ограничивал его творческой свободы. Об этом Белинский писал Боткину: «Я Краевскому не даю советов, а он мне ни слова не говорит ни о достоинстве моих статей и об истинности моих идей... но в «Отечественных записках» я у себя дома».Белинский был совершенно прав, говоря об отсутствии давления со стороны Краевского, о возможности свободно выражать свою позицию. Краевский написал однажды: «Прав диктаторских... я себе не присваиваю и присвоить не могу по совести, — чужое честное мнение для меня святыня». Этот принцип был определяющим в его работе по руководству изданиями.
Вполне вероятно, что к середине 40-х годов «беспокойный» сотрудник стал тяготить издателя. Но Краевский, будучи прагматиком, прекрасно сознавал значение Белинского для «Отечественных записок» и его влияние на направление журнала, который приобрел такую популярность у читателя. Если к моменту прихода Белинского журнал имел лишь 1200 подписчиков, то в 1846 г. их число составляло 5000 (общий тираж достигал 8000 экземпляров). Журнал превратился в главную артерию литературной жизни: здесь печатались лучшая проза и поэзия, литературная критика и научная публицистика, самые яркие полемические статьи.
Краевский поистине совершил переворот в журнальном деле. Он стремился к расширению и усовершенствованию издательско-полиграфической базы, о чем журнал сообщал своим читателям. К середине 40-х годов «Отечественные записки» вытеснили ранее самую распространенную «провинциальную» «Библиотеку для чтения» даже из провинции, не говоря уже о столицах.
Однако в самой редакции назревал конфликт между Белинским, осознававшим себя «закваской, солью и жизнью» «Отечественных записок», и Краевским, осуществлявшим руководство журналом и являвшимся его хозяином. Расхождение обозначилось в нескольких направлениях: финансовом, идейном и производственном. И, наконец, в 1846 г. Белинский принимает окончательное решение, о чем сообщает в письме Герцену 2 января 1846 г.: «Я твердо решился оставить «Отечественные записки» и их благородного, бескорыстного владельца». В феврале он заявил о своем решении Краевскому и с апреля окончательно прекратил свое сотрудничество в журнале. Для Краевского уход Белинского был большим ударом. Он пытался удержать его хотя бы на условиях непостоянного сотрудника, но, получив отказ, начинает искать ему замену для отделов критики и библиографии, где его отсутствие должно было сказаться заметнее всего. Краевский сначала не оповещал, что из его журнала ушла группа сотрудников во главе с Белинским. Пытаясь обеспечить подписку без потерь, он поместил одиннадцатую статью Белинского из пушкинского цикла не сразу вслед за десятой, появившейся в апрельском номере «Отечественных записок», а лишь в октябре, когда в разгаре была подписка на журнал. Тем временем Краевский ищет замену Белинскому. После отказа А.Д. Галахова взять на себя руководство критическим отделом ему удалось привлечь к работе в критическом отделе В.Н. Майкова. Чтобы предотвратить уход из журнала вслед за Белинским и Герценом других сотрудников, Краевский выехал в Москву для переговоров с московскими литераторами. В числе аргументов были и заверения в неизменности направления журнала, и повышенные гонорары, и прочее. Между тем слухи об уходе из «Отечественных записок» группы сотрудников распространялись. О чем и написала 5 октября 1846 г. «Северная пчела». В ответ Краевский написал статью «Объяснение по не-литературному делу», где уличил издателя «Северной пчелы» в некоторых несоответствиях и заявил, что после ухода Белинского «Отечественные записки» не стали хуже, и что Некрасов и Панаев никогда не были постоянными сотрудниками журнала, а лишь печатались в нем. Обиженные литераторы ответили резко. Уход сотрудников не стал катастрофой: журнал знали, к нему привыкли. Краевский привлекает новых авторов и удерживает старых, повышает зарплаты. Если же учесть, что в конце 1846 и в 1847 г. в «Отечественных записках» были опубликованы статьи Заблоцкого-Десятовского, Милютина, началось сотрудничество М.Е. Салтыкова, то можно сказать, что «Отечественные записки» во многих отношениях оказались сильнее «Современника». К активному сотрудничеству он привлек талантливого и самобытного критика В.Н. Майкова. Вместе с Майковым в журнал пришли другие петербургские сотрудники. В их числе С.С. Дудышкин, дебют которого в журнале со статьей о Фонвизине Белинский оценил как «превосходную», а следующие его выступления «прекрасными». По приглашению Майкова в критико-библиографическом отделе участвовали также А.Н. Майков, А.П. Милюков, В.А. Милютин, И.С. Тургенев и др. Продолжал традиции критики «Отечественных записок» А.Д. Галахов.
Вопреки существующему мнению о том, что после ухода Белинского «Отечественные записки» утратили свою полемическую активность», на страницах журнала регулярно помещались статьи по вопросам литературы, истории, философии, и он продолжал сохранять лидирующее положение в журнальном мире 40-х годов. Краевскому удалось справиться с очередным и, пожалуй, самым трудным выпадавшим доныне на его долю как редактора испытанием. Этот опыт позволит ему в будущем стать ведущим «журнальным промышленником» своего времени.
В.Г.Белинский — центральная фигура журналистики 40-х годов. В. Г. Белинский — создатель теории русского реализма, эстетического кодекса и концепции истории русской литературы, родоначальник теории журналистики в России (статьи Белинского “Ничто о ничем”, “О критике и литературных мнениях “Московского наблюдателя”, “Несколько слов о «Современнике”).
Московский и петербургский периоды деятельности Белинского.
1)“Московский наблюдатель” был под его неофициальной редакцией (1838-1839).
2) Ведущую роль играл Белинский в журналах “Отечественные записки”(1839-1846) и “Современник”(1847-1848). Он прошел путь от идеализма к материализму и социализму. Белинский — идейный вдохновитель и организатор “натуральной школы” (ранние произведения Некрасова, Герцена, Гончарова, Тургенева, Достоевского Оказал влияние на Чернышевского, Добролюбова и всю последующую критику.
Главное в творчестве В.Г.Белинского – революционно-демократическая устремленность критика, его связь с идеями освободительного движения своего времени. Он был первым профессиональным демократическим журналистом, который своими поисками и размышлениями в области истории и теории журналистики заложил основы науки о печати. Он впервые в России сформулировал те требования, которым должно отвечать журналистика, в статье “Ничто о ничем, или отчет г. издателю “Телескопа”. Статья написана в форме обозрения. Заголовок позволяет затронуть множество тем и сюжетов. Белинский рассматривает только журналы. В них находит наиболее полное выражение ведущих тенденций времени. Широко освещает вопросы журналистики. Это одна из первых теоретических работ в этой области. Он касается вопросов о направлении журнала и о способах влиять на публику. Цели и функции периодического издания и различных его отделов – все это нашло отражение в статье. Белинский видел в журнале огромную идеологическую силу и хотел направить ее на решение демократических задач. Он расширил понятие о журналистике – это не только способ интеллектуального развития народа, но и единственный способ пробуждения его политического и правового сознания. “Журнал должен иметь... физиономию, характер; альманачная безличность для него всего хуже. Физиономия и характер журнала состоят в его направлении, его мнении, его господствующем учении, которого он должен быть органом...”. Статья интересна для понимания журнальной борьбы 30-х гг. XIX в. В ней выковывалась демократическая пресса. Статья направлена против антидемократических концепций и охранительной деятельности журнального триумвирата. Публицист Белинский выступает против Булгарина, который, как он считает, издевается над русским народом и его литературой, против издателя “Библиотеки для чтения” Сенковского, провозгласившего, как он утверждает, беспринципность и безыдейность основой своей редакторской деятельности. Он осуждает субъективный характер критики “Московского наблюдателя”. Белинский пытается понять причины роста журнальной промышленности, причины влияния журналистики торгового направления. Оно было довольно значительно. При неразвитости в России капиталистических отношений, русские буржуа научились извлекать выгоду из печатного слова. Благородная просветительская и гуманистическая роль прессы уступила место откровенной торговле словом - доходы издателей находились в прямой зависимости от обесценивания идей, выражаемых журналами. Он старается понять причину их популярности. Учит распознавать истинные ценности и ложные декларации. Статья полна пафоса и борьбы против журнального триумвирата (Сенковского, Булгарина и Греча с их изданиями). Они, по мнению Белинского, своей пошлостью, ограниченность и явным расчетом на помещичьи вкусы стояли на пути прогрессивной журналистики, которая хотела приобщить русских людей к достижениям европейской культуры, возбудить их жажду знания, интерес к прогрессу и стремление к свободе. В торговой журналистике он видит и положительные черты – ее занимательность, доступность, разнообразие и богатство материалов. Он считает необходимым использовать это передовой журналистикой. Но безусловно выступает за идейность изданий одновременно с использованием способов “завоевания” читателей. Но этим не ограничивается вклад Белинского в отечественную журналистику. Он развил и сделал универсальным жанр литературной критики, который остается ведущим в журналистике второй половины XIX в. Белинский создает теорию реализма, основными тезисами которой являются самобытность и народность литературы, верность искусства действительности, гуманизм. Работы критика долгое время были нравственными и эстетическими ориентирами для интеллектуальной части общества.
Белинский открыл новую страницу в русской журналистике и как практик, который всю свою жизнь отдал работе в периодической печати, и как теоретик, создавший стройную систему взглядов по вопросам журналистики – свой журналистский кодекс, и как историк, наметивший методологические принципы изучения периодики прошлого, которые нашли дальнейшее развитие в историко-журналистских работах Чернышевского и Добролюбова.
Белинский не только сотрудничал в периодике; многие годы он выступал как фактический редактор и руководитель изданий. Он стоял во главе журналов «Отечественные записки» и «Современник» как основной сотрудник отделов критики и библиографии и неофициальный редактор.
Его отличала подлинная «страсть к журналистике», любовь к срочной журнальной работе, несмотря на то, что этот изнурительный труд пагубно отражался на его слабом здоровье: Белинский страдал туберкулезом легких. В журналах Белинский выступал преимущественно как литературный критик, как историк и теоретик литературы, и не потому, что критика была его истинным и исключительным призванием, а потому, что в эпоху 1830–1840-х гг. в печати можно было толковать только о литературе: согласно цензурным правилам, даже простые информации о внутренней политике России не допускались на страницы частных изданий. Начав как литературный критик, Белинский с течением времени расширяет пределы литературной критики, все чаще в своих статьях затрагивает волнующие современников общественные темы, проявляет «страстное вмешательство во все вопросы» (Герцен).
Осуществив органическое сочетание литературной критики с публицистикой, Белинский подготовил дальнейшее развитие русской критики, открыл дорогу Чернышевскому, Добролюбову, Писареву.
Белинский был не только критиком-публицистом, но и критиком-художником, поднявшим литературную критику на уровень подлинного искусства. Никто из современных Белинскому критиков (за исключением Пушкина) не обладал таким тонким эстетическим чувством, таким даром художественного, образного мышления
Журнальная и литературно-критическая позиция Белинского находилась в тесной зависимости от его философских и общественно-политических взглядов.
Вся восемнадцатилетняя деятельность критика распадается на два периода: московский (1830-е годы) и петербургский (1840-е годы).
В 1830-е годы Белинский выступал как демократ, но демократ-просветитель; в это время он борется против крепостного права, за свободу человеческой личности, за счастье народа, но свои надежды возлагает на развитие просвещения и еще не говорит о революционном переустройстве общества. Как философ, Белинский стоит на идеалистических позициях, совершив переход от субъективного идеализма в середине 1830-х годов к объективному идеализму в конце периода.
Дебют Белинского в изданиях Надеждина – его статья «Литературные мечтания. (Элегия в прозе)», которая печаталась в десяти номерах «Молвы» с 21 сентября по 29 декабря 1834 г. Потом последовали многочисленные рецензии, краткие библиографические отзывы и заметки Белинского в «Молве» (их было свыше 180).В «Телескопе» Белинский опубликовал 11 статей и рецензий, в том числе «О русской повести и повестях г. Гоголя» (1835, №7 и 8), «О стихотворениях Баратынского» (№9), «Стихотворения Владимира Бенедиктова» (№11), «Стихотворения Кольцова» (№12), критические и полемические статьи, посвященные современной журналистике, и т.д.
Наиболее отчетливо позиция Белинского-журналиста середины 1830-х годов проявилась в двух его программных статьях, опубликованных в «Телескопе», – «Ничто о ничем, или Отчет г. издателю «Телескопа» за последнее полугодие (1835) русской литературы» (1836, №1–4) и «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя» (1836, №5–6), а также в двух статьях о журнале Пушкина в «Молве» 1836 г. – «Несколько слов о «Современнике» (№7) и «Вторая книжка «Современника» (№13).
Далее Белинский указывает, что редактор обязан прислушиваться к запросам читателей, удовлетворять их нужды, иначе он вообще останется без читателей, а те лишатся своего руководителя и наставника. «Итак, старайтесь умножить читателей: это первая и священнейшая ваша обязанность. Не пренебрегайте для этого никакими средствами, кроме предосудительных, наклоняйтесь до своих читателей, если они слишком малы ростом, пережевывайте им пищу, если они слишком слабы, узнайте их привычки, их слабости, и, соображаясь с ними, действуйте на них», – учит Белинский. И опять он хвалит «Библиотеку для чтения» за то, что она смогла угадать потребности своего провинциального читателя. Но здесь же критик и осуждает этот журнал который оказался на поводу у малотребовательной провинции и в погоне за числом подписчиков «без нужды слишком низко наклоняется, так низко, что в рядах своих читателей не видит никого уж ниже себя». Белинского возмущают также «предосудительные» средства «Библиотеки» в завоевании читателей – развязный, «цинический» тон, самохвальство, мелкое остроумничанье в критических статьях и рецензиях, помещение в журнале малодостоверного сенсационного материала, рекламирование доморощенных «знаменитостей» («тут все идет за знаменитость») и т.д.
Если журнал хочет «сделать пользу своему отечеству», удовлетворить потребности просвещения и образования, он обязан особенное внимание обращать на отдел критики и библиографии. «Критика должна составлять душу, жизнь журнала, должна быть постоянным его отделением, длинною, непрерывающеюся и незаканчивающеюся статьею... Для журнала библиография есть столько же душа и жизнь, сколько и критика» (II, 48).
Говоря о необходимости и полезности библиографии, Белинский как журналист-просветитель имел в виду заботу о широком читателе, недостаточно подготовленном и обеспеченном. «Питая доверенность к журналу», публика через библиографию «избавляется и от чтения и от покупки дурных книг и в то же время, руководимая журналом, обращает внимание на хорошее». Жанр библиографической заметки, отзыва, по мнению Белинского, дает и журналисту большие возможности для беседы с читателем в обход цензуры по вопросам, куда более важным, чем предполагает на первый взгляд сама тема такой заметки. Разве по поводу плохого сочинения нельзя высказать какой-нибудь дельной мысли, разве к разбору вздорной книги нельзя привязать какого-нибудь важного суждения?», – спрашивает критик.
В полной мере талант Белинского-журналиста развернулся в петербургский период его жизни, более долгий и плодотворный. Современники без труда распознавали неподписанные статьи Белинского: настолько они отличались своим содержанием и формой. И.И. Панаев рассказывал о своей встрече с сибирским купцом, который сообщил, что у них в провинции охотнее всего читают «Отечественные записки», где участвует Белинский. На вопрос Панаева: «Да каким же образом вы отличаете его статьи? Ведь он почти никогда не подписывает своего имени», – собеседник ответил: «Птица видна, сударь, по полету, говорит пословица. Он хоть и не печатает своего имени, а имя его у нас знают все грамотные люди».
Для статей Белинского характерна большая емкость, многоплановость, своего рода энциклопедизм. Говоря об одном вопросе, Белинский попутно касается множества других, оттого его статьи, как правило, довольно велики, изобилуют отступлениями «по поводу», частыми повторениями. Именно такой тип статьи служил задачам всестороннего просвещения широкого читателя. Метод отступлений «по поводу» с приведением дополнительных фактов, позволяющих более убедительно аргументировать мысль, сделать ее доступной и понятной, отвечал также личным склонностям Белинского. «Отступления – всегда точка преткновения для меня», «Без примеров и фактов у меня ничего не делается», – признавался он.
В своих статьях Белинский, руководствуясь заботой о читателе, часто возвращался к ранее высказанной мысли: он добивался, чтобы важное положение было усвоено читателем, вошло в его сознание и чувство. На эту роль повторений у Белинского указывал Чернышевский.Многие статьи Белинского (и особенно в 1830-е годы) строились по принципу свободной композиции. Такая структура статьи была связана, во-первых, с приемом отступлений «по поводу», а во-вторых, – с самой системой изложения, непринужденной, разговорной формой, свойственной статьям Белинского.
Как журналист-демократ, Белинский настоятельно подчеркивал, что при всей серьезности содержания журнальные статьи должны писаться не только просто и понятно, но также увлекательно и живо. Статья должна захватить, увлечь. Особенно на этом настаивал Белинский в 1830-е годы – и не случайно: прежде всего через легкую, образную форму изложения, непринужденную манеру речи можно было приучить еще недостаточно подготовленного и развитого человека к чтению серьезных статей.
Исходя из требований времени и учитывая уровень развитии своих читателей, Белинский создает особый тип статьи – глубокой по содержанию и беллетристической по форме. Он вводит термин «беллетристическая статья», для которой характерны не «сухость и отвлеченность», а «заманчивость и легкость», истинное «красноречие». Это красноречие достигается не только поэтической стилистикой, которой постоянно пользуется Белинский, – удачными метафорами и сравнениями, точными и в то же время яркими (иногда остро ироническими) формулировками, емкими афоризмами, метким «крылатым» словом и т.д. Неповторимую живость статьям Белинского 1830-х годов придает также их ярко выраженная «разговорность». Создается впечатление застенографированной живой устной речи, текст как бы произносится перед слушателями. Многие статьи Белинского – монолог, обращенный к читателям-слушателям, или увлекательная откровенная беседа с ними.

112

41. Возникновение российской коммерческой журналистики. Издания «журнального триумвирата» (Греч, Сенковский, Булгарин). «Сын Отечества» (1812-1852). «Библиотека для чтения» ((1834-1865). «Северная пчела» (1825-1864, 1869).
Греч, Булгарин, Сенковский составили так называемый «журнальный триумвират», представляющий в российской журналистике 19 века коммерческую струю. Судьба Николая Ивановича Греча трагична: до 1825 г. он пользовался большим авторитетом в русском обществе, а умер почти забытым, отвергнутым.
Сын отечества
В 1812 г. учитель словесности петербургской гимназии и секретарь цензурного комитета Н. И. Греч основал журнал «Сын отечества» — один из старейших русских журналов, сыгравший немаловажную роль в развитии общественной мысли начала XIX в.
Основан как исторический и политический журнал, посвященный событиям Отечественной войны. Затем называться «исторический, политический и литературный журнал». Греч смог приступить к выпуску журнала только после того, как сам царь «пожаловал» ему тысячу рублей на первоначальные расходы: правительство считало необходимым создать еще один полуофициальный общественно-политический орган, теперь уже в Петербурге. Однако ставка царя на «Сына отечества» ожидаемого выигрыша не принесла: журнал Греча оказался недостаточно благонамеренным, по крайней мере, с 1812 по 1825 гг.
В 1821 г. в издании журнала близкое участие принимал совместно с Гречем А.Ф.Воейков, а в 1826—1839 гг. — Булгарин. С 1815 по 1825 г. «Сын отечества» был самым влиятельным и передовым журналом, в котором сотрудничали Жуковский, Пушкин, Крылов, Бестужев, Рылеев, Гнедич, Кюхельбекер, Корнилович, Ф. Глинка, Куницын, Сомов и другие видные литераторы. С 1817 по 1825 г. журнал был связан с Вольным обществом любителей российской словесности, одной из периферийных декабристских организаций, члены которой печатали в нем свои произведения (ряд речей и произведений членов этого общества печатался в журнале с примечанием о предварительном заслушании их на собраниях общества).
«Сын отечества» выходил еженедельно по четвергам; книжками, тираж которых определялся примерно в 400—600 экземпляров, в каждом номере было по 40–50 страниц. Журнал соединял в себе черты и журнальной и газетной периодики: объем и оперативность. Порой тиража в 600 экземпляров не хватало, дополнительный печатали по 2-3 раза.
Постоянный литературный отдел вначале отсутствовал, он появился только в 1814 г., но художественные произведения, главным образом стихи, печатались в большом количестве и были посвящены преимущественно современной военной и политической теме; лучшие из них – патриотические басни Крылова: «Волк на псарне», «Обоз», «Ворона и курица» и др.
Политическое направление журнала не отличалось строгим единством. С самого начала в нем образовались линия умеренно-либеральная и линия гражданского патриотизма. На умеренно-либеральных позициях стоял сам Греч, который до 1825 г. не был активным защитником правительственной идеологии и «квасного» патриотизма, хоть и писал о том, что русский национальный характер состоит «в вере, в верности к государям». «Сын отечества» стал самым передовым журналом в годы Отечественной войны благодаря тем материалам, в которых проявлялось гражданское свободомыслие, содержались элементы будущей дворянской революционности. Остро ощущая потребности своего времени, Греч понимал, что только такие материалы могут дать успех «Сыну отечества», нейтрализовать влияние на современников «Вестника Европы» и «Русского вестника». Поэтому Греч предоставляет страницы своего журнала передовым писателям и публицистам – бывшим участникам Вольного общества любителей словесности, наук и художеств (А. Востокову, И. Кованько), будущим декабристам и лицам, близким к ним (Ф. Глинке, А. Куницыну и др.).
Гражданское свободомыслие проявлялось «Сыном отечества» прежде всего в освещении характера кампании 1812 г. Эта война понимается как освободительная, как борьба за национальную независимость родины, отечества – отсюда и название журнала, – а не за веру, царя, и помещиков. Первые два года своего существования «Сын отечества» целиком посвящен был военно-патриотическому материалу. На материале «Сына отечества» можно проследить, как постепенно формировалась общественная мысль, как складывалась передовая идеология той эпохи. Начиная с патриотического подъема в период Отечественной войны, все увереннее и отчетливее нарастает вольнолюбивое, гражданственное настроение, ширится круг прогрессивных идей, выдвигаемых декабристским движением. В некоторых наиболее острых статьях требование национальной свободы выступало требованием свободы политической. В этом смысле показательна статья «Послание к русским», напечатанная в № 5 «Сына отечества» за 1812 г. Автор ее, молодой профессор политических и нравственных наук Царскосельского лицея А. П. Куницын, один из передовых людей своего времени, ученый и публицист, талантливый педагог, пользовался большим уважением и любовью среди молодежи. Статья Куницына содержит призыв к согражданам быть мужественными, смело отстаивать независимость и свободу родины, даже если ради этого придется погибнуть.
Отличительной особенностью «Сына отечества» на фоне других органов печати является глубокое уважение к простому народу, к русским ратникам. В отделе «Смесь» из номера в номер печатались небольшие, на десять-двадцать строк, заметки и зарисовки, изображавшие военные будни. Герой этих материалов – рядовой солдат, храбрый, выносливый, находчивый, готовый жертвовать собой в борьбе за свободу родины. Он жизнерадостен, любит шутку, острое слово, веселую задорную песню. В «Смеси» рассказывалось также о мужественном поведении крестьян на территории, временно занятой врагом. «Сын отечества» печатал солдатские и народные песни. Некоторые из них затем становились достоянием фольклора.
Зарубежный материал отбирается с учетом главной задачи журнала: осуждение тирании и прославление борьбы за свободу. Ряд переводных и оригинальных статей был посвящен национально-освободительному и политическому движению в Испании, Италии, Швеции, Нидерландах. Необходимо учесть, что политическое свободомыслие, гражданский пафос многих материалов «Сына отечества» проявляются не только в отборе тем, их трактовке, но и в самой форме этих материалов, в языке и стиле.
Публицистические жанры были ведущими в журнальной прозе – это публицистическая статья на политическую и военную тему, историческая статья с элементами публицистики, публицистическое послание, очерк и т. д. В поэзии преобладали разные виды гражданской («высокой») лирики: ода, гимн, послание, историческая песнь, патриотическая басня. Взволнованность, эмоциональная приподнятость, вопросительно-восклицательные интонации, экспрессивная лексика и фразеология, обилие слов с политической окраской («тиран», «мщение», «свобода», «гражданин», «сограждане») – все это заметно выделяло «Сына отечества» среди других современных изданий и вело к высокой лирике и публицистической прозе декабристов, к декабристской журналистике, подготавливало их лексику и политическую терминологию. Греч ввел в «Сын отечества» интересное новшество – иллюстрации, содержание которых подчинялось общей патриотической цели журнала. Основной жанр иллюстраций – политическая карикатура, высмеивающая Наполеона и его сподвижников. Рисовали для «Сына отечества» художники А. Г. Венецианов и И.И. Теребенев.
С конца апреля 1813 г. раз или два в неделю при «Сыне отечества» выпускаются бесплатные прибавления военно-политического характера. Серьезность статей, их размеры делали «Сын отечества» журналом, а свежесть политических новостей и периодичность позволяли ему конкурировать с официальными газетами. Оставаясь журналом, «Сын отечества» открывал пути русской частной газете. В 1814 г. структура журнала изменяется: вводится литературный отдел, включающий не только художественные произведения, но также критику и библиографию. В 1815 г. на страницах «Сына отечества» впервые в русской печати появляется жанр годового обозрения литературы, прочно вошедший затем в русскую журналистику: он встречается у декабристов (А. Бестужев в «Полярной звезде»), у Н. Полевого в «Московском телеграфе» и больше всего у Белинского в «Отечественных записках» и «Современнике».
После восстания декабристов Греч перешел в ряды защитников самодержавия, отказавшись от свободолюбивых идей. “Сын Отечества” постепенно приходил в упадок и в 1825 г. Греч пригласил Булгарина как соиздателя. Тот привнес дух предпринимательства в издание и усилил монархическую струю публикаций. Хотя былой славы журнал не приобрел, но издавался весьма долго – всего около 40 лет. Для России – редкий случай. 1829 г. — слияние журнала с “Северным архивом” Ф.Булгарина. Некоторое оживление издания при негласном редакторстве Н.А.Полевого (1838-1840): рост числа подписчиков до 2000 человек. 1840-е годы в истории русской журналистики характерны не только возникновением журналов, тесно связанных с растущим демократическим движением, но и постепенным закатом некогда могучего «журнального триумвирата». Одновременно с расцветом «Отечественных записок» и «Современника» гибнут или теряют всякую популярность периодические издания Греча, Булгарина, Сенковского.
Фаддей Булгарин — известный издатель, журналист и писатель первой половины XIX в. Известность его еще при жизни носила скандальный характер. И действительно, всей своей жизнью, характером своей многообразной деятельности Ф. Булгарин давал поводы к сплетням, провоцировал недоброжелательное, враждебное, часто презрительное отношение к себе современников. Беспринципность и грубость его полемических выпадов против А.С. Пушкина и его окружения была притчей во языцех в литературных кругах, поэтому Ф. Булгарин традиционно и заслуженно занимает в истории литературы и журналистики позицию хрестоматийно отрицательного персонажа.
Сочинений и изданий у Ф. Булгарина было немало. Он был активным издателем, место его в литературе и журналистике середины XIX в. было весьма заметным.. Вот перечень булгаринских изданий:
1822-1829 гг. — журнал «Северный архив»;
1823-1824 гг. — «Литературные листки», приложение к журналу «Сын Отечества»;
1823-1825 гг. — альманах «Талия» (первый театральный альманах в России);
1825-1839 гг. — соредакторство с Н.И. Гречем в журнале «Сын Отечества»;
1825-1859 гг. — газета «Северная пчела» (самая популярная в России газета этого периода); первая настоящая русская частная газета политического содержания, издание европейского типа. Это была газета новостей (редчайшее тогда для России явление), а не газета мнений (обычный тип изданий в России). “Северная пчела” была законодательницей мод и в верстке газеты. Она одной из первых стала располагать тексты в 3-4 колонки и первой изобрела “подвал” - расположение оригинальной статьи в нижней части полосы разделенным на колонки блоком.
1841-1853 — журнал «Эконом»
Сразу отметим, что издания Ф. Булгарина, в отличие от большинства изданий того времени, были долговечны, популярны и прибыльны, что свидетельствует о его незаурядном редакторском и издательском таланте.
Такой же успешной была и литературная деятельность Ф. Булгарина: его знаменитый роман с продолжениями «Иван Выжигин» читала вся Россия, и круг почитателей этого произведения был намного шире, чем у «Евгения Онегина» или «Бориса Годунова».
Очевидно, в том принципе, который Ф. Булгарин заложил в основу своей издательской, а равно и литературной деятельности, и принцип тот был нов для тогдашней России — принцип удовлетворения ожиданий (запросов, интересов) читателя. Принцип, который сейчас называется маркетингом, который получил развитие в России лишь во второй половине XIX века, потом, после 1917 г., напрочь исчез из издательского дела и возродился лишь в наше время.
Ф. Булгарин уже в 20-е гг. девятнадцатого столетия понял, что лишь то издание будет иметь успех, которое во всем угодит публике, — и сделал этот принцип руководством к действию. Кое-что почерпнул из опыта французской журналистики, с которой был хорошо знаком, но для литературной России это было абсолютно ново и — в нравственном плане — неприемлемо. В литературе и журналистике того времени царили высокие понятия о назначении писателя и журналиста, о благородной миссии литературы. Хотя А.С. Пушкин, Н.А. Полевой уже понимали, что без читателя нет журнала, нет газеты, что всякое издание должно приносить прибыль и нет ничего постыдного в стремлении к издательской прибыли.Но такие выражения Ф. Булгарина, как «угодить читателям», «быть слугой, конюшим публики» звучали в нравственной атмосфере того времени цинично и вульгарно.
До Булгарина фактического удовлетворения запросов читателей не было, никто не ставил себе такой задачи. Ф. Булгарин подошел к ее решению фундаментально: провел настоящее исследование (сегодня мы бы сказали: маркетинговое исследование) читательской аудитории и выделил среди нее «своих» читателей (сегодня мы бы сказали: сегмент читательской аудитории). В статье «О цензуре в России и о книгопечатании вообще» (1826) Ф. Булгарин делит всю русскую публику на четыре категории:
«1. Знатные и богатые люди.
2. Среднее состояние. Оно состоит у нас из
а) достаточных дворян, находящихся в службе, и помещиков, живущих в деревнях;
в) из бедных дворян, воспитанных в казенных заведениях;
из чиновников гражданских и всех тех, которых мы называли приказными;
из богатых купцов, заводчиков и даже мещан. Это состояние самое многочисленное, по большей части образовавшееся и образующееся само собой, посредством чтения и сообщения идей, составляет так называемую русскую публику.
Нижнее состояние. Оно заключает в себе мелких подьячих, грамотных крестьян и мещан, деревенских священников и вообще церковников и важный класс раскольников.
4. Ученые и литераторы».
Булгарин выбирает сегмент «2», среднее состояние, самое многочисленное, и в этой же статье, а также в ряде других, формулирует запросы «своего» читателя:
«...большинство публики любит легкое..., ищет в журналах и газетах разнообразия»,
«...публика наша любит только тогда политику, когда в политике таскают друг друга за волосы и бьют по рылу, поэтому лучше писать, что немецкий сапожник расквасил себе рыло, чем догадки и рассуждения о судьбах царств»,
«больше всего публике нравится новость»,
«публике надо представлять как можно больше необыкновенного, удивительного, редкого, странного, сверхъестественного, смешного и вздорного».
Северная пчела
Вот на такие принципы ориентируется Ф. Булгарин в своих изданиях, и уже в 1833 г. тираж его политической и литературной газеты «Северная пчела» (единственной в то время частной газеты в России) достиг 9000 экз., тогда как «Литературная газета» Дельвига-Пушкина примерно в те же годы имела едва 100 подписчиков. Очевидно, маркетинговый расчет Ф. Булгарина оказался верным, он правильно угадал запросы непритязательного среднего читателя, правильно оценил его интеллектуальный уровень — и угодил своему читателю в полной мере, не ставя себе высоких воспитательских и просветительских задач. «Северная пчела» стала настолько популярна, что даже ее недруги (А.С. Пушкин, П.А. Вяземский, В.Г. Белинский, А.В. Никитенко и др.) признавали ее необыкновенный успех.
Должно признать новаторство Ф. Булгарина в подходе к читателю. Несмотря на то, что в те времена этот принципиально новый подход выглядел цинично, он принес богатые плоды: Ф. Булгарин завоевал массового читателя, битву за читателя в 30-е годы он бесспорно выиграл. В этой битве Булгарин часто пользовался недозволенными приемами, прибегал к доносительству.
Булгарин перечислял многочисленные услуги, оказанные им Бенкендорфу и III отделению, заявляя, что Бенкендорф был его «истинным покровителем и благодетелем», «утешал» его «в горестях» и «возбуждал мужество и охоту к трудам, которые он признает полезными»: Задача Булгарина и «Северной пчелы» сводилась к «успокоению умов», к помещению угодной правительству политической информации и такого «развлекательного» материала, который помогал бы заглушать всякую «неблагонамеренность», всякий проблеск самостоятельной и живой мысли.
«Программа» Булгарина заключалась в отстаивании и пропаганде благонамеренных «патриотических» мыслей и чувств, в проповеди «преданности к престолу».
Булгарин выступил популяризатором известной реакционно-монархической формулы «самодержавия, православия и народности» (принадлежавшей С. Уварову), хотя в его деятельности эта формула лишена была всякого национально-патриархального характера. В отличие от таких защитников и приверженцев «старины», как, например, Шишков, Булгарин прекрасно понимал необходимость буржуазно-промышленного «прогресса», проповедуя его под спасительной эгидой самодержавия. Его программа лишена была какого-либо исторического романтизма; это был очень деловой подход к практическим задачам расширения социальной и политической базы для николаевской монархии.
Следует, однако, иметь в виду, что свой официозно-благонамеренный и рептильный характер «Северная пчела» приобрела лишь после 14 декабря. В 1825 г. в «Северной пчеле» сотрудничают Рылеев, Ф. Глинка, помещает стихи Пушкин, принимают участие Крылов, И. Козлов и ряд видных писателей этих лет. В критическом разделе газеты Булгарин прославлял Рылеева, умилялся Пушкиным, одобрял И. Козлова.
Однако после событий 14 декабря Булгарин сразу же отказывается от этих либеральных идей и суждений. Вскоре после восстания со страниц газеты сходят известные имена, и она в основном заполняется как писаниями самого Булгарина и его соредактора Греча, так и малоизвестными или случайными именами.
Содержание газеты
Программа «Северной пчелы» в соответствии со стремлением Булгарина и Греча завоевать возможно более широкую аудиторию, отличалась большим разнообразием. В объявлении об издании газеты в 1826 г. сообщалось: «Северная пчела, журнал новостей по части истории, политики, литературы и нравов, или новая политическая и литературная газета. В сей газете будут содержаться: 1) Новости политические и заграничные, 2) Новости внутренние, 3) Новости не политические: о новых изданиях и предприятиях; о произведениях наук, художеств и ремесел; 4) Известия обо всех выходящих в свет русских книгах; 5) Нравы. Небольшие статьи о нравах; критические и нравоучительные замечания; 6) Словесность. Легкие стихотворения и разные статьи в прозе, 7) Смесь, 8) Известия о новейших модах».
Эта разнообразная программа в основном сохранилась на всем протяжении издания газеты, хотя, конечно, все перечисленные разделы не могли быть представлены в каждом номере. Обычно, в особенности в 1820-е и 1830-е годы, номер газеты состоял из разделов: «Внутренние известия» и «Новости заграничные», занимавшие первую и вторую газетные полосы, а третья и четвертая отводились фельетонам («нравы»), научно-популярным и критическим статьям, художественным произведениям, рецензиям и «смеси»; при этом помещалось не более одного фельетона или статьи, чаще всего с продолжением в следующем номере.
Разделы внутренних известий и заграничных новостей имели в основном официальный или информационный характер. За исключением нескольких чисто политических статей, связанных с теми или иными событиями и инспирированных правительственными инстанциями (о событиях 14 декабря, о польском восстании, голоде и т. п.), газета мало отражала общественную жизнь страны.
Наибольший интерес имел неофициальный, преимущественно литературный отдел газеты. Здесь широко и занимательно подбиралась внутренняя хроника, путешествия, отчеты о судебных процессах, статьи о научных открытиях, экономические и статистические обзоры и сведения, новости медицины и техники, и т. п. Собственно литературную часть газеты составляли отдел «Словесность», в котором помещались небольшие повести, стихи и критические статьи, отдел «Нравы», с бытовыми, нравоописательными фельетонами и отдел «Новые книги», имевшийся в большинстве номеров газеты и содержавший объявления и рецензии на выходящие книги. Большое место уделялось в газете театру; помещались разборы почти всех новых столичных постановок. В составлении газеты чувствовалась рука опытного журналиста.
Сообразно с программной установкой «Северной пчелы» на сближение правительства и торгово-промышленных кругов и защитой экономического и хозяйственного буржуазного «прогресса», в газете одно из центральных мест занимали статьи и фельетоны, пропагандировавшие это сближение и призывавшие к новым промышленным успехам. Для этого мобилизовались все ее отделы: и «Внутренние известия», и «Наблюдения в отечестве», и «Нравы», и «Путешествия». Булгарин не только давал отчеты, статьи и корреспонденции о хозяйственных и промышленных выставках, ярмарках, новых промышленных компаниях, фабриках и промыслах, но и писал о них фельетоны. Так им был введен в газете отдел «Наблюдения в отечестве», в основном посвященный вопросам и материалам хозяйственного и промышленного развития русской промышленности и торговли. Пропагандируя промышленную экспансию, «Северная пчела» выступала с большими статьями и цифровыми материалами, посвященными промышленному развитию России.
Едва ли не центральное место в «Северной пчеле» занимал отдел «Нравы», который, в особенности в первые годы издания газеты, заполнялся главным образом фельетонами самого Булгарина. Булгарин писал фельетоны на самые разнообразные темы, начиная от пороков «модного воспитания» («Нежная маменька и наставник, или план модного воспитания»), излишней любви к лечению («Посещение доктора»), и кончая вопросами литературы и даже философии («Кабинет журналиста», «Журналист и публика»). Однако при всем тематическом разнообразии, фельетоны Булгарина очень однообразны по своей манере и стилю, а обнаженная нравоучительность и рассудочность, при отсутствии ярких жизненных красок, лишают их реалистического правдоподобия. «Нравы» Булгарина не являлись сатирой на общественные недостатки, они лишены были всякого социально-обличительного пафоса и проповедывали прописные истины, прописную мораль, говоря о том, что дурно тратить время и деньги на хождение по модным магазинам, брать взятки, чваниться, быть невежественным, занимать деньги у ростовщиков. Условные и безжизненные персонажи булгаринских фельетонов являются по преимуществу резонерами, излагающими друг другу поучительные прописи.
Большое место в «Северной пчеле» занимала критика и библиография, но и она так же беспринципна и эклектична, как и остальной литературный материал газеты. В отделе критики и библиографии рецензировались и разбирались почти все выходившие книги, не только художественная литература, но и книги научные, детские, учебные. Однако в своих критических высказываниях «Северная пчела» занимала обычно или нейтральную позицию, давая малозначущий пересказ книг, или неумеренно хвалила, или столь же неумеренно бранила в зависимости от взаимоотношений издателей газеты с авторами книг.
Основным требованием, которое предъявлял к художественным произведениям Булгарин, было требование «нравственности» и моралистической нравоучительности. С этой точки зрения Булгариным безоговорочно осуждалась не только новая французская проза, и прежде всего романы Гюго, Сю, Бальзака и других, но и повести Гоголя и поэмы Баратынского.
Литературная приглаженность и идейная благонамеренность всегда вызывали одобрительные отзывы Булгарина. В особенности благосклонно относился он к произведениям псевдо-народного характера, обращавшимся к изображению мещанского и народного быта, но в то же время сохранявшим «благонамеренность» и моралистическую поучительность. В то же время «Северная пчела» нападала на все, что сколько-нибудь резко порывало с требованиями псевдонародности и морализма. Именно поэтому столь враждебно был ею встречен подлинный реализм Гоголя, «Евгений Онегин» Пушкина, повести Павлова, а затем и Некрасов и Достоевский.
Вполне логично, что именно в газете «Северная пчела» с открыто декларируемым принципом «угодить читателю» расцвела пышным цветом реклама, и не просто в виде объявлений, но в виде полноценных, полновесных рекламных текстов — рекламных статей, рекламных обращений. Ф. Булгарин и в рекламе руководствовался принципом «угодить», он считал, что газета должна снабжать читателя не только политическими и светскими новостями, но и новостями в моде, торговле, при этом эти новости должны быть поданы занимательно, с некоторым количеством рассуждений о предмете, чтобы читатель, прочитав их, почувствовал себя мыслящим и просвещенным человеком. В традиционно коротком объявлении решить все эти задачи было невозможно, поэтому Ф. Булгарин вводит новый жанр — большую рекламную статью.
Есть еще одна причина появления этого нового жанра: коммерческие объявления не были разрешены «Северной пчеле». Ф. Булгарин имел право помещать в газете объявления только о театральных представлениях и новых книгах и журналах, а разрешения на самую доходную статью — коммерческие объявления — на протяжении всех тридцати лет издания «Северной пчелы» ему так и не удалось получить у правительства. Множество записок и прошений было написано им в цензурный комитет и лично царю с просьбой разрешить ему публикацию объявлений. На все просьбы ответ был один: отказ. Однако не таков был Ф. Булгарин, чтобы покорно подчиниться высочайшему запрету, когда дело шло о прибылях, а объявления, как хорошо понимал Ф. Булгарин, сулили прибыли немалые. Так что новый жанр был обусловлен еще и этой причиной: рекламу надо было спрятать, скрыть, а это было возможно только при большом объеме статьи.
В «Северной пчеле» появляются огромные — иногда на две газетные страницы! — статьи, внутри которых была спрятана реклама, но вместе с тем статьи эти содержали значительное количество сопутствующей информации, занимательных фактов, общих рассуждений, так что придраться было не к чему. Таким образом, мы видим, что с легкой руки Ф. Булгарина впервые в России появилась скрытая реклама.
Примечателен и факт равноправного существования рекламных статей среди других публикаций «Северной пчелы». До сих пор в российских газетах рекламу помещали лишь в виде объявлений в специальных разделах, обозначенных «Для известия», «Объявления» или в приложениях. В «Северной пчеле» рекламные статьи могли появиться, как мы видели, в разделах «Смесь», «Художества», а также и в других — например, «Словесность» или «Внутренние известия».
Еще одна характерная черта рекламы в «Северной пчеле» - повышенная экспрессивность, эмоциональность. Ф. Булгарин первым ввел в обиход рекламу, пробуждающую живую реакцию читателя, отклик, ответную реакцию. В других современных «Северной пчеле» изданиях мы не увидим даже попыток создания экспрессивной рекламы. Сравним два типичных примера рекламы газет-ровесниц: «Северной пчелы» и «Коммерческой газеты», обе были основаны в 1825 г.
Коммерческая газета:
«С 17 числа текущего месяца в доме купца Косиковского, состоящего в Адмиралтейской части, по втором квартале на Невском проспекте, под №69, продаваться будут с аукционного торга ежедневно, от 11 часов утра до 3 пополудни разные конфискованные товары, а именно: сукна, казимиры разных цветов, шелковые материи, ситцы, холстинки, коленкоры...»
Северная пчела:
«Я вам стану рассказывать не арабские сказки, но сущую правду, а все-таки очень боюсь, чтобы вы не назвали меня мечтателем, когда я вам скажу, что у нас в Петербурге есть вещь, которой не видал весь род человеческий от сотворения мира, до прошлого 1834 года, что составляет семь тысяч с лишком лет. Не видал по важной причине, что вещь эта не была еще открыта в наше мудреное время. В древности за это открытие увенчали бы выдумщика лаврами и миртами на играх Олимпийских, ему воздвигли бы статую, а, может быть, и храм... А в наше мудреное время нам показывают это чудо за два рубля...»
(Речь идет о микроскопе, демонстрировавшемся в 1835 г. в Петербурге, кстати, в том же доме Косиковского на Невском проспекте, и рекламная статья под названием «Невидальщина» опубликована с целью привлечь публику на демонстрацию аппарата.)
Цитаты говорят сами за себя. Конечно, многословие рекламы «Северной пчелы» чрезмерно, восторги преувеличены, а сопутствующая информация отчасти неверна.
В том же живом разговорном ключе написаны практически все рекламные материалы «Северной пчелы», а темы их достаточно разнообразны. В первую очередь, это реклама книг и журналов. Объявления о новых книгах в газете Ф. Булгарина публиковались почти ежедневно, поэтому это не были объявления о лучших книгах, это были объявления практически обо всех выходящих в свет книгах, и далеко не всегда эти отзывы были хвалебными. Книжные объявления в «Северной пчеле» не имели устойчивой формы: иногда это была аннотация, иногда — описание внешнего вида книги; бывало, что рецензент анализировал качество перевода или поднимался до критического разбора, в иных случаях просто цитировал особенно удачные или особенно неудачные места из книги; нередко анализ произведения не шел дальше разбора заголовка. Во всяком случае, глубиной и тонкостью оценок заметки о книгах не отличались.
Что касается других рекламных тем, то их объединяющей чертой был интерес, который они представляли для читателя. Газета извещала читателя о театральных и цирковых представлениях, о благотворительных концертах, демонстрациях различных диковинок, о входивших в это время в моду маскарадах. Ф. Булгарин выбирал лишь те новости, которые могли стать центром интересного и полезного для читателя газетного материала. В таком подходе выражалась ориентация газеты на читательский спрос. Быть предельно полезной, предупредительной — вот ее принцип. Так, рассуждая о последних модах на галстуки в разделе «Моды» (1830, № 59), Ф. Булгарин дает точный адрес магазина: «Прелестные галстухи можно купить в Италианском магазине у Аничкова моста». Скрытые ссылки на конкретные магазины, курорты, гостиницы, приглашения на выставки и демонстрации и т. п. приносили Ф. Булгарину немалые доходы. Таким образом он с лихвой компенсировал высочайший запрет на публикацию объявлений. Более того, Ф. Булгарин нашел способ не только публиковать скрытую рекламу, но и ловко вымогать деньги у потенциальных рекламодателей за непечатание антирекламы в их адрес. Примером служат его непростые отношения с торговцами Гостиного Двора и владельцами других центральных магазинов столицы.
Ф. Булгарин был мастером рекламных спекуляций. В то же время нельзя не признать, что он использовал весьма богатый арсенал рекламных средств: ссылки на авторитеты, преувеличения, экспрессию, особую стилистическую манеру (дружеский, доверительный тон), патетику. Он не упускал случая подчеркнуть свое старание угодить публике. Так, решив перейти в 1831 г. с двухразового (в неделю) выпуска газеты на ежедневный, он в № 123 1830 г. сообщает читателям, что цена на газету тем не менее остается прежней:
В газете «Северная пчела» реклама впервые вышла за рамки простого объявления, появились новые рекламные жанры — большая рекламная статья, рекламная заметка. Эти новые жанры были вынужденным ходом Ф. Булгарина, не имевшего разрешения на объявления: ему приходилось прятать, скрывать рекламное обращение внутри текста большой статьи. Так родилась скрытая реклама. Новатором явился Ф. Булгарин и в языке рекламы: он ввел в обиход живой, разговорный, эмоциональный язык, манеру дружеского обращения к читателю.
В «Северной пчеле» мы наблюдаем большое разнообразие рекламных приемов — ссылки на авторитеты, создание благоприятного имиджа, предложение льгот и дополнительных бесплатных услуг, преувеличения, т. п.
«Северная пчела» на протяжении долгих лет была самой популярной в России, имела огромные тиражи и, следовательно, немалые доходы. Ф. Булгарин первым среди российских издателей вполне осознал полную и абсолютную зависимость производителя (в данном случае — издателя) от потребителя (читателя). Принцип этот не был однозначно принят в литературно-издательском мире, началась длительная и жаркая дискуссия о коммерциализации журналистики и литературы, в ней приняли участие С. Шевырев, М. Погодин, А. Пушкин, П. Вяземский, Н. Гоголь. О. Сенковский, В. Белинский. Опыт Ф. Булгарина положил начало превращению периодических изданий в доходные предприятия, по этому пути пошли издатели Н. Полевой, О. Сенковский, А. Краевский и др.
«Северная пчела» оказалась родоначальницей «желтой» буржуазной прессы в России, положила начало тому «торговому направлению» в русской периодике которое укрепила и развила затем «Библиотека для чтения» (1834–1865) – первый русский многотиражный журнал. Вершина “смирдинского периода русской словесности” (В.Г.Белинский).
Издатель и книгопродавец А. Ф. Смирдин еще в 1833 г. начал объединение писательских сил, выпустив первую книжку литературного сборника «Новоселье». В «Новоселье» приняли участие Пушкин, Гоголь, Жуковский, Вяземский, Крылов, Погодин, Хомяков, Греч, Булгарин, Сенковский, Шишков, Хвостов и др. Если требовательному, думающему читателю далеко не все нравилось в сборнике, то «средний» читатель пришел от него в восторг. И когда Смирдин объявил, что с 1834 г. он станет выпускать новый журнал «Библиотека для чтения», указав, что в нем будут сотрудничать все видные литераторы, от подписчиков не было отбоя. "Все ожидают, - писал князь П. А. Вяземский И. И. Дмитриеву 14 августа 1833 г., - пришествия нового журнала Смирдина... На перспективе, в окнах книжной лавки Смирдина, объявление о нем колет глаза всем прохожим полуаршинными буквами".
Смирдин организовал «Библиотеку для чтения» как крупное коммерческое предприятие. Новшества: разграничение функций издателя-предпринимателя и редактора, аккуратность выхода (строго первого числа каждого месяца), введение стандартной полистной оплаты. Взяв на себя финансово-хозяйственную сторону дела, он пригласил в качестве редактора журнала О. И. Сенковского, назначив ему огромное жалование – 15 тыс. руб. в год, не считая платы за сотрудничество.
Впервые в русской печати Смирдин ввел твердый авторский гонорар, полистную оплату авторского труда – 200 руб., увеличив его до 1000 руб. и выше для знаменитых писателей.
Содержание и направление журнала, весь его облик определялись деятельностью редактора-директора Сенковского, который получил от Смирдина неограниченные полномочия. Ученый-востоковед Сенковский в 1820-е годы возглавлял в Петербургском университете две кафедры – арабского и турецкого языков. Но уже к началу 1830-х годов у него ослабевает интерес к научной деятельности, и он решает полностью посвятить себя литературе и журналистике.
Фактическим редактором и вдохновителем "Библиотеки для чтения" в эпоху ее расцвета был Осип Иванович Сенковский, выступавший под псевдонимами Тютюнджю-Оглу, Т.-О, О. О. О., С. С. С., Б. Б., Осипа Морозова, Карло Карлини, Женихсберга, Байбакова, барона Брамбеуса и др.
Вскоре «Барон Брамбеус» из обычного псевдонима превращается в литературную личность со своей биографией, интересами, образом мысли, индивидуальной манерой разговаривать и писать.
Открытый консерватизм и скептицизм, подчеркнутая беспринципность, поверхностное остроумие, показная, развязная веселость, назойливая болтовня, ничем не ограниченное многословие, трескучие фразы, грохочущие слова («ракеты, искры, бенгальский огонь, свистки, шум», по определению Герцена) – вот что было характерно для Брамбеуса-Сенковского.
«Библиотека для чтения» была создана как энциклопедическое, универсальное издание, как ежемесячный «журнал словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод». Каждая его книжка включала 25–30 печатных листов. Первоначально объем журнала предполагался в 18 печатных листов, но уже в январе 1834 г.24 листа.
Выходил журнал с исключительной точностью – первого числа каждого месяца. Уже во второй год издания «Библиотека для чтения» насчитывала 5000 подписчиков, через два года их число увеличилось до 7000.Большой тираж позволил Смирдину установить сравнительно невысокую подписную плату за год – 50 руб. «Библиотека для чтения», как и «Северная пчела», ориентировалась на «среднего» читателя – городских и провинциальных чиновников, мещан, младших офицеров. То есть было массовым изданием.
Постоянные отделы: «Русская словесность», «Иностранная словесность», «Науки и художества», «Промышленность и сельское хозяйство», «Критика», «Литературная летопись», «Смесь». Номер заключался описанием модных туалетов, и к нему прилагались картинки мод.
Уделив большое место изящной словесности, наукам и искусствам, критике и библиографии, Смирдин все же придал своему журналу экономический уклон. Отражая интересы и потребности капитализирующейся русской экономики, издатель «Библиотеки для чтения» вводит слово «промышленность» в название журнала и создает отдел «Промышленность и сельское хозяйство». Духом буржуазного практицизма были проникнуты не только экономические статьи, но и многие материалы отдела «Науки и художества», в которых предлагались технические и естественнонаучные сведения. Экономический и научный отделы, а также «Смесь» были в «Библиотеке» лучшими.
При своей ставке на «практическую полезность» журнал Смирдина – Сенковского демонстративно выступил против теоретических и научных обобщений, особенно против передовых философских и политических теорий, слово «философ» в устах сотрудников «Библиотеки для чтения» становится бранной кличкой.
Самодержавно-охранительному направлению подчинялись все материалы «Библиотеки для чтения». Поскольку в журнале не было политического отдела, политика вошла в «Библиотеку для чтения» через фельетоны Сенковского, в частности, через фельетон «Брамбеус и юная словесность» (1834, №3). «Фельетонную манеру Сенковский ввел также в отделы критики и библиографии. Он не придерживался какого-то определенного литературного направления, а защищал чисто субъективистскую позицию личного «вкуса». Список около шестидесяти авторов, чьи литературные и ученые труды предполагалось помещать в журнале. За одно только согласие известного писателя указать свое имя в списке будущих сотрудников Смирдин платил до 1000 руб. Прошло меньше года, а от журнала уже начали отходить лучшие литературные силы – Пушкин, Жуковский, Крылов, Денис Давыдов, Баратынский и др., некоторые из перечисленных на титуле авторов вообще не дали ни строчки. Перед Сенковским встала задача создать своих «знаменитостей» и этим удержать читателей при журнале.
В борьбе за журнальный язык Сенковский отличался своими язвительными выпадами против архаических прилагательных, местоимений, союзов и предлогов. Эти выпады продолжались очень долго и приняли характер литературной мономании. Он боролся за разговорный литературный, сглаженный язык.
В отделе «Словесность» печатались низкопробные вирши доморощенных «знаменитостей». Проза была представлена преимущественно повестями и пьесами с занимательными, «захватывающими» сюжетами, что так нравилось провинциальным читателям. Преобладание произведений второстепенных и третьестепенных литераторов: М.Н.Загоскина, Н.В.Кукольника, В.Г.Бенедиктова, П.Ершова, Л.Якубовича, А.В.Тимофеева и др. Пропаганда “светской повести”. Такова же была в «Библиотеке» и переводная беллетристика, причем переводы иностранных произведений зачастую сильно отличались от подлинника: редактор сокращал текст, переделывал его, вносил дополнения – и все в интересах своих читателей. Например, чтобы угодить провинциальной публике, любившей счастливые развязки, Сенковский изменил окончание романа Бальзака «Отец Горио»: он сделал Растиньяка миллионером. "Вкус - это прихоть беременной женщины, которая есть общество". Тютюнджю-Оглу (О. И. Сенковский).
Потеря влияния на читателя в 40-е годы (снижение тиража до 3000).
В 1848 г. Смирдин, не желавший терпеть убытки, передал издание «Библиотеки» книгопродавцу В. П. Печаткину; руководство редакцией принял А. В. Старчевский. Журнал просуществовал до 1865 г.. В 1850-х годах потеряла какое бы то ни было значение и газета «Северная пчела», оказавшись на задворках литературы и общественной жизни.

113

42. ЖУРНАЛИСТИКА ЭПОХИ РЕФОРМ 60-Х ГОДОВ
Есин: Общие черты:
Итак, в первой половине XIX в. закрепилось высокое социальное положение русской журналистики, определился тип литературно-общественного ежемесячника как ведущий в системе печати.
В журналистике много места занимает личностный элемент, авторитет лидера. Главной фигурой прессы становится литературный критик. Не издатель и редактор, а ведущий критик-публицист определяет направление, значение и авторитет издания.По-прежнему мало издается частных газет, хотя появляются «Губернские ведомости» (с 1838 г.), некоторые специальные издания.
Происходит существенный прорыв в области свободы слова благодаря усилиям Герцена и его Вольной типографии в эмиграции.
Поражение России в Крымской войне обнажило крайнюю отсталость страны, находящейся в условиях крепостничества и самодержавия. Вторая половина 50-х годов знаменуется усилением революционного движения в стране, становится все более ощутимой необходимость социально-экономических перемен. Под напором освободительного движения и потребностей экономического развития многие представители господствующего класса начинают высказывать идеи об отмене крепостного права путем реформ сверху.Идеи Белинского и его соратников о необходимости отмены, уничтожения крепостничества становятся общим достоянием. Теперь борьба развертывается вокруг условий освобождения крестьян. Русской журналистике здесь пришлось сыграть важную роль.Среди помещиков все еще существовала большая прослойка консерваторов, которые хотели сохранить старые отношения в неизменном виде. Либералы стремились к освобождению крестьян от крепостной зависимости, обеспечив при этом максимум привилегий для помещиков и капиталистов. И только революционные демократы стремились к таким порядкам после уничтожения крепостничества, когда народ получает землю, политическую свободу, когда надежно ограждаются интересы народа, прежде всего крестьянства.
Каждое из этих направлений имело свои печатные органы: журналы и газеты.
«Русский вестник»
Органом либерально-консервативного направления, прежде всего, оказался журнал М.Н. Каткова «Русский вестник», организованный в 1856 г. Журнал в канун реформ выступил за отмену крепостного права, устранение старой бюрократии, но при сохранении самодержавия и господствующего положения в стране дворян-помещиков.
После проведения крестьянской реформы Катков все больше поворачивает вправо. Активно выступает против демократов (особенно Герцена и Чернышевского), порицает польское восстание 1863 г., заявляет себя патриотом-государственником. В журнале и газете «Московские ведомости», которую он приобретает в аренду с 1863 г., Катков критикует любые антирусские действия и намерения европейских держав, восстает против внутренней смуты либералов, разоблачает крамолу. «Только по недоразумению думают, что монархия и самодержавие исключают «народную свободу», на самом деле она обеспечивает ее более чем всякий шаблонный конституционализм».
«Мы называем себя верноподданными», — с гордостью утверждал публицист. Такая позиция находила немало сторонников, авторитет Каткова-журналиста был достаточно высок.
Либеральные позиции заняли «Отечественные записки» Краевского, газеты «Санкт-Петербургские ведомости», «Наше время» и другие.
«Современник» 1650—1860
Но самым важным, ярким и значительным по содержанию, влиянию на общество был демократический журнал «Современник», редактором которого по-прежнему оставался Н. Некрасов. Пережив годы «мрачного семилетия» (1848—1855), жестокую политическую реакцию, тормозившую развитие передовой русской журналистики после европейской революции 1848 г., Некрасов уже в середине 50-х годов предпринимает ряд мер к оживлению журнала, привлекает к исключительному сотрудничеству в нем видных писателей: И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, Л.Н. Толстого и др., открывает юмористический отдел «Ералаш» (где впервые появляется литературный персонаж-пародия Козьма Прутков), ищет и находит новых сотрудников.
В 1854 г. в «Современнике» начинает сотрудничать Н.Г. Чернышевский — великий революционер-демократ, сначала как литературный критик, а затем как публицист, политик и организатор всех революционных сил в стране. Чернышевский начал с того, что возродил принципы Белинского как в литературной критике, так и в журналистике. Он начинает при поддержке редактора Некрасова борьбу за демократизацию самого «Современника» («Об искренности в критике», «Очерки гоголевского периода русской литературы» и другие статьи). Дает бой оказавшимся в годы реакции в журнале представителям дворянской эстетики, либеральным беллетристам. Большое значение имели идеи его диссертации «Об эстетических отношениях искусства к действительности», философские работы «Антропологический принцип в философии» и др. Некрасов поддерживает молодого сотрудника, и постепенно либералы, включая Тургенева, один за другим начинают покидать «Современник».С приходом в журнал в 1858 г. Н.А. Добролюбова позиции революционных демократов значительно усиливаются.
К 1859 г. противоречия русской жизни настолько обострились, что в стране сложилась революционная ситуация, когда крестьянское восстание против крепостничества, помещиков становилось все реальнее.
В эти годы особенно важную роль начинает играть «Современник» как центр передовой идеологии, идейный штаб освободительного движения. В журнале идет внутренняя и внешняя перестройка в целях наиболее успешного ведения революционной пропаганды. Вопросы, связанные с обсуждением крестьянской реформы, условий освобождения крестьян от помещиков, которые постоянно обсуждались в журнале с 1857 г., фактически снимаются с повестки дня. Они уступают место пропаганде революции, восстания как наиболее радикального средства преодоления гнета помещиков.
Чернышевский начинает идейную подготовку крестьянского восстания.Неизменно осуждая, разоблачая помещиков-крепостников, журнал, тем не менее, главный удар наносит в это время по либеральной идеологии, понимая, что либералы своей политикой соглашательства могут свести на нет все усилия демократии, народа. В журнале открывается отдел «Политика». Его начинает вести Чернышевский, передав отдел литературной критики под руководство
Добролюбова. Анализируя в отделе «Политика» события европейской истории, факты классовой борьбы народов, Чернышевский убеждает своих читателей в неизбежности революции, необходимости изоляции либералов.
Добролюбов в своих критических статьях, таких как «Луч света в темном царстве», «Что такое обломовщина?», «Когда же придет настоящий день?» и др., развенчивает крепостничество, порицает либералов за нерешительность и предательство народных интересов, воспитывает веру в освободительные силы народа, который не может без конца терпеть своих угнетателей. Популярность «Современника» в 60-е годы была исключительно велика. Тираж журнала доходил до 6—7 тысяч экземпляров. Чернышевский печатал специальные отчеты о распространении журнала и упрекал те города и местечки, где не выписывали журнал, не получали ни одного экземпляра, хотя и понимал, что не все желающие могли найти средства для подписки,
Значение «Современника» в истории русской журналистики исключительно велико. Это был один из лучших журналов XIX в. Главными его достоинствами были полное идейное единство, строгая выдержанность направления, преданность интересам народа, прогресса и социализма. Небывалое значение приобрела публицистика. Здесь были напечатаны лучшие статьи русской публицистики, многие стихи Некрасова, роман Чернышевского «Что делать?», здесь началась сатирическая деятельность великого русского писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина.
Все годы издания «Современника» цензура зорко следила за ним, в 1862 г. журнал был приостановлен за революционное направление на шесть месяцев, а в 1866 г., уже после смерти Добролюбова и ареста Чернышевского, был вовсе закрыт с нарушением законодательства о печати по личному распоряжению царя.
Лидеры журнала — Некрасов, Чернышевский, Добролюбов имели исключительный авторитет и влияние на современников. Статьи Чернышевского, Добролюбова, стихи Некрасова читали с увлечением передовые деятели других народов, населявших Россию и славянские страны. Дело в том, что процесс развития освободительных идей в России 60-х годов совпал с пробуждением гражданской активности народов Украины, Закавказья, Поволжья, частично Средней Азии, борьбой за национальную и социальную независимость Болгарии, Польши, Сербии и других славянских народов. Огромно было влияние Чернышевского и Добролюбова на Л. Каравелова, X. Ботева, С. Сераковского, С. Марковича и многих других. Сама Россия из оплота реакции становилась важным фактором революционного движения в Европе.
Последовательная борьба против пережитков феодализма, угнетения, эксплуатации, иностранного порабощения, критика стратегии и тактики буржуазных либералов, революционная одушевленность, самоотверженность, бескорыстие предопределяли это влияние.
«Русское слово»
Вторым журналом революционной демократии 60-х годов XIX в. явилось «Русское слово». Журнал был организован в 1859 г., однако демократический характер приобрел только в 1860 г. с приходом нового редактора Г.Е. Благосветлова. Благосветлов — типичный разночинец. Сын бедного священника, рано оставшийся без материальной поддержки, самостоятельно закончивший Петербургский университет, но не нашедший из-за демократических убеждений и политической неблагонадежности места на казенной службе.
Журнал «Русское слово» имел научно-популярный уклон. Здесь наряду с вопросами литературы и литературной критики большое внимание уделяли естественнонаучным знаниям, фактам научной жизни. Он был весьма популярен среди учащейся молодежи и в русской провинции. Изменив состав сотрудников, Благосветлов сумел поднять тираж журнала с 3 до 4,5 тысячи экземпляров. Наиболее удачным решением редактора было приглашение в журнал на роль ведущего критика Д.И. Писарева.
Вступая в русскую журналистику в ответственный момент русской общественной жизни 60-х годов, критик должен был определить свое место среди основных борющихся направлений. И он его определил как союзника «Современника» и Чернышевского, о чем прямо заявил во второй части одной из первых больших статей, опубликованных в «Русском слове», «Схоластика XIX века».
Писарев выступил адвокатом «голодных и раздетых» людей, сторонником раскрепощения личности от любых социальных и семейных стеснений и уз. Прежде всего он защищал умственное раскрепощение человека от догм и нравственных понятий, порожденных крепостничеством. Борцы за свободу человечества от умственной темноты, угнетения (Вольтер, Гейне) заслуживают самой высокой оценки критика.
Накануне крестьянской реформы 1861 г. Писарев выступает в защиту авторитета Герцена, резко отрицательно отзывается о династии царствующего дома Романовых в России, вообще об обществе, разделенном на классы, где один присваивает себе плоды труда другого (см. статьи «О брошюре Шедо-Ферроти», «Пчелы»). Писарев выступает защитником материализма.
В статье по поводу брошюры наемного писателя Шедо-Ферроти Писарев прямо призывал к свержению русского самодержавия. За попытку опубликовать эту работу в нелегальной типографии публицист был заточен на четыре года в Петропавловскую крепость.
Писарев много размышлял о потенциальных способностях русского крестьянства к революционной борьбе. Отсутствие сознания в массе народа публицист считал большим недостатком и стремился к пропаганде знаний в максимальных размерах, веря, что знания сами по себе такая сила, что человек, овладевший ими, неизбежно придет к признанию социально полезной и революционной Деятельности, направленной против царизма и эксплуатации.
Писарев выступает талантливым критиком, истолкователем творчества многих русских писателей: Л. Толстого, Тургенева, Островского, Достоевского, Чернышевского.
Антимонархическая, антифеодальная позиция журнала не раз вызывала репрессии царизма. Одновременно с «Современником» Некрасова «Русское слово» прекращалось на 6 месяцев в 1862 г. и было окончательно закрыто в 1866 г.
«Время»
В 60-е годы свою журналистскую деятельность начал русский писатель Ф.М. Достоевский.
Вместе с братом Михаилом в 1861—1863 гг. он издавал журнал «Время». Здесь были опубликованы «Записки из мертвого дома», «Униженные и оскорбленные» Ф.М. Достоевского, «Житейские сцены» Н.А. Плещеева, «Грех да беда на кого не живет» А.Н. Островского и др. Большое место отводилось французской уголовной хронике, мастерски обработанной в редакции; в статьях затрагивались вопросы воспитания молодежи; имелись отделы внутренних новостей и иностранных известий. Журнал был разнообразным и интересным для публики и собирал до четырех тысяч подписчиков.
Достоевский вел критику, полемизировал с Добролюбовым по вопросам искусства, литературы.
Существенную роль в журнале играл критик-идеалист Н.Н. Страхов, который с согласия издателей защищал некую особую самобытность русского народа, развивал идеи так называемого почвенничества в противовес западничеству, умозрительному западноевропейскому утопическому социализму. Журнал утверждал, что беда России не в крепостном праве (тем более что оно отменено), а в отрыве интеллигенции от народа. Он обвинял «Современник» в беспочвенности, в стремлении привить русскому народу западноевропейские болезни, и хотя «почвенники» не были однородны по своим взглядам, но их объединяло именно несогласие с революционными демократами.
Вместе с тем журнал высмеивал консервативные мнения Каткова, его страх перед «Современником». Журнал возражал К. Аксакову, оспаривая мысли статьи «Публика — народ» о крайней противоположности идеалов и привычек народа и привилегированной части населения, господ.
Салтыков-Щедрин, Антонович в «Современнике» не раз выступали против непоследовательности позиции «Времени», консервативности ряда пунктов его социальной программы, отрицания необходимости борьбы.
В 1863 г. в связи с освещением в журнале причин польского восстания журнал был закрыт правительством. Но Ф.М. Достоевский продолжил свою издательскую деятельность, предприняв ежемесячник под названием «Эпоха», который выходил два года (1864—1865). Журнал «Эпоха» продолжал защищать идеи почвенничества, обсуждал новую судебную реформу и активизировал полемику по ряду вопросов с демократическими журналами «Современник» и «Русское слово».
«Искра»
Эпоха революционного одушевления 60-х годов привела к появлению в стране большого числа сатирических изданий. Наиболее выразительным по форме и по содержанию был еженедельный журнал под названием «Искра» (1859—1873). Его издателями были известный поэт-переводчик Беранже Василий Курочкин и художник-карикатурист Николай Степанов.
Журнал выступал как союзник «Современника» и «Колокола». В предреформенные годы критиковал крепостников, либеральные заигрывания царских министров (пользуясь кризисом верхов), отдельные факты беззакония как в столице, так и в провинции. «Искра» отличалась хорошим знанием провинциальной жизни, ее сатира была точной по адресу и остроумной по форме. Сатирические рисунки и подписи к ним разоблачали многие язвы русской жизни: цензурный произвол, недостатки просвещения, паразитизм дворянства, реакционную прессу, бюрократизм. Широко применялись пародии и перифразы известных стихотворений поэтов чистого искусства (Фета и др.) для борьбы против реакционных тенденций в литературе и политике. Особенно усилилась антимонархическая направленность материалов «Искры» после крестьянской реформы 1861 г.: «Искра» поняла грабительский характер реформы. Это привело к преследованиям цензуры. Министерство внутренних дел заставило некоторых сотрудников отказаться от продолжения сотрудничества в журнале в 1865 г., а в 1870 г. журналу было запрещено помещать карикатуры. Это серьезно подорвало популярность издания, хотя журнал продолжал издаваться до 1873 г. Авторитет «Искры», по свидетельству современников, был чрезвычайно велик, действенность ее материалов высока. Слова: «"Искра" получена» были страшны многим крупным чиновникам, губернаторам и другим администраторам всех рангов.
Заслуживают высокой оценки фельетоны в стихах и прозе поэта В.И. Богданова (автора известной песни «Эй, дубинушка, ухнем»), посвященные международным событиям 60—70-х годов, — революционной борьбе во Франции, освободительной борьбе латиноамериканских стран и др.
Русские журналисты последующих поколений высоко ценили роль и традиции «Искры» как сатирического издания.
В 60-е годы заслуживают внимания и такие сатирические журналы, как «Будильник», «Гудок», и некоторые другие.
Западов:
Подготовка отмены крепостного права выдвинула на первый план крестьянский вопрос. В политике, философии, литературе и, естественно, в журналистике все более или менее серьезные проблемы были связаны с ним самым непосредственным образом. Реформа 19 февраля 1861 г., крестьянская по своему названию, но помещичья по существу, полностью удовлетворила и либералов, и крепостников. В столице и провинции создаются революционные кружки, развертывается пропагандистская деятельность в кругах передового офицерства, в студенческой среде. К концу 1861 г. относится возникновение крупнейшего тайного общества той поры – «Земля и воля», идейным руководителем которого был Н.Г. Чернышевский, а непосредственным организатором – H.A. Серно-Соловьевич. Получили широкое распространение политические прокламации: «Великоросс», «К молодому поколению», «Барским крестьянам», «Молодая Россия». Мощным набатом звучали, хотя и приглушенные цензурой, революционные призывы со страниц «Современника».
В 1857 г. Александр II распорядился пересмотреть цензурные постановления. Однако на подготовку цензурной реформы ушло десятилетие. Лишь в 1865 г. был введен новый закон о печати. Хотя в нем и говорилось об отмене предварительной цензуры, но русской прессе легче не стало. Каждый номер журнала после выхода в свет тщательно просматривался в цензурном комитете и Главном управлении по делам печати. За публикацию материалов, которые могли показаться предосудительными, редакция получала «предостережение». После двух таких взысканий издание могло быть закрыто.
Вместе с тем сильно возрастает роль журналов и газет в общественно-политической жизни страны, прежде всего в обсуждении крестьянского вопроса, что беспокоит цензурное ведомство. Вследствие этого оно, разрешив журналам в 1858 г. печатать материалы, связанные с отменой крепостного права, тщательно следило за такими статьями, пытаясь точно определить, о чем и как писать публицистам. Уже в 1858 г., в частности, было издано несколько циркуляров, в которых запрещалось говорить о выкупе земель, об уничтожении вотчинной власти помещиков и других вопросах, связанных с отменой крепостного права. Кроме обычной цензуры, для этих материалов устанавливалась предварительная цензура главного комитета.
И все же роль журналов и газет, передававших общественное мнение, с каждым днем становилась важнее. Они ведут политические обзоры (в которых, как правило, рассказывалось о событиях за рубежом) и «внутренние обозрения»; широко распространяется литературно-общественный фельетон. Журналистика отразила четкую расстановку классовых сил, запечатлела программы двух сложившихся лагерей: либерально-монархического и революционно-демократического, стала полем настоящих битв между ними.
60 –е годы
Большинство изданий принадлежало к либерально-монархическому лагерю. Им противостояли «Современник», «Русское слово» и сатирический журнал «Искра».

Наиболее значительным либерально-западническим журналом был «Русский вестник», основанный бывшим профессором Московского университета М.Н. Катковым при участии П.М. Леонтьева в Москве в 1856 г. Либерально-западнической ориентации придерживались также «Отечественные записки» и «Библиотека для чтения», хотя направление их проявлялось менее отчетливо.«Отечественные записки»; как и раньше, издавал Краевский. Библиотеку для чтения» продолжал издавать В.П. Печаткин. Он видел, что журнал с каждым годом теряет читателей.
Большую группу составляли в 60-е годы славянофильские журналы и газеты, а также близкие к ним по своей программе издания «почвенников».
Наиболее известным журналом славянофилов была «Русская беседа», которая выходила в Москве с 1856 по 1860 г., первые три года – раз в квартал, в 1859 г. – один раз в два месяца, а в 1860 г. было выпущено две книжки. «Беседу» редактировали в 1856–1857 гг. А.И. Кошелев и Т.И. Филиппов, в 1858 г. – один Кошелев, с августа 1858 г. заведовал редакцией (хотя и негласно) И.С. Аксаков. В основе программы «Русской беседы» лежала славянофильская доктрина, приспособленная к новым условиям эпохи 60-х годов. Славянофилы по-прежнему защищали устои жизни, существовавшие в допетровской Руси, критиковали реформы Петра I и социально-политические преобразования на Западе. Они отстаивали так называемый «принцип народности», понимая его по-своему, в реакционном духе.
Славянофилы придавали большое значение обсуждению условий отмены крепостного права. Это Славянофильские журналы выступали за освобождение крестьян с землею на основе общинного устройства и круговой поруки за выкуп. Декларируя правомерный для помещиков и крестьян «удовлетворительный, разумный, мирный исход» крестьянского дела, они так же, как и либерально-западнические издания, прежде всего заботились о сохранении основ дворянского землевладения, о выгодах помещиков.
Выпускались в 60-е годы и другие славянофильские издания: газеты «Молва», «Парус» и «День».
Если подойти к вопросу так, то сразу станет ясно, что «Время» –издание либерально-монархическое. Отсюда его резкие нападки на «Современник», отсюда статьи философа-идеалиста H.H. Страхова (псевдоним Косица), который усердно выступал против революционных демократов.
В 70 – е годы:
По-прежнему она складывалась из трех основных направлений: консервативно-монархического («Русский вестник», «Московские ведомости», «Гражданин» и др.), либерально-буржуазного («Вестник Европы», «Голос», «Санкт-Петербургские ведомости», «Русские ведомости» и др.) и демократического («Искра», «Отечественные записки», «Дело»).
Монархическая и позднее буржуазно-монархическая печать стояла на позициях безоговорочной защиты монархии, дворянства, национального и социального угнетения трудящихся. Она была представлена прежде всего изданиями Каткова — лидера русских журналистов-консерваторов-монархистов («Русский вестник», «Московские ведомости»), князя В.П. Мещерского («Гражданин»), А.С. Суворина («Новое время») и др.
Либеральная печать была заявлена, пожалуй, наибольшим числом изданий: «Вестник Европы», «Голос», «Санкт-Петербургские ведомости», «Русские ведомости», «Новости и биржевая газета», значительная часть провинциальной прессы (Одесса, Воронеж, Казань, Иркутск).
К этой группе примыкали появившиеся во второй половине XIX в. массовые, дешевые издания для простонародья: «Петербургский листок», «Развлечение». Массовая аудитория вызвала к жизни различные еженедельники (юмористические, иллюстрированные, спортивные, театральные). Подобные издания выпускали и либеральные деятели, и люди без ясно осознанной направленности, партийности. Развлекательный, коммерческий характер ряда изданий маскировал их буржуазную (а иногда и монархическую) сущность. Но именно развитие капитализма после реформ 1860-х годов определило интенсивное появление различных типов буржуазной журналистики.
Однако по-прежнему ведущее положение (конечно, не по числу изданий, а по содержанию) занимала печать демократическая:«Отечественные записки» Некрасова. Прежде всего он выступал против обезземеливания крестьян, против сословной неравноправности основной массы русского населения, высоких налогов, особенно выкупных платежей за землю.Вместе с тем журнал протестовал против новых эксплуататоров — хищников-предпринимателей, пришедших на смену крепостникам.
Отметили сотрудники журнала и появление рабочего вопроса в России, хотя много внимания ему не уделяли, оставаясь по преимуществу идеологами трудового крестьянства, сторонниками крестьянской революции, общинного социализма. Будучи легальным журналом, «Отечественные записки» поддерживали тех деятелей, которые действовали в подполье, вели мужественную прямую борьбу с самодержавием, особенно в годы второй революционной ситуации конца 70-х годов.
К демократическим изданиям этой поры принадлежит журнал «Дело» и газета «Неделя».
Журнал «Дело» был менее категоричен в вопросах о развитии капитализма в России. Его публицистика признавала прогрессивный характер «свободной промышленности», хотя капиталистическая эксплуатация была не легче феодальной. Журнал уделял больше внимания вопросам науки, молодежи и женской эмансипации, положению рабочего класса.
Газета «Неделя» была прообразом позднейших газетных еженедельников. В 1868 г. она собрала интересный состав сотрудников из людей как радикального (П.Л. Лавров, Е.И. Конради, А.И. Герцен), так и умеренно-либерального лагеря (П.А. Гайдебуров). Под давлением цензуры постепенно состав сотрудников сменился, и с середины 70-х годов газета оказалась среди умеренно-либеральных, либерально-народнических изданий, развивавших культуртрегерскую программу «малых дел».
Бесцензурные периодические издания
Бакунисты уже в 1868 г. за границей организовали журнал «Народное дело». История этого журнала особенно интересна в связи с тем, что после выхода первого номера в редакции наметились разногласия и лидеру анархизма М.А. Бакунину, организовавшему журнал, пришлось его покинуть. Руководство «Народным делом» перешло в руки группы русских эмигрантов во главе с Н. Утиным, учеником и последователем Чернышевского. Группа Утина, ознакомившись с программой и деятельностью I Интернационала, порвала с Бакуниным и продолжила издание «Народного дела» как органа Русской секцииI Интернационала. Утинская группа не перешла на позиции марксизма, но идея международной солидарности трудящихся, борьба с социальным угнетением привлекали их в деятельности Интернационала и их издание сыграло определенную роль в пропаганде на русской почве принципов международной революционной организации. Просуществовало издание до 1870 г.
Бакунисты издавали еще два периодических органа за границей — журнал «Община» и первую революционную газету для народа «Работник».
П. Лавров и его сторонники издавали в 1873—1875 гг. журнал и газету под названием «Вперед!». В этих изданиях защищалась идея подготовительной пропаганды социализма и революции в России силами народнической интеллигенции. Заслуга изданий Лаврова в широкой информации русского читателя о новых формах революционной борьбы в западноевропейских странах, публикации запрещенных в России произведений. Особенно выделяются две статьи Лаврова в газете «Вперед!», посвященные Парижской коммуне. Уделял внимание издатель и развитию социалистического движения в славянских странах.
Группа Ткачева издавала журнал-газету «Набат». Публицистическая деятельность Ткачева обратила на себя внимание Ф. Энгельса, который в работе «Эмигрантская литература» подверг серьезной критике социолого-теоретические и тактические представления этой группы русских народников.
Газета «Начало» была первой революционной газетой, издававшейся на территории страны. Ее преемницей стала газета «Земля и воля». Газета собрала лучшие силы революционного народничества. Здесь сотрудничали С.М. Кравчинский, Н.А. Морозов, молодой Г.В. Плеханов. Плеханов начинал свою революционную деятельность в рядах народничества, но позднее в 80-е годы перешел на позиции марксизма и, создав группу «Освобождение труда», стал первым пропагандистом революционного учения Маркса в России. Газета «Земля и воля» просуществовала недолго. Разногласия в рядах народников по проблемам политической борьбы и тактики индивидуального террора привели к расколу «Земли и воли», и вместо нее были созданы две организации и два издания: «Черный передел» и «Народная воля».
«Народная воля» — газета целенаправленная. Она отличалась тем, что ее основное содержание отражало жизнь и деятельность революционеров-террористов. Факты революционной борьбы подавались с налетом сенсационности. Газета издавалась с 1880 по 1885 г. Всего вышло 12 номеров и несколько «Листков «"Народной воли"». Члены этой организации (А.И. Желябов) издали три номера «Рабочей газеты» с целью привлечения на свою сторону людей из народа.
В это время начинают играть заметную роль такие журналы, как буржуазно-либеральный «Вестник Европы», журналы либерально-народнической ориентации «Русское богатство» и «Русская мысль». Именно они составили наиболее сильный отряд русских ежемесячников. Эти журналы отстаивали реформаторский путь дальнейших преобразований в стране, стремились к смягчению социальных противоречий. Введение конституции было главным политическим идеалом либеральной журналистики.
Все указанные ежемесячники сохраняли традиционный литературный отдел в своем составе и продолжали играть важную роль в развитии русской литературы и критики.
Наиболее крупный из них — «Вестник Европы», возникнув в 1866 г. как преимущественно исторический журнал, издавался М.М. Стасюлевичем — отставным профессором истории Петербургского университета. Профессия редактора-издателя надолго наложила отпечаток на характер журнала. Однако с 1868 г. он стал по своей структуре обычным ежемесячником второй половины XIX в. Первую часть каждого номера занимали беллетристика, статьи и очерки научного характера; вторая часть под названием «Хроника» включала в себя традиционные обозрения внутренней, иностранной жизни, литературную критику, библиографию и разного рода известия.
В журнале принимали участие такие видные писатели, как Тургенев, Гончаров, Салтыков-Щедрин, Островский, А. Толстой и др.
Наряду с «Русской мыслью», «Русским богатством» «Вестник Европы» был одним из популярных среди широких слоев интеллигенции изданием. Тираж его в лучшие годы доходил до 14 тысяч экземпляров.
В пореформенные годы растет газетная печать, но легально могли издаваться газеты только монархические и либерально-буржуазные.
Издания, независимые от цензуры, администрации, как и раньше, продолжали возникать в эмиграции («Свободная Россия» и др.).
Лидирующую роль среди русских консервативных газет по-прежнему играют «Московские ведомости» Каткова, авторитет которого вырос благодаря патриотической позиции в 1863 г. во время польского восстания и во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Катков открыто защищал интересы дворянства, монархии, резко порицал любые проявления свободомыслия, либерализма, осуждал социалистов-нигилистов, бунтующих крестьян и рабочих, требовал от правительства крутых мер.
«Новое время»
Газета не менее преуспевающего журналиста-издателя Суворина «Новое время» также в период войны 1877—1878 гг. заметно увеличила круг своих читателей. Петербургская бюрократия, офицерство, значительная часть интеллигенции стали подписчиками этой газеты.
«Русские ведомости»
Среди умеренно-либеральных газет становится все авторитетнее московская газета «Русские ведомости». Защита интересов крестьян, а затем и рабочих, не выходящая, однако, за рамки государственного законодательства, устойчивые конституционные стремления, хорошая беллетристика создавали ей популярность среди русской интеллигенции (врачи, учителя, земские деятели), помогали постепенно формулировать принципы будущей кадетской партии.
В 80-е годы в газете сотрудничают: Г. Успенский, Михайловский, Короленко, революционный эмигрант П. Лавров, крупнейший русский ученый-демократ К.А. Тимирязев, академик Д.Н. Анучин, прогрессивный музыкальный критик Г.А. Ларош, репортер В.А. Гиляровский и др. Издавалась газета до 1918 г.
«Осколки»
В 80-е годы началась литературная и журналистская деятельность А.П. Чехова. Первоначально Чехов сотрудничал в юмористических еженедельниках Москвы («Стрекоза», «Будильник» и др.), но вскоре был приглашен в юмористический петербургский журнал «Осколки». Наряду с художественными произведениями писатель вел в «Осколках» фельетонное обозрение «Осколки московской жизни», где затрагивал многие злободневные вопросы, в том числе и положение московской печати, вступившей в полосу предпринимательства. В рассказах Чехова 80-х годов ярко (часто по-щедрински) запечатлен убогий тип журналиста-поденщика, приспособленца, утратившего благородные черты работника печати предшествующих десятилетий («Два газетчика», «Корреспондент», «Сон репортера» и др.)

114

Дожили... Теперь наш форум стал шпаргалкой...

115

Прочитав тему, можно так и диплом по заочке получить

116

хех, Февраль, ты ли это воду мутишь?

Анна написал(а):

Прочитав тему, можно так и диплом по заочке получить

Ань, а ты универ свой закончила же?

117

Нет ещё, ещё полгода обучения и полгода диплом!
А ты, Мил?!


Вы здесь » Эта музыка будет вечной... » Не формат » ИнститутЫ